Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Осадок дня

21.02.2014

10 февраля. Вот новый день. Вот чистый лист. Вот еще не определившаяся в себе смутная мысль, стремящаяся выразиться ясной фразой – выявиться из окружающего ее семиотического сомнения…

Самое трудное в работе литератора – обнаружить и обусловить общее между тем, что делается в мире, и тем, что творится в душе. Иначе говоря, найти консенсус публичного и частного. Чтобы, выражая мысли и выбирая слова, удержаться в пределах литературы – и не впасть ни в проповедь, ни в исповедь. Главное, согласовать в себе вольномыслие и благоразумие –

чтоб говорить Бог ведает о чем,

чтоб речь, как пыль, пронзенная

лучом,

крутилась мелко, путано, едва…

но значила – прозрачность

вещества… *)

Что за вещество имеет в виду Ольга Седакова? Мне кажется, лучше всего сюда подошло бы загадочное определение Андрея Платонова: вещество существования. Но объяснить, что это такое, я не берусь.

Однако в дневнике нельзя обойтись без конкретики. Не конъюнктурной, конечно же, но актуальной. Представляю, как придирчивый читатель этих своемерных заметок выражает претензии к комментатору календаря: как же так?! главное событие этих дней – зимняя олимпиада sochi 2014. И все внимание мировой общественности сосредоточено на всемирном спортивном форуме – а самозваный обозреватель современности об этом даже не упоминает…

Ну вот, упомянул.

11 февраля. Всемирный день больного (World Day of the Sick). По инициативе римского понтифика Иоанна Павла II, сильного духом и слабого телом, в нашем календаре один день отведен для общей поддержки всех немощных и недужных. Для действенного сочувствия тем, кто утоляет жажду жизни из чаши страдания и скорби. Если не можешь возлюбить ближнего своего, так хотя бы пожалей его как самого себя. Ибо мало кого минует чаша сия…

У всех озабоченных болезнью появляется в лице некое общее выражение – то ли высокой тоски, то ли глубокой обиды. Перед кабинетом врача люди выглядят как загнанные животные. **) Бинарная оппозиция здоровье/болезнь – одна из самых главных в жизни. Больные это знают, а здоровым еще предстоит узнать. Всем придется в свое время пройти какой-то этап жизненного пути долиною смертной тени ***), – кроме тех немногих, коим выпадет участь внезапной смерти… завидная? незавидная? тут философы расходятся во мнениях. Во всяком случае, трагические герои – избранники судьбы. Прочие же утрачивают жизнь постепенно, перемежая страдания надеждами. Больным людям временное улучшение заменяет здоровье. ****) Задача здравоохранения – продлить временное улучшение на максимально возможный срок: на всю оставшуюся жизнь.

12 февраля. На орловской сцене экспериментальная премьера – камерный спектакль «Костюмер» по пьесе британского драматурга Рональда Харвуда. Главный режиссер театра «Свободное пространство» Александр Михайлов поставил спектакль с избранными артистами Орловского драматического академического театра. Две театральные традиции сошлись в поисках общего смысла. Кажется, в биологии нечто похожее называется перекрестное опыление. Дело в том, что в результате скрещивания наследственных линий возрастает вероятность возникновения новых свойств, способствующих утверждению данного вида. Надо полагать, и в культурологии есть явления такого рода.

Основные традиции театра можно условно обозначить так: школа переживания и школа представления. Это старый спор: что составляет суть искусства – что выражено или как выражено? Что первично – яйцо или курица? Ясно, что одно без другого не бывает, а все же… в зависимости от того, какая установка становится доминантой, критики делят художников на реалистов и формалистов. Сами художники, впрочем, судят друг друга по внутренним критериям.

Что видится в этом конкретном случае? В схеме постановки просматривается хорошо проработанный академический рисунок. Что для Михайлова как художника не вполне характерно; на этой сцене привычнее видеть вольную стилистику – с элементами контраста и гротеска, с растушевкой жестких контуров драматургии.

Экспериментальная сторона постановки – топографическая трансформация сценического пространства; ракурс восприятия, если воспользоваться языком живописи, – обратная перспектива. Изощренная режиссура Александра Михайлова и эксцентричная сценография Владимира Королева расширяют привычные пределы театральности: зрители размещены на сцене, и таким образом они как бы принимают непосредственное участие в событии спектакля; публика – массовка, на которую возложена сверхзадача поддержания закулисной атмосферы. Особый эффект возникает при перемене уровней условности: в сквозное действие инкрустированы фрагменты внутреннего виртуального спектакля «Король Лир»; степень театральности удваивается.

Сюжетом пьесы и стержнем спектакля является последняя игра старого актера, чья жизнь и смерть театральны донельзя. Эта пьеса выбрана режиссером для народного артиста Петра Воробьева – и роль настолько ему впору, что кажется написанной под него. Если манера игры труппы сравнима с графикой, то роль Петра Воробьева исполнена как скульптура – плотно, весомо и объемно. – Ты, Петр, камень, – сказал Михайлов на первой репетиции (или, что вероятнее, подумал так)… и на этом краеугольном камне построил весь спектакль. Хорошо, что в сценографии спектакля все основные мизансцены были поставлены в шаговой доступности от публики; то есть, говоря языком кино, даны крупным планом. Лицо Петра Воробьева само по себе как сцена. Игра его выражений представляет суть всего действия. (Один из старинных синонимов профессии актера – лицедеи; про хорошего артиста говорят на сленге: работает лицом, про плохого – хлопочет мордой).

Жанр пьесы обозначен как драма о театре. Наверное, хорошо бы всей нашей театральной публике пройти через этот спектакль – чтобы увидеть искусство с изнанки, из-за кулис (буквально и фигурально). Чтобы увидеть, как создаются иллюзии.

Театральная работа – сизифов труд. Медленно и трудно, преодолевая инерцию ожидания, труппа поднимает представление на высоту мастерства и на вершину искусства. И вот – катарсис: момент истины! остановись, мгновенье… нет, невозможно: благодарность зрителей обрушивается лавиной аплодисментов, разрушающей цельность конечного впечатления. Все встают. Finita la commedia. Актеры выходят на прощальный поклон. Завтра им снова катить камень в гору…

Значит ли это, что то, что было, было напрасно? Ни в коем случае. Одного восхождения к вершине достаточно, чтобы наполнить до краев сердце человека; надо представлять себе Сизифа счастливым. *****) И впрямь: трудно представить себе Сизифа на пенсии. Люди искусства до последнего держатся за свое дело… Разве что только от власти люди отказываются так же неохотно.

P.S. Возможно, моя интерпретация спектакля слишком вольна (чтобы не сказать: произвольна), – но, как говорил Пикассо обескураженным персонам, имевшим неосторожность позировать для портрета: – Я так вижу.

13 февраля. В интервью Первому областному каналу ТВ Александр Михайлов деликатно уклонился от предложенного ему героического имиджа – харизматического Карабаса-Барабаса, принуждающего артистов жить на сцене и умирать в роли. С характерной иронической улыбкой режиссер упростил насущную культурную ситуацию; не надо пафоса: театр – это работа. Творческая, да; но разве любая профессия не требует в своей мере избирательного сродства, упорства и мастерства? 

Конечно, о целесообразности той или иной постановки можно спорить. Это нормально. Главное, театр как инструмент культуры находится в рабочем состоянии. Смерть театра – рутина. А пока о театре спорят, это живой театр.

Пока еще живой… Наша реальная проблема в том, что два главных театральных здания города практически одновременно ставятся на капитальный ремонт. Две труппы должны искать пристанища. Прямо хоть объявления по городу развешивай: служители Мельпомены снимут помещение для храма искусств; сакральность гарантируется. Как так вышло – Аполлон его знает…

14 февраля. Валентинов день. День, когда завет возлюбить ближнего своего осуществляется в наглядном виде и в явочном порядке. Такое вот европейское поветрие. И мы примеряемся к модному тренду. Получается не очень. В откровенной демонстрации красивой страсти видится фарисейство наоборот. Сладкие парочки, милующиеся напоказ, при трезвом взоре вызывают приторное чувство. Сентиментальность – чувствительность, пропитанная пошлостью.

Что хорошо, в этот же день в ту же тему в Музее изобразительных искусств открылась дерзкая экспозиция: «Пабло Пикассо: Искушение». Это искусство не для всех… на афише стоит индекс 18+. Представлена сотня листов из самого масштабного и самого откровенного графического цикла Suite 347. Так что не откладывайте: берите паспорт – и в музей. Не сомневайтесь, такой изощренной эротики вы еще не видели… и, бог даст, не увидите.

15 февраля. Старый провокатор Пабло Пикассо проделывает с порнографией такую забавную штуку: в жанре запрещенного зрелища художник заменяет гламур гротеском. Выходя из колдовского полумрака на свет божий, голая правда выглядит… смешной. Замороченные донельзя дети подземелья, смеясь над собой, мы избавляемся от застарелых комплексов. Развращают воображение прелестные картинки, а эротические карикатуры трезвят разум, развеивая чары греха. Так что сексуально озабоченных просят не беспокоиться.

16 февраля. Музей изобразительных искусств умеет и любит удивлять. Директор музея Светлана Четверикова, успешный менеджер и искушенный искусствовед, из тех немногих наших деятелей культуры, кто продуманно и последовательно проводит в региональном культурном пространстве свою стратегическую линию. Каждая акция становится событием столь же неожиданным, сколь и нужным. Как и это явление народу самого авторитетного из пророков модернизма. Теперь любой орловский обыватель, не чуждый любопытства, получает возможность при случае запросто срезать какого-либо европейского сноба: – Видали мы ваше пикассо…

*) Ольга Седакова «Пятые стансы».

**) Альбер Камю «Записные книжки».

***) Псалтирь: 22; 4.

****) Луций Анней Сенека «Письма к Луцилию»: XXIX.

*****) Альбер Камю «Миф о Сизифе». 

 Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям