Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Осадок дня

08.11.2013

28 октября. Изо дня в день, из года в год пытаешься свести свои представления о сущем в какое-то подобие картины мира. Получается не очень. Или нравственная интуиция отвергает коррупционные схемы житейского опыта, или же грубые факты, словно варвары, вторгаются в обустроенные пределы разума и осаждают крепость духа… Кто не следует бездумно общим заблуждениям, а строит свое мировоззрение путем субъективной апперцепции объективной реальности, тот должен отдавать себе отчет, как мало он может быть уверен в прочности мира, который сотворен им в себе почти что из ничего. Трудно быть богом…

 

Согласно теореме Гёделя о неполноте, если применять ее расширительно, – во всякой теоретической системе есть положения, которые нельзя ни доказать, ни опровергнуть; рано или поздно линейная логика последовательных рассуждений упирается в непроходимый парадокс. Преодолеть его можно только актом веры. Однако все, что открывается в религиозном экстазе, не поддается рациональному объяснению. Истина не угадывается. Вера не верифицируется.

Исходя из этих предпосылок, я привожу рассуждение к нелицеприятному выводу: здравый смысл подсознательно избегает соблазна правды. Вспоминается высказывание Александра Зиновьева, самого несогласного из последних русских мыслителей. Понимание есть тяжелый груз, с которым не так-то легко идти по жизни. Понимание вносит в жизнь чувство тревоги, беспокойство. Оно ко многому обязывает. Непонимание же избавляет человека от обременительного чувства ответственности и от чувства сопричастности к происходящему. Оно дает человеку своего рода алиби. *)

На этом можно бы остановиться. Чтобы сохранить в целости свои убеждения (и тем более – предубеждения), не нужно вступать в прения. Как говорил Бернард Шоу, – Никогда не спорьте; стойте на своем – и точка! Если не принимать возражений, то нет нужды аргументировать. В любом прении нет более выигрышной позиции, чем презумпция превосходства. И нет более безнадежной ситуации, чем правота априори. Как сказал Бертран Рассел, – Постулирование настолько же выгоднее доказательства, насколько воровство выгоднее честного труда. Большая часть того, что представляется нам в качестве суждений, на проверку оказывается произвольно постулированными мнениями. Чтобы не уподобиться партийным агитаторам и публичным авторитетам, чтобы не выглядеть завербованным схоластом или вольнонаемным прохвостом, свои выводы из жизни я стараюсь сводить не к аксиомам, а к афоризмам. То есть не к тезисам, а к фразам: законченным предложениям, претендующим на логическую стройность и художественную выразительность, но не имеющим семантического статуса перформативных утверждений. А поскольку собрать свои понятия в систему мне самому не удается, – тем менее я могу надеяться на единомыслие даже самых расположенных читателей. Всякое мышление независимо по определению.

Эти размышления конденсировались из смутной досады после разговора с давним и близким другом, подвергшим критике некоторые утверждения, высказанные мной в виде своемерных заметок на полях календаря… Конденсировались как инверсионный след доводов, пролетевших мимо цели. Очень хочется быть понятым. Но в этот раз, как и во многих других случаях, мне не удалось доказать свои положения, а ему опровергнуть их. Не знаю, кого я больше подозреваю в непредумышленной предвзятости – его или себя. Во всяком случае, я признателен ему за то, что наш спор взрыхлил почву для сомнений. Мне кажется, что для любого, кто занят в сфере умственного труда, эпистемологическая неуверенность – необходимое условие работы. Когда я ни в чем не сомневаюсь, я начинаю сомневаться в себе – уж не дурак ли я?

29 октября

Стоит лишь раз усомниться в общем порядке вещей – и вернуться в райское состояние неомраченной доверчивости уже невозможно. Реальность, оказавшаяся на подозрении, утрачивает благонадежность. Все может обернуться ничем. Скептик живет с потаенным опасением, что все его жизненные сбережения могут оказаться вложены в сомнительное дело.

С древних времен в наивной метафизике держится мнение, что жизнь есть сон. Все ли так, как нам кажется? Было ли то, что прошло, именно так, как помнится? Между истиной и ложью есть пограничная зона: зона гносеологических сомнений и онтологических иллюзий. Сумерки сознания… виртуальное пространство сновидений, где наше эго блуждает в умозрительном лабиринте без путеводной нити логики.

Каким образом соотносится то, что видится во сне, с тем, что мнится наяву? У кого не бывало чувства, что тело, в котором просыпается сознание, нарастающей тяжестью своей материальности тащит душу из лучшего мира в худший, – а душа противиться не может, но и покориться не хочет. Однако ничего не поделаешь: куда ночь, туда и сон…

В попытке рассказать сновидение его истинное значение исчезает, ускользая незримой сутью сквозь сито языка, и остается только пустая схема, подобная контурной карте сказочной страны, о которой нигде нет надежных сведений. Зато есть интуитивное чувство, что по ту сторону тьмы есть нечто… Эрнст Юнгер в своих тысячестраничных дневниках фиксирует собственный сновидческий опыт: Существуют совершенно неизвестные области сновидений, глубинные бездны, в которые не попадает ни единый луч света. И подобно тому, как случайно попавшие в сети создания ведут себя по отношению к воздуху и солнцу, так в единый миг изменяется плазма глубокого сна относительно сознания. В ее пряже остается лишь несколько ворсинок. **) Разве можно что-либо заключить по столь сомнительным основаниям?

30 октября

Осенние сны неверны и неясны; они настояны на опавших листьях и увядших надеждах, в них горечь отречения и хмель меланхолии… словно разочарованный странник в ретроспективе жизни ищет потерянное время, проходя вспять полутемные анфилады минувших лет, – но все напрасно; все, что составляет фонды музея памяти, не более чем чучела воспоминаний, изъеденные молью забвения…

31 октября

День памяти жертв политических репрессий в России. День, значение которого в нашей общественной жизни несоразмерно мало относительно его содержания. Понятно, почему. Все, что в нашем прошлом не к вящей славе державной, лучше лишний раз не ворошить. Кто старое помянет, тому глаз вон…

Пока не захоронен последний солдат, война не окончена. Пока не оправданы все жертвы, репрессии не завершены. А до этого еще ох как далеко… дальше, чем нам казалось двадцать лет тому назад; новые идеологи, нацеленные на приведение отечественной истории в божеский вид,  в первую очередь заняты оправданием палачей. Эх, историки, хвостом вас по голове…***) Глаза бы не глядели…

Кстати, о глазах; пословица, приведенная выше, обыкновенно вспоминается лишь наполовину, а весь смысл ее в конце: …а кто былое забудет, обоих глаз лишится.

1 ноября

Когда я вижу, как защитники Сталина, готовясь к пересмотру приговора истории, оттачивают риторические топоры, мне кажется, что прошлое не прошло…

2 ноября

Разуверившись в политической состоятельности русского либерализма, я остаюсь либералом. То есть убежденным сторонником той идеи, что ни одна идея не может быть основанием для преследования идеалистов, имеющих другие убеждения.

Либерализм как идейное течение существует постольку, поскольку не канонизируется как идеология. Все попытки превратить либерализм в учение кончаются спорами о символе вере и торжеством ересей. Дать определение либерализма, устраивающее всех, затруднительно; менее всего способны на это сами либералы. Ибо либерализм как мировозрение есть перманентная ревизия мировоззрения.

Квинтэссенция свободного суждения не пафос, а скепсис. Показателен казус Фукуямы: когда либеральный философ объявил о конце истории по версии либерализма, первыми его подняли на смех именно либералы. Свобода мысли есть свобода ее критики. Либерализм вбирает в себя все, что допускает возможность своего опровержения.

Два либерала в чем-либо обязательно не согласны меж собой, и могут сговориться только против третьего, требующего их согласия. Потому либералы проигрывают, а либерализм побеждает.

3 ноября

Время от времени с виноватым чувством вспоминаю, что по статусу писателя мне вроде как положено не только рассуждать умное, но и создавать художественное. Ну, коли надо – вот вам

ДУРАЦКАЯ СКАЗКА

Встретились как-то на узенькой дорожке Иван-дурак и Змей-Горыныч. Слово за слово, и, как это заведено в нашем обычае, началось у них прение о жизни и судьбе. Дескать, должен ли каждый полагаться на себя или все в воле божьей…

– Дуракам всегда везет, – уверенно сказал Иван-дурак. И подвел под этот постулат метафизическое обоснование: – Бог дураков бережет! – На бога надейся, а сам не плошай! – урезонил дурака рассудительный гад. (Верно, припомнил, как один из его дальних сородичей из природной вредности запросто объегорил в райском саду родоначальника всех дураков). И продолжил, переводя беседу из теоретической плоскости в эмпирическую: – Без труда не вытянешь и рыбку из пруда. – Работа дураков любит, – отмахнулся Иван-дурак. И, расслабив лицо, мечтательно добавил: – Дай бог все уметь и ничего не делать! – Кто не работает, не ест; как потопаешь, так и полопаешь, – возразил Змей-Горыныч. И облизнулся. Угадывая неладное, Иван-дурак поторопился предупредить нехорошие выводы: – На чужой каравай рот не разевай… Семь раз отмерь, один отрежь… Утро вечера мудренее… Змей-Горыныч хмыкнул: – Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня. Всяк своим умом кормится. – На всякий час ума не напасешься, – усомнился Иван-дурак. И, в надежде сохранить лицо и уберечь башку, предложил формулу компромисса, основанную на либеральной интерпретации принципа толерантности: – Одна голова хорошо, а две лучше. На что все три головы Змея-Горыныча ехидно ухмыльнулись, прищурившись в шесть голодных глаз…

Что было дальше – неведомо, и спросить не у кого: мифологические чудища на Руси повывелись, да и сказочные дураки в наших краях перевелись. Остались лишь обыкновенные. Вроде нас с вами.

*) Александр Зиновьев «Исповедь отщепенца».

**) Эрнст Юнгер «Излучения».

***) Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом».

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям