Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Осадок дня

20.06.2014

9 июня. Если бы этот текст выстраивался не в формате литературного жанра (эссе), а в форме непосредственного обращения к публике (речи), его бы надо было начать с общепринятого обращения –

Уважаемые граждане!

Сказал – и запнулся. Что-то уже не так. В самом начале оратории при всей искренности авторских намерений слышится фальшивая нота…

Дело не в банальности выражения. Лукавство, если подойти к делу аналитически, прячется не в слове как таковом, а в контексте слова. Согласно современным представлениям о строении языка, слово как знак имеет двойную природу: план выражения (смысл) и план содержания (денотат). То, что мы имеем в виду (образ вещи) и то, что есть на самом деле (суть вещи). Умозрительное и эмпирическое в процессе коммуникации не всегда совпадают по существу понятия, и через это расхождение в мир вкрадывается ложь.

Что означает слово уважение? Словарь Даля производит это понятие от глагола уважать: уважение есть отношение, возникающее как результат целенаправленной социально-психологической деятельности. Иначе говоря, уважение можно определить как внутреннее признание высокого достоинства предмета нашего внимания.

Что я добавил бы от себя, – уважение суть отношение хорошего к лучшему. Только тот, кто имеет собственное достоинство, может отдать должное достоинствам другого. А у кого нет чести, тот никого и ничего не чтит. Условием гражданского общества является взаимоуважение всех людей доброй воли. А этот продукт у нас в дефиците. Власть (в общем и целом) не уважает народ. Народ (вообще и в частности) не уважает начальство. Люди (оптом и в розницу) не уважают друг друга.

Согласно вековой традиции пьянства, смысловым центром всякого приличного запоя является сакраментальный вопрос: ты меня уважаешь? Это момент истины. После него – кульминация: кризис или катарсис… Боже мой! Сколько ж надо спирта, чтобы горемычный человек мог растворить камень на сердце – окаменевший осадок былых обид.

10 июня. Тема уничижения человека системой, воспаленный нерв российской действительности, красной нитью проходит через суровую прозу нашей жизни. Русская литература, согласно известному образному определению, вышла в мир из-под полы «Шинели» Гоголя. В этой традиции с тех пор и доныне обретаются маленькие люди – персонажи большой литературы: униженные и оскорбленные Достоевского, уважаемые граждане Зощенко, бедолаги Шаламова и стиляги Аксенова, интеллигенты Трифонова и диссиденты Довлатова, чудики Шукшина и алкаши Ерофеева. И всякие прочие.

Не мы такие – жизнь такая… Неуважение к личности человека утверждает ничтожество его существования. Государственная машина настроена на расширенное воспроизводство объективной действительности; до субъекта истории ей дела нет. Не дай бог неопытному человеку попасть в жернова делопроизводства! Казенные отписки чиновников исполнены такого холодного безразличия, как будто написаны на мертвой бумаге рыбьей кровью:

Уважаемый  имярек!

В ответ на Ваше обращение

вот Вам шиш.

Примите и прочее…

С уважением – начальник.

Стандартная форма делового письма при неблагоприятных обстоятельствах дела выглядит изощренным издевательством над обезличенным адресатом.

11июня. Словарь Фасмера уверяет, что слово уважать заимствовано нами из польского языка; польский глагол uwazac (соображать, наблюдать) восходит к немецкому Wage (весы) – уважение определяется весомостью репутации. У нас же вес человека определяется не достоинством, а местом в системе. Местничество, врожденный порок Московского царства, в видоизмененных формах продолжает существовать в нашем государстве вплоть до наших дней. Слишком долго наши предки писались холопами царя или были винтиками государственной машины, чтобы в житейском плане отделить почтение от чинопочитания. В то время как обостренное чувство личного достоинства стало основой польского гонора. По-польски honor – честь, а по-русски гонор – заносчивость. Почувствуйте разницу.

Западная граница всегда была для русского духа горизонтом соблазна. Европейское влияние на российское общество способствовало модернизации системы власти и стимулировало процесс приватизации сословной чести. Уважение становилось критерием репутации. Однако и тут не все пошло гладко. Освоившись в языке, слово пошло по окольной дорожке, по пути выворачивая смысл. Уважить – значит, дать кому-либо то, что ему не положено, но если не дать, он может обидеться, а тогда и от него уважения в просьбе ждать не придется.

В последнее время в словаре сленга завелось еще одно уродливое словцо: уважуха – грубая пародия старинного решпекта; утвердившееся в своих правах плебейство предъявляет претензии на респектабельность.

Собственно говоря, все, что мы ни делаем по жизни с большим или меньшим успехом, в той или иной степени направлено к тому, чтобы получить подтверждение своего достоинства. Основной социальный инстинкт – иметь значение. Общественное мнение есть своего рода открытое собрание, наделяющее личность особым значением в виде социального статуса. Когда механизм социализации испорчен, он начинает перерабатывать наш духовный потенциал в психологические отходы.

12 июня. День России. Главный государственный праздник, пока еще не получивший общего признания в силу его неясного происхождения и неизвестного назначения. Идейное содержание праздника – попытка синтеза государственности и народности. Попытка не слишком успешная. Гражданское чувство, основанное на соглашении с действительностью, не отвечает высоким идеалам великодержавности; наличного энтузиазма едва-едва хватает на поддержание существующего порядка. Хотелось бы большего. По сути великого и по духу родного…

В этот день тысячи орловцев собрались у памятника Ермолову, чтобы нестройной колонной пройти по Ленинской улице в городской парк, где официальное торжество плавно перешло в праздничное гуляние. Наверное, многих из тех, кто шел под праздничными знаменами, представляя свои учреждения и организации, хорошо попросили. Как не прийти, если руководство просит? Зачем пришли остальные, никем не организованные (как мы с женой), объяснить трудно. Но понять легко. Как в доброе старое время – людей посмотреть и себя показать. Чтобы побыть народом. Народ это не люди вкупе, а люди вместе. Ей-богу, среди разных поводов к людным сборищам это едва ли не самый лучший.

13 июня. Одна из самых важных проблем гражданского общества – проблема публичных авторитетов. Между системой власти и массой народа должны быть медиаторы – посредники, чья функция заключается в том, чтобы проверять содержание времени на соответствие критериям разума и велениям совести.

И тут возникает сакраментальный вопрос: а судьи кто? Кому общество доверяет свои сомнения? Тем из независимых экспертов, кто может прояснить намерения государства и проявить настроения общества. Необходимые и достаточные условия авторитетности – мудрость и праведность.

14 июня. Примером непререкаемого авторитета в истории является еврейский философ раби Моше бен Маймон, называемый также Рамбам (1135–1204), автор трактата «Наставник заблудших». Согласно преданиям, его вердикт решал все спорные вопросы бытия; к примеру: Раньше были бесы, но как постановил Рамбам, что нет бесов, Небеса согласились с ним, и бесы сгинули. *)

Кто бы так же решительно разобрался с бесами, которыми одержимо наше время…

15 июня. Трудно поправить плохую репутацию, но еще труднее оправдать хорошую. Кредит доверия, которым пользуется известный человек, может втянуть его в рискованную игру: играя на повышение, он вкладывает свой авторитет в общественную деятельность… и становится банкротом. Как он поймет задним числом (если вообще сумеет понять), чтобы выиграть в общественном мнении, нужно быть не умным, а ушлым – то есть растекаться мыслью по руслу молвы…

Чтобы получить общее признание и при этом сохранить особое положение, философы начинают лукавить, то есть становятся софистами. В поисках компромисса они разбавляют истину ложью, – но отрава вранья умертвляет в словах смысл. Как корыстные фармацевты поставляют плацебо (вместо лекарства – вещество без свойств), так ложные авторитеты культивируют риторику (словоблудие под видом свободомыслия). Уверовав в свое назначение, ангажированный авторитет начинает выражать дух эпохи. В лучшем случае у него ничего не получается. А в худшем он возрождает в общественном сознании утраченные иллюзии. Сколько раз мы сбивалась с пути, полагаясь на слепых поводырей…

Питер Браун, британский историк, в своем исследовании выявил ироническое отношение античного общества к публичным авторитетам: Будучи глашатаем культуры, философ занимал парадоксальную позицию, играя одновременно роль публичного шута и светского святого. Философы соперничали меж собой и спорили друг с другом, лицемерно маскируя свои амбиции и запросы грубой одеждой и косматыми бородами, тем самым не вызывая у большинства людей ничего, кроме насмешек и презрения. **) Так при раскопках общественной уборной археологи обнаружили фреску, на которой были изображены философы, наставляющие посетителей нужника, как надо справлять нужду. (Порой кажется, что наша Государственная Дума, мелочно и методично регламентирующая нормы жизни, озабоченная сексуальными проблемами, искореняющая курение и сквернословие, сплошь состоит из нравственных философов и наставников заблудших).

Кто из праведных и мудрых идет в собрание нечестивых, во благовремении что-то утрачивает – или праведность, или мудрость. А кто упорствует, полагая смысл жизни в утверждении истины, непременно что-либо теряет – или свой смысл, или свою жизнь. Примеров тому в истории тьма. Карин Ларссон, шведская школьница, в своем сочинении коротко и ясно выразила смертельный риск, которому подвержены публичные авторитеты: Сократ был греческий философ. Он ходил среди людей и давал им добрые советы. За это они его отравили. ***) Лучшего анализа взаимоотношения мудрости и действительности я не знаю.

*) Цитирую по книге: Мартин Бубер «Хасидские истории».

**) Цитирую по книге: «История частной жизни: том 1».

***) Цитирую по памяти; источник цитаты, к сожалению, забылся.

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям