Орелстрой
Свежий номер №28(1232) 17 августа 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Памяти Алексея Магдалинина

19.04.2016

Но так даряще разжаты руки...  Три года назад, 6 апреля 2013-го, ушел из жизни Алексей Алексеевич Магдалинин. Многие орловцы помнят его, заслуженного артиста России, проработавшего более двадцати лет в Орловском драмтеатре. Около 150 ролей сыграл Алексей Алексеевич, но не только любовью к театру жила его творческая натура. Он отдавал себя радио и телевидению, литературе и поэзии (в его багаже четыре сборника стихов и прозы), любил путешествовать. Последним домом для Алексея Алексеевича стал Воронеж, где родилась его верная спутница – жена, актриса, муза – Галина Гончарова, и где продолжает актерскую династию любимая дочь Магдалена Магдалинина, заслуженная артистка Воронежской области, обладательница «Хрустальной розы».

 

Человек- легенда

Андрей Елисеев,  член Союза литераторов России

Впервые увидев его в «Бенгальских огнях» Аверченко, не мог отделаться от мысли, что он и не играет вовсе, а живет на сцене. Прислушаешься – и ощущаешь его дыхание, приглядишься – и замечаешь капельки пота на лице. Непередаваемое ощущение отдачи. Именно ему, Актеру с большой буквы, я посвятил юношеское четверостишие:

Рву душу в клочья... 

Я живу

Чужою жизнью,

не своею.

Чужою кровью леденею,

Чужую душу

в клочья рву.

Алексей Алексеевич стал для меня ожившей легендой, человеком-открытием. Артист, поэт, завсегдатай вечеров, проводимых театрами, музеями, библиотеками. Казалось, он открыт всему миру и в то же время закрыт, может быть, только с очень близкими людьми был откровенен до конца. Редкие встречи, чаще телефонные разговоры, наполненные светом и мудростью, вспоминаю, как глоток чистой воды, отдохновение от жизненной суеты и забот. Да и не я один. Волею судьбы покинув наш город, Алексей Магдалинин остается в памяти его поклонников и зрителей, друзей и коллег, а его голос продолжает звучать в радиоспектаклях, в аудиосказках для юных слушателей, в наших сердцах.

Анна Попова,  поэт, член Союза литераторов России

Светлое

... И кто наставника обретает, а кто опору, беду неся, – но как-то всем тебя не хватает...

Тебя хватает – на всех и вся.

Такая щедрость – никто не в тягость, от стариков до больных галчат. Такая доля – понять пытаясь, любить, излечивать, излучать. Такая мудрая непокорность, упрямый бег, напряженье жил... Конечно, это – суровый кодекс и строгий, выверенный режим.

Но так даряще разжаты руки, так много света в житье-бытье, что время ходит по тонкой струнке... баланс ровняет на острие. Оно послушно таким, двужильным, с той сумасшедшинкой в голове, когда проектов на десять жизней, а сил – от силы! – всего на две... Когда «хочу» совпадает с «надо», когда дела – не подножный хвощ, а горы, солнечные громады, не давят мощью – а дарят мощь... И ты пройдешь – да по кромкам лезвий, босым, как в песне, рождая сказ... И ты небрежно махнешь болезням: «Отстаньте, глупые, не до вас!».

Сильней, размашистей, тверже строчки. Такая жизнь – успевай дышать! И чем длинней она, тем... короче, тем сжатей время, тем гулче шаг. Тем хлебосольнее стол обильный, тем весче повод скрывать недуг, тем ярче память – не затхлый, пыльный, в замшелой дреме, старик-сундук, – она подвижна, светла, ритмична, песнь откровений, открытий, тайн. Она как... сайт, интернет-страничка: «живые» ссылки, друзья онлайн...

Успеть. В восторженное, немое тепло июня в росе-красе... Еще раз, летом, увидеть море, проверить книгу, издать эссе, испить из облачной фляжки горной, черкнуть набросок – холмы и дождь. Никто не думал, что ты с разгону – раскинешь руки – и упадешь...

И льдистой крошкой с небес повеет. Как будто в душу плевок из тьмы.

Никто сначала и не поверит:

а дом? а море? а сайт?..

а мы?!

Ольга Сокова, поэт, художник

Время открытий и чуд

… 6 апреля 2013 года в Воронеже умер мой друг – заслуженный актер Алексей Алексеевич Магдалинин.

Я вышла из дома, забыв сделать кучу важных дел, вдруг ставших под лучами солнца вполне отлагаемыми. И направилась в сторону горпарка. Около «Калитки Магдалинина» – проема в ограде перед асфальтовой дорожкой, удобство открытия которого доказал актер директору парка, – наблюдалось столпотворение. Солидный, усатый пожилач пытался разминуться с детской коляской и женщиной. Все крутились вокруг лужи, решившей соединить руки обрезанных кусков забора.

Парк тоже был полон неслучайностей. Навстречу шел поэт Геннадий Попов, искренне сожалеющий об ушедшем друге.

Весна, природа несла образ Алексея Алексеевича, с какой-то удивительной радостью, повторяя мои воспоминания о наших прогулках. Вот здесь, на 2-й Пушкарной, он рассказал мне смешную историю о празднике улицы, когда его друг, артист, должен был вылезти на «сцену» из-под куста, но его, приняв за пьяного, поймал и отчитал настоящий милиционер. А на улице Панчука мы вместе удивлялись изобретательству странного старика, украсившего свой дом консервными банками. Сейчас дом приобрел обычный вид, родственники фантазера навели порядок. Но лужи креативно улыбались, отражая солнечность моего друга, и ощущалось: все, что было, не ушло, а продолжает жить, твориться в каждом явлении, впитав в себя его образ.

Незаметно я совершила круг по городу и оказалась на берегу речки, напротив ТЭЦ. Однажды весной мой друг нарвал здесь вербных веточек, но потерял очки, купленные в Италии. Мы их потом долго искали, но дорогая вещь, видно, кому-то приглянулась. В последние годы актер часто выезжал за рубеж и на одной из встреч, улыбаясь, сознался, что от этого чувствует себя счастливым. И это несмотря на то, что у него за границей украли портфель с документами! В связи с потерей им собственного тела этот случай и исчезновение очков начали мне казаться символическими. И все же, в то Вербное воскресенье он сфотографировал мужской монастырь, выбрав интересный ракурс, да так, что мне захотелось поскорей выйти с этюдником.

Перепрыгивая через рытвинки, я остановилась около вербы, глядя в застывшую реку. Начал накрапывать дождь. Унылые водяные круги почему-то напомнили мне об одиночестве. Неужели и правда «с концами»? Исчезает человек, и нет его? И никогда он не появится рядом. Может, мой оптимизм, рожденный под солнечными лучами, – фантазия, плод воображения? Стоит ли цепляться за прошлое, мечтать написать книгу об уже прошедших событиях, утешаясь одними воспоминаниями? Не лучше ли побыстрей очистить сознание для новых целей, эмоций, радостей? И все же для чего-то прошлое было!

И вдруг неожиданно для себя обнаруживаю, что дух моего друга рядом и со мной снова происходят чудесные события. «… Сотрите, пожалуйста, нити событий, событий, где пытку придумывал критик, разгадывал плут, где млел от любви паралитик, а время взрывалось открытий мильоном и чуд!» – пела я, имея в виду мое общение с Магдалининым, еще в конце 90-х. Я чувствовала эти свершившиеся и еще несвершенные чуда. Это постоянное ощущение его присутствия в моих делах даже вне нашего общения. Все во мне пропитано им, этой губкой солнечности на всю жизнь, а может, и после нее. И это новое качество не придумка, а чудо изменения. Я, безусловно, другая с этой порцией солнца на лице, с этой творческой легкостью в душе. «Я от Вас становлюсь здоровей, веселее и даже круглей», – писала я, словно мысленно преображаясь в его похожую на шарик фигурку. Падая на подстеленное им сено в трудных ситуациях. Падая и хохоча, ловя жонглером минуты, словно мячики. Хохоча, потому что ничто в жизни не тяжело, когда ты в таком состоянии.

Однажды я закрыла глаза и задала себе вопрос: где находится душа Алексея Алексеевича? Сразу возник образ Пушкина, и я поняла: где хотел мой друг, там и оказался. Общается с поэтами его душа, ведь желания сохраняются там, за пределом жизни, который мы, может быть, ошибочно, считаем пределом.

Из поэтического наследия Алексея Магдалинина

Стихи о травах

Твои волосы пахнут

травою,

так, как пахнет

трава-лебеда...

не пойму, что случилось

со мною,

то ли счастье пришло,

то ль беда?!

Губы пахнут травою-

полынью,

а глаза – васильковый

цвет –

полыхают такою синью,

что в природе синее нет!

Твои руки, как...

повители.

Твое тело – дурман-трава,

и от снежно-цветочной

метели

закружилась моя

голова...

Большая

Медведица

Надо мною Большая

Медведица

семизвездочно светит

во тьме,

не рычит на меня

и не сердится,

машет лапой

приветливо мне.

Запах моря, полыни,

настурции…

он дурманит и бродит

во мне,

то ли это колышется

Турция,

то ли я на эгейской волне.

А Медведица сладко

зевнула,

посмотрела, где детки

лежат,

облизала их и… заснула

в окруженье своих

медвежат.

Судьба

Судьба играет

с каждым человеком,

а человек играет

на трубе…

Опасно я играл

с прошедшим веком,

он отыгрался

на моей судьбе.

Но я живу, а значит,

существую,

перевернул еще одну

главу,

и никого я к жизни

не ревную,

я существую – значит,

я живу. 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям