Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Осадок дня

04.10.2014

22 сентября. Вчера в Москве прошел Марш мира, организованный политической оппозицией. Неравнодушные люди с неоднородными намерениями прошли по столице нашей родины, чтобы выразить протест против гражданской войны в сопредельном государстве. Странно, что акция проведена в дни перемирия; когда киевские войска разбивали донбасские города и разоряли луганские веси, никто из наших пацифистов украинских карателей не укорял. Странно вдвойне, что вектор укоризны был направлен в сторону Кремля, хотя логово войны, как ни передергивай факты, все-таки на Крещатике. Странно втройне, что за кровавый беспредел в украинских делах виноватым назначается российский президент, хотя к единственному выходу из конфликта целенаправленно ведет миротворческая инициатива Путина.

 

На канале РОССИЯ в ток-шоу Владимира Соловьева проведена публичная дискуссия, в которой приняли участие как сторонники, так и противники правительственного курса. Преобладали в прениях парламентарий Жириновский и пассионарий Проханов, с утрированной яростью юродивых обличавшие либералов как предателей родины. Против них неотступно стояли непотопляемый политик Рыжков и отставной советник Станкевич, с мрачной решимостью мучеников осуждавшие патриотов как клевретов режима. Смотреть было неприятно, слушать неинтересно. Все, что было сказано, было сказано уже много раз; все эти словесные излияния не имели никакого эмпирического значения, – разве что промывали массовое сознание, в котором и так уже осталось мало общего смысла.

23 сентября. Как много в мире странного! Поводы удивиться порой просто под ногами валяются. Иногда в буквальном смысле…

Вот иду я по городу и вижу: на газоне лежит некто. Лежит с открытыми глазами – как бы в прострации. Подхожу, спрашиваю: – Вам плохо? Вызвать скорую? Молчит и смотрит мимо. Стою в сомнении. Пригляделся – и удивился. На одной ноге у моего визави мокасин, а на другой лишь носок. Зато рядышком, под его разутой ногой, пара черных новеньких полуботинок. Как будто человек попал в это место из какого-то другого, где спокойно переобувался, но завершить процесс не успел потому, что был выброшен из своих обстоятельств. Пока я недоумевал, человеку надоело мое внимание. Не поворачивая головы, он внятно и внушительно сказал: – Пошли Вы на … Сказав так, он вывел меня из эпистемологической неуверенности. Нечасто по жизни меня посылали… скажем: прочь – а вот так интеллигентно и деликатно вообще никогда. Я понял, что оный носитель скорбного разума переживает свою потерянность в мире как экзистенциальную проблему, и я мешаю его философской рефлексии. Мне ничего не оставалось, как извиниться за неуместное вмешательство и пойти прочь.

Из этого несуразного происшествия, по дурной привычке все осмысливать, я постарался вывести мораль. Введение церемонного «вы» в матерную лексему стало неким концептуальным актом, в ситуации несостоявшегося контакта братьев по разуму наделившим наше взаимное отчуждение гуманистическим значением. Главное – интонация! Как утверждал филолог Михаил Бахтин, в интонации слово непосредственно соприкасается с жизнью. *) Ну а на житейском уровне… все-таки культура общения понемногу поднимается! Несмотря на дурные примеры, которые подают нам публичные политики.

И все-таки – почему при таинственном незнакомце было полторы пары обуви? Эта загадка занозой засела в память и до самого вечера занимала мой праздный разум. Так не бывает… А вечером, как бы в погашение умственного беспокойства, в одной хорошей книге очень кстати обнаружил следующий афоризм житейской мудрости: Невозможно ко всему относиться осознанно и все запоминать, потому что иначе ум так переполнится бесполезными деталями, что мы просто не сможем мыслить. **) И я внял, и выбросил чушь из головы.

24 сентября. Этот день отмечен в хронике текущих событий злым делом, для нашего города редкостным. В центре Орла, в непосредственной близости от Дворянского гнезда, на выезде из своего особняка был убит в собственной машине Владимир Соболев, один из самых влиятельных деловых людей нашего региона. Как установило предварительное расследование, убит одним выстрелом из пистолета ТТ.

Я знал его. Не скажу, что хорошо, но давно и коротко. Знакомство началось в Болхове, где мы оба в оные годы входили в жизнь. Наши интересы не совпадали, но пересекались. А потом наши пути разошлись. Но время от времени мы ненароком встречались. Разговаривали запросто; хотя он высоко поднялся в социальном плане, барином не стал. Я не искал в нем своей пользы. Но однажды, на художественной выставке, Володя сам поинтересовался моими делами, и я подосадовал, что за неимением средств зависла моя новая книга. – Сколько надо? Я опешил. Назвал примерную цифру. Вопрос был решен в два дня.

Что надо подчеркнуть особо, Соболев дал на издание собственные деньги. Дал без всяких условий или обременений. Сказал, что читает все, что я пишу, и потому рад случаю поддержать русскую литературу. И грустно добавил: – На какую только ерунду не приходилось давать деньги… положение обязывает; тут хоть уверен, что на хорошее дело. На авантитуле книги «Музыка во льду» я выразил свою искреннюю признательность: Эта книга тем, что она есть, много обязана Владимиру Соболеву, гражданину и меценату, – его сердечной заботе о процветании Орла и дружескому участию в судьбе автора.

Насколько известно, он помогал много и многим. Особенно щедро выделял средства на нужды своей малой родины. Думаю, что в болховских храмах в должные дни отслужат молебны об убиенном болярине Владимире. Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть, и вижду во гробех лежащую, по образу божию созданную нашу красоту, безобразну и бесславну, не имущу вида…***)

Он жил по большому счету. Ничего не зная о подводных течениях в темных глубинах его насыщенной жизни, я уверен в одном: он выбрал судьбу в параметрах времени и выстроил карьеру в понятиях среды. Судить о том, насколько он был свободен в выборе возможностей, я не берусь. Я жил иначе – беднее, но вольнее; однажды он сказал, что такой жизни можно даже позавидовать. Иногда мне казалось, что ему хотелось как-то откупиться от опасного счастья быть сильным мира сего. В последние годы он отходил от дел. Когда мы встречались, чаще всего случайным образом, больше говорили о бывшем, чем о будущем. Как будто он предчувствовал, что будущего у него немного. Он перенес две операции на сердце. Ему хотелось бы отрешиться от прежних обстоятельств и освободиться от всех обязательств, – да бизнес по-русски так просто никого не отпускает. И вообще… наша жизнь такова, что надежды в ней намного меньше, чем тревоги.

Последний раз мы с ним общались полгода тому назад, – на ходу, на улице. Все собирался подарить ему свою последнюю книжку (как и все предыдущие), да случая не было. Думал, еще успею. Не успел.

25 сентября. Вот еще новость главного калибра: официально объявлено о назначении Владимира Круглого, известного детского врача и общественного деятеля, сенатором – представителем исполнительной власти Орловской области в Совете Федерации. Реакция общественности на это известие неоднозначная…

Вопрос в том, что важнее для нас, что нужнее в нашей жизни – хороший врач или честный политик? Выбор порядочного человека не обсуждается; здесь законную силу имеет презумпция доверия: раз так решил, значит, так надо.

И все же… старый вопрос, в русской жизни ясного ответа так и не имеющий: что делать порядочному человеку, когда в государстве разброд и в обществе шатание, – участвовать во власти, с риском для своей нравственности, или держаться в стороне от реальной политики, чтобы избежать моральной ответственности?

Надо сказать, что если врачи берутся не за свое дело, то делают его лучше многих. Вспомним хотя бы, сколько писателей вышло из докторов: Антон Чехов, Михаил Булгаков, Василий Аксенов et cetera… Даже в таком сомнительном занятии, как политическая деятельность, где многие приличные люди, дорвавшись до власти, пускаются во все тяжкие, политики из медиков правят дела с похвальной осмотрительностью. Видимо, в мотивации их поступков как аварийный тормоз срабатывает главный врачебный принцип: не навреди! Наглядный пример Леонида Рошаля, известного врача, ставшего влиятельным политиком, представляет реальную возможность совмещать личное достоинство и общественное значение. Опять же, в местном масштабе: наш нынешний мэр Сергей Ступин тоже из врачей…

Однако, рассуждая беспристрастно, можно привести множество примеров, когда из хороших врачей получаются скверные бюрократы. Довольно вспомнить, что министры здравоохранения, столь мало уважаемые, тоже давали некогда клятву Гиппократа…

26 сентября. И все же я убежден, что на ответственные посты на всех уровнях нужно выдвигать людей доброй воли – в надежде на то, что рано или поздно, согласно закону диалектики, количество порядочных людей в правящей элите перейдет в качество режима власти. Только так можно вылечить систему от заразы злоупотреблений. Если, конечно, вирус коррупции еще не выработал устойчивости ко всем лекарственным средствам.

27 сентября. Чтобы наш человек на своем месте занялся положенными делами, его нужно настоятельно попросить. Мало кто находит непосредственное удовлетворение в самой работе. Даже художнику просто так творить скучно, – чтобы он чувствовал себя хорошо, надо, чтобы его поддерживали и поощряли. А уж чиновнику, чья работа банальна донельзя, нужен особый стимул. Как говорит моя сестра, склонная к сарказмам, ёж – птица гордая: пока не пнешь, не полетит…

Давно пора бы уже как-то унять нашего человека во власти. Урезонить, усовестить. А ежели не поймет аргументов рассудка и не примет постулатов морали, пнуть как следует. Вопрос лишь в том, как к нему подобраться. У него ж все кругом схвачено…

28 сентября. Критический разум по вектору категорического императива ищет выход из внутреннего мрака… Но компаса, однозначно указывающего в сфере сознания на полюс добра, к несчастью нашему, нет.

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям