Орелстрой
Свежий номер №41(1244) 22 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Особый взгляд

Осадок дня

03.10.2013

23 сентября. В словаре каждого естественного языка есть особо значимые слова, служащие семиотическими ключами к национальному менталитету: заветные слова, открывающие потайные дверцы в кладовые житейского опыта. Говорят, в речевом обиходе эскимосов десятки выражений, характеризующих состояние снега. А в разговорной речи таитян – ни одного! Самые важные вещи о народном характере можно понять из того, о чем чаще всего говорится и о чем обычно умалчивается… 

Академик Юрий Степанов, лингвист и семиотик, в книге «Константы: словарь русской культуры», выдержавшей три издания, исследовал концептуальные понятия национального менталитета. И вот что вышло в первый ряд: мир; свои и чужие; родная земля; слово; вера, любовь, радость; правда и истина; остальное – после, по мере убывания значимости. 

Кроме главных констант, определяющих параметры историко-культурного пространства, в наличном ассортименте родной речи есть слова-маргиналы, исподволь определяющие жизнь по понятиям. Это, как правило, довольно специфические выражения, скажем, такие как беспредел, блядство или бардак; реальное значение этих слов много шире словарных определений; кто не уяснит их содержания, ни черта не поймет в нашей жизни.

Есть слова легитимные, но имеющие сомнительную литературную репутацию. Одно из них – это понятие воля, имеющее особую привлекательность для русского духа, но для истолкования темное и трудное. В этом слове нераздельно и неслиянно содержатся два смысловых пласта, имеющих в основе некую общую суть.

Собственно говоря, вышесказанное не вполне верно. На самом деле под одной словесной формой скрываются два разных содержания: одно относится к психической деятельности человека и связано с его способностью концентрировать свои усилия в выбранном направлении, а второе относится к социальной сфере и выражает возможность беспрепятственно и безнаказанно осуществлять свои намерения. Поэтому авторитетный словарь С.И. Ожегова под одним титулом дает две статьи.

Однако в разделении понятий теряется их таинственная взаимосвязь; в словарных дефинициях чувствуется семантическая недостаточность. При всей значимости этого двусмысленного понятия, сфера его определения тематически ограничена. Если не сказать – сужена. Собственно, то же и в речевом обиходе. Наиболее характерная форма словоупотребления – сослагательное наклонение: будь моя воля… По умолчанию: моей воли к моему хотению нет, или же она крепко связана, либо идет вразрез реальности.

Образ жизни человека и его общественное значение определяют модальные глаголы: мочь, хотеть, долженствовать. Заметьте, что глагола волить в нашем распоряжении нет. Зато есть – неволить. Еще в ходу оборот волей-неволей – смысловой сгусток непротивления року. Это, если хотите, концепт фатализма как экзистенциальной философии. Как ни старайся править путь, судьба повернет по-своему. Смирение перед тайной целесообразности связывает воображение и переводит сознание в режим ожидания. Так Марья-искусница в одноименном фильме Александра Роу по сказке Евгения Шварца, плененная Кащеем, поражена атрофией воли: что воля, что неволя – все равно…

Православный уклад жизни замешан на воле божьей; желание человека самому решать о себе осудительно сочтено своеволием. Христианская традиция исходит из Священного Писания; все упоминания воли (как модального императива) в Библии имеют в виду Божий Промысл. За одним, пожалуй, исключением, случившемся в псалме Давида, – явном в церковно-славянском переложении: Волею пожру тебе…*), однако исчезающим в синодальном переводе: Я усердно принесу тебе жертву… *); благочестивое истолкование сворачивает волевое начало веры в ритуальное рвение.

В церковнославянском словаре еще есть слово волити, сведенное к значению хотеть, желать, и слово волю, проясненное как хочу, желаю. Но само понятие воля представлено в пассивном плане – как соизволение, согласие на что-либо. Без соизволения нельзя. Оттого всякая вольность воспринимается церковной традицией предосудительно; всякое вольнодумство суть своего рода мятеж, вызов существующему порядку или общественному мнению. И эту семантическую инерцию преодолеть нелегко: язык как бы сам по себе поворачивает аналитическую мысль в моральную колею. Вот, скажем к слову: вольно ж ему было… (неважно что и все равно кому); семантика выдаст осудительный смысл, даже если по содержанию сказанного критическое высказывание не было оценочным суждением. А что плохого, если кому-то было вольно?

24 сентября 

Подпольный человек, выпущенный в люди воображением Достоевского, хочет лишь одного – по своей глупой воле пожить. Но не решается: самому страшно, что из этого может выйти. Дай им только волю… неодобрительно думают наши люди о наших людях. Да и на свой счет не обольщаются. Иван Бунин, не разделявший предрассудков русского народничества, приводит откровенное признание человека из народа: Один орловский мужик сказал мне… – Мы, батюшка, не можем себе волю дать. Взять хоть меня такого-то. Ты не смотри, что я такой смирный. Я хорош, добер, пока мне воли не дашь. А то я первым разбойником, первым грабителем, первым вором, первым пьяницей окажусь. **)

И то! Дали народу волю в 1861 году, да маловато на каждого вышло… и через полвека с небольшим он сам волю взял, да с такой лихвой, что сам себя ужаснул. (Не зря исторически первая террористическая организация русских революционеров назвалась «Народная воля».) Воля обернулась произволом; народ, нахлебавшийся лиха, впредь свою участь связывает не с переустройством общества, а с устройством государства.

25 сентября

Вот еще одно важное слово из словаря расхожей мудрости: участь. Часть высокопарной речи, вне контекста это понятие значит мало, но если снять с него риторическую ржавчину, смысл проясняется. Участь – пассивное соучастие времени; в грамматике бытия это страдательный залог существования, а не действительный. То есть субъект истории подвергается ее действию, но не творит ее. 

В борении с роком жизнь становится судьбой. Библейская аллегория – борьба Иакова с Богом: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. ***) А нет в душе решимости, тогда надо безропотно принять свою участь. Завидную или незавидную… как повезет. 

26 сентября 

Или вот еще есть слово в нашем духовном обиходе – чаяние. Вот уж словцо! Словарь Ожегова помечает его как реликт высокого стиля; в качестве примера приводится штамп из советского газетного лексикона: сбылись лучшие чаяния народа.

По словарному смыслу чаяние – надежда на лучшее, ожидание желанного. Не имеющие энергетического потенциала, чаяния – это… как бы сказать поделикатнее? скажем: кастрированные намерения. Мечты импотента: хочется, аж мочи нет! …а мочи и впрямь нет. Особенность чаяния, в отличие от стремления или требования, в отсутствии волевого начала; желания осуществляются, требования исполняются, а чаяния сбываются. Или не сбываются. Это уж как суждено…

Кем суждено? Каким образом суждено? В этой неопределенности скрыт ресурс авторитарной власти: в рыхлую массу народных чаяний харизматический вождь вносит державную волю – и корысть властей становится государственной необходимостью. А как иначе? Ежели начальство не возьмет на себя ответственность за ход событий, ничего хорошего у нас не выйдет.

На десятом (юбилейном) собрании Валдайского клуба, общественно-политической организации с международным резонансом, президент РФ Владимир Путин высказался в том смысле, что руководство страны долго и терпеливо ожидало, что общественные движения в совокупности сложатся в национальную идею, но вынуждено признать, что эта стратегия себя не оправдала, – впредь национальная идея будет формироваться волевым началом властей предержащих. Ну что тут сказать? Нечего. В ожидании перемен надо доставать из словарного запаса старые стертые клише, чтобы, улучив момент и угадав время, к удовлетворению начальства с благодарностью в голосе провозгласить от имени всей прогрессивной общественности: сбылись лучшие чаяния народа…

27 сентября 

Русский фатализм переводит свои основные понятия, накопленные по жизни с горем пополам, на общий счет божьего промысла. А жизнь в наше время, как и во все прежние времена, несказанна и нечаянна, – и мы все так же не властны над обстоятельствами и в себе не вольны…

28 сентября 

История бесцельна, утопия фиктивна. Но сказать так и тем ограничиться, значит, не сказать ничего. Модусы данного и должного соединяет в себе человек, идущий издавна впредь. Мне кажется удачной эта странная формулировка: издавна впредь. Именно так, от неопределенного начала к неведомому пределу движется в человеке мысль о себе самом. В шуме времени и пространстве творения пробужденный разум пытается обнаружить сюжет. Собственно, история как наука – попытка превратить нарратив в дискурс. Проще говоря, перевести повествование в поучение.

Однако уроки истории, если не подгонять их под заданные выводы, не сильно обнадеживают. История не терпит оптимизма и не должна в происшествиях искать доказательств, что все делается к лучшему: ибо сие мудрование несвойственно обыкновенному здравому смыслу человеческому, для коего она пишется. ****) Увы, наша участь фатально не соответствует нашим чаяниям. Что-то с национальной идеей не так...

29 сентября

Вот событие в тему. На этой неделе Президент РФ подписал Закон о реформе Академии наук РФ. Несмотря на протестные выступления, невзирая на обоснованные возражения. Увы, не сбылись чаяния ученых… 

Чтобы ускорить научный прогресс, правительство подбирает вожжи; все ресурсы науки передаются в распоряжение особого ведомства. Осталось только поставить во главе надежного менеджера. Ну, за этим дело не станет. У нас есть таких! Вот хотя бы Анатолий Сердюков, бывший министр обороны, проходящий свидетелем по темным делам его команды, все еще без должности. Пока суд да дело, чего бы ему не реформировать науку? Он быстро наведет нужный порядок – с его-то опытом! Дайте только волю…

*) Псалтирь: 53; 8.

**) Иван Бунин «Великий дурман».

***) Бытие: 32; 26.

****) Николай Карамзин «История государства Российского»: т. V; гл. IV. 

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям