Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Осадок дня

Осадок дня

28.10.2012

8 октября  понедельник

На ограде Успенского монастыря граффити: христианство для евреев! Неизвестный графоман умудрился разом оскорбить религиозные, национальные и нравственные чувства прохожих. И осквернить чистоту выбеленной стены.

Граффити на городских стенах, от грязных слов до изощренных образов, кажутся семантической агрессией чужих, исподволь захватывающих нашу эпоху. И остановить их некому. Иногда кажется, что homo sapiens как вид исчезает. Проиграв в борьбе за существование, человек разумный вымер от нехватки здравого смысла. Большей и лучшей своей частью пропал в нетях: сгинул в войнах и сгублен в репрессиях. Выморочную Землю населяют гоминиды и гуманоиды. Гуманоиды притворяются людьми, а гоминиды даже на притворство не тратятся.

Во всем – подмена понятий, потеря смыслов, извращение образов. Прогресс? Стремительность как эрзац устремленности. На красный свет мчится крутая иномарка с пьяным приматом за рулем. Посторонись! Не успеешь…

9 октября  вторник

Город в октябре рождает образ банкротства. Так невесело, так неуютно, так неприглядно... Словно приставы Судного дня составили опись арестованного имущества – и все ценное (радужные надежды и повседневные радости, заветные желания и прекрасные иллюзии) изъяли в счет покрытия нашей задолженности перед судьбой. Кажется, в нас уже не стало воли стоять на своем и нет силы противостоять энтропии.

Город в октябре кажется малолюдным. Кажется, что все, кому хватило духа, разбрелись по свету, чтобы где-то в другом месте начать иную жизнь, а эту остались доживать подвижники покоя. Те, в ком момент инерции осознается как момент истины. Русская осень – тайная основа истинного православия: как ничто иное, она учит душу смирению.

Я иду по улице Болховской, спотыкаясь на перекошенных плитках тротуаров, и сам себе кажусь несостоятельным должником, которому нечем расплатиться за все хорошее, что было дано по жизни. Лживые слезы дождя блестят на грубых булыжниках. Вкрадчивое ехидство сырости ознобом пробирает душу. Сквозь редеющие кроны проступает корявая структура обрезанных деревьев. Дворники метут и метут опавшие листья, а листья… летят… летят… летят… летят…

10 октября  среда

Однажды утром, выйдя из дома, я увидел у подъезда коробку от телевизора, наполненную книгами. В подъезде 36 квартир; в одной из них книгам было отказано от места. Берите, люди добрые, а нам этого больше не надобно. Я не удержался от того, чтобы перебрать стопку изгнанных книг. Книжник с полувековым стажем, для себя я ничего, конечно же, не нашел. В основном это были так называемые макулатурные издания времен позднего застоя и ранней перестройки: дефицитные книги повышенного спроса, которые получали по талонам за 20 кило сданной макулатуры – или покупали за 10 номиналов у барыг на черном рынке. Кое-что из популярных некогда детективов. Что-то из исторических и сентиментальных романов. Уилки Коллинз и Генрих Сенкевич. И русская классика в добротных переплетах: Лев Толстой, Иван Тургенев, Леонид Андреев… Кто-то, увлеченный культурным трендом прошлой эпохи, тщательно форматировал полку престижа… да так, видать, и не удосужился ничего из собранного прочитать – книжки были как новенькие.

Глядя на это сиротство, я подумал, что ничто так наглядно не выражает перемену культурных ориентиров нашего общества, как этот мизерный эпизод. Обескураженный, я пошел своим путем. Переживая в себе системный кризис русской логоцентрической цивилизации. Когда-то Николай Некрасов мечтал в стихах о желанном времечке, когда мужик Белинского и Гоголя с базара понесет. Ну вот, этот этап развития мы уже проехали. Теперь народ и Белинского, и Гоголя, и того же Некрасова, заступника своего, попер из дому, чтобы освободить место для телевизора с плазменным экраном, дабы смотреть вволю бандитские разборки, светские скандалы и спортивные баталии. Ну что ж (додумал я мрачнейшую мысль Екклесиаста), всему свое время под солнцем – время входить в разум, и время впадать в маразм.

11октября четверг

В государственной политике ублаготворения народа приоритет отдан спорту. Ничего хорошего из этого не будет. Как видно из мировой истории, предпочтение  физических достижений умственным свойственно народам в период варварства – и государствам в эпоху упадка.

Вот (в тему) анекдот из прежних времен. Два ворошиловских стрелка, приехавших в столицу на Всесоюзную спартакиаду, с недоумением и неодобрением взирают на памятник поэту. – Нет на свете справедливости! – говорит один другому – поединок выиграл Дантес, а памятник поставили Пушкину… Если и дальше спорт будет основной составляющей национальной идеи, боюсь, что в середине нашего века очередной чемпион страны, случайно услышав эту хохму, будет долго думать над ней, а потом скажет обиженно: – Не въехал… И тренер, почесывая репу, прояснит дело, исходя из своего специфического опыта: – Видимо, судейская коллегия установила, что Дантес был под допингом (выпил, наверное, для храбрости), поэтому его дисквалифицировали, и победа была присуждена Пушкину. – Ааа… – с облегчением скажет стрелок, – тогда конечно…

12 октября пятница

Верующие утверждают, что неверующих нет: каждый во что-то верит. Это верно. Верно в том смысле, что разум не может все свое содержание удостоверить логическим или опытным путем, и должен как метафизические основы, так и мировоззренческие выводы принимать на веру. Эпистемологический разрыв между теизмом и атеизмом не является этическим антагонизмом. Разница между верующими и неверующими не в принципиальном различии критериев добра и зла, а лишь в методах верификации относительных истин, степени доверия к священным преданьям и мере сервильности к жреческой иерархии.

Мне кажется очень важным, что в русском языке одно очень значимое слово, однокоренное вере, имеет два разных значения. Верность: 1. Соответствие истине. 2. Следование долгу. Таким образом, в этом понятии нераздельно и неслиянно сосуществуют познавательные и нравственные аспекты человеческой личности. Сознание правоты обусловлено одновременно выводами рассудка и предпосылками совести.

Религиозная вера – метафизическая страховка на покрытие издержек посмертного существования; оформление полиса в той или иной компании (конфессии) определено традициями этоса и тенденциями социума.

В чем моя вера? Как незнание закона не освобождает от ответственности, так неведение истины не освобождает от совести. Как ни смутны мои верования, я исхожу из того, что по мере разумения надо жить не по лжи, а остальное приложится. В таинственной природе сознания истина, добро и красота составляют мистическое триединство. Может быть, это и есть Бог: неиссякаемый источник наших онтологических грез и недосягаемый предел наших метафизических надежд. Томимый чувством потерянности, я издавна пытался избыть свою печаль стихами.

В зримой тьме бытия

выбор пути не прост;

верю ли в Бога я? –

это не тот вопрос.

В медленном тлене лет

вплоть до Судного дня

мне не найти ответ –

верит ли Бог в меня? *)

Один православный писатель (из тех, кто своевременно поменял партбилет на крестик) поспешил уличить меня в святотатстве – с тем же сервильным рвением, как прежде за те же строки обличил бы в церковности. Я возмутился в себе, но, вовремя вспомнив пушкинский совет, оспаривать его не стал. Много позже я обнаружил в одной замечательной книжке то же самое мнение, высказанное едва ли не теми же самыми словами. «Неважно, верите ли вы в Бога, важно, чтобы Бог верил в вас», – сказал духовник НН. **) А еще позже я узнал, что еще раньше сходную мысль высказал замечательный финский писатель Мартти Ларни: Многие верят в Бога, но немногим верит Бог. ***) 

Я думаю, что лучшим доказательством бытия божьего является доказательство от обратного. Если люди, исповедующие ту или иную веру, становятся человечнее, – Бог с ними. Если человек, поставленный перед выбором, следует заветам совести, а не наветам корысти – он свидетельствует о Боге. Критерием истинной веры является не усердие в обряде, а упорство в добре. Церковь не в бревнах, а в ребрах.

13 октября суббота

Я не верю в неизбежность лучшего. Я не верю в неотвратимость худшего. Человеку дана свобода воли. Я верю, что человечество, если сумеет преодолеть кризис гуманизма, сможет устроить историю таким образом, чтобы его будущее было лучше его прошлого. Я уверен, что каждый должен способствовать этому. Хотя бы тем, чтобы не допустить скопления зла в самом себе. И тем более не дать злу просочиться через свое сознание и свое поведение в окружающую действительность.

Подсознание человека, в которое краешком глаза подглядывает психоанализ – частная преисподняя, где на темном огне отчаяния горят и не сгорают наши тайные грехи, вольные и невольные – вредные отходы жизнедеятельности.

14 октября  воскресенье

Среди ровного течения дней бывают незримые омуты. Ни с того, ни сего… на оживленном перекрестке, в ожидании разрешительного сигнала светофора, человек как бы спотыкается о пустоту в душе и как будто спохватывается: кто я такой? что я тут делаю? – в этом мире, в этом веке, в этом теле… Человек словно впадает в некий экзистенциальный обморок и выпадает из своих обстоятельств.

Ветер шевелит у его ног легкий мусор, покачивает еще дымящийся окурок, словно докуривая чей-то бычок… Две тетки, переминающиеся с ноги на ногу, подозрительно косятся на человека, чуя в нем нечто неладное… К ноге его пристраивается ничья собака, намеренная с подвернувшейся оказией перебраться на ту сторону улицы…

Человек ничего не замечает вокруг себя и ничего не узнает в себе. Его эго – ничто среди ничего. Из бездонного зияния возникает безумная мысль: на мне взгляд Божий…

Наконец загорается зеленый свет; пешеходы устремляются вперед, увлекая за собой человека. Наваждение исчезает. Человек на ходу смотрит на часы, и в единый миг синхронизирует внутреннее время с внешним. (Что это было? И было ли что-либо вообще?). Место вытесненной из сознания озабоченности сущим занимает насущная забота. Человек снова смотрит на часы: успею…

Владимир Ермаков

*) Владимир Ермаков «Повторение пройденного».

**) Михаил Гаспаров «Записи и выписки»

***) «Большая книга афоризмов» (сост. К. Душенко).

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям