Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Осадок дня

Осадок дня

21.07.2012

16 июля

Июль… спелая сердцевина лета. Яркий свет и ярый зной. По всем параметрам – достаток, доходящий до избытка. В горячем воздухе мреет легчайшая пыль. И в разрядку сгустившейся атмосферы – спасительные страшные грозы. Для земледельцев – горячая пора трудов праведных. А для прочих – пора заслуженных отпусков и положенных каникул. Возможность забыть о земных заботах, уехать за тридевять земель и счастливо запропасть у самого синего моря…

Хорошо бы, конечно. Но слишком накладно. Да и очень уж хлопотно. Благоразумному и простодушному обывателю (это я о себе) лучше всего быть там, где ему проще бытовать: в своей социологической нише. То есть дома. Как резонно рассудил относительно романтики дальних странствий хорошо воспитанный (и еще лучше упитанный) кот из популярного мультфильма: – Таити, Таити…  нас и дома неплохо кормят! *) И вообще…

17 июля

Июль… славное время года. Все живое спешит жить. И живет, как может. Муравьям раздолье, а стрекозам приволье. Плоды земледелия заботами множества посредников ложатся на торговые прилавки. Каждый день на рынках города спрос сходится с предложением. Не всегда, конечно, к обоюдному удовлетворению. Рыночная экономика, сами понимаете…

Как-то в конце дня на центральном рынке случился недостаток огурцов – то ли быстро разобрали, то ли мало привезли; мы с женой прошли овощные ряды вдоль и поперек – нужным товаром располагала лишь пара старушек. А нам и надо было всего-то пару огурчиков… Первая старушка неохотно кинула в чашку два пузатых переростка с желтыми жопками; когда жена попросила заменить, хозяйка уродцев прямо-таки возмутилась: а эти я куда буду девать? не хотите брать, не мешайте торговле…Ее соседка и конкурентка, владелица доброго десятка огурцов, была настроена еще радикальнее: или берите все, или идите мимо… И мы пошли мимо.

На следующий день огурцов было хоть завались. Наши бабули, мрачные и злые, сидели на тех же самых местах и, кажется, с теми же самыми огурцами. Торговля у них явно не шла. Хотел было спросить, что они думают о вступлении России в ВТО **), но, взглянув на их суровые лица, благоразумно воздержался.

И вот еще один замечательный эпизод из моей базарной жизни. Проходя по ряду, задержался у одного лотка: – Скажите, откуда ваши абрикосы? Ноль внимания. Полагая, что был не услышан, я повторил свой вопрос: – Скажите, откуда… Продавщица, откровенно игнорируя мою любознательность, продолжала молча поправлять разложенный товар. В полном недоумении, но по педантичной привычке к ясности, я спросил в третий раз, чуть настойчивее: – Скажите… Лучше бы не спрашивал; продавщица подняла на меня глаза, полные неприкрытой неприязни, и коротко обосновала свое нежелание тратить на меня свое профессиональное обаяние: – Зачем вам знать? вы же никогда у меня ничего не покупаете! И, оставив меня в экзистенциальной растерянности, с торжеством повернулась к следующему покупателю.

Наверное, когда-нибудь, приценившись к ее товару, я почему-либо заколебался и перешел к соседнему – благо, всего вокруг вдосталь. Скорее всего, так оно и было. Я о том начисто забыл, а вот обманутая в своих ожиданиях женщина накрепко запомнила мое коварство. Может, это наложилось на нечто личное (муж ушел к другой), а, может, душа у нее такая (инкарнация какой-нибудь неудельной княгини), – но, как бы то ни было, она не простила обиды. Такая вот гордая натура. И никакое ВТО ее нраву не указ.

Я подумал, что внутреннее сопротивление интеграции страны в мировой рынок обусловлено не столько проблематикой нашей экономики, сколько спецификой нашего менталитета. Курс, рассчитанный по геополитическим картам, не учитывает тихие омуты в историческом русле нашей жизни, в которых водятся злые черти.

18 июля

Всю жизнь меня занимает проблема экзистенциального разрыва меж должным и данным. Никто не сформулировал ее точнее незабвенного премьера Черномырдина: хочется как лучше, а получается как всегда. Вот и у меня выходит то же самое. Хочется поймать на слове дух времени ***), – а в решете ума остается… осадок дня.

В былые времена те, что искали просветления или откровения, уходили в лесные скиты и горные обители, чтобы отстраниться от мирской суеты и обрести ясное видение сути вещей. Однако основой мудрости является не знание истины, а постижение смыла. Понимание происходящего порождается опытом сочувствия и соучастия.

Едва ли не больше,

чем в самых высоких горах,

для сердца сокрыто

вечных истин и откровений

в толчее городского базара… ****)

19 июля

Плохо разбираясь в качестве товаров и услуг, я нашел удобный модус рыночных отношений: я выбираю не товар, а продавца. Кто внушает мне доверие, на того и полагаюсь. Когда жена разбирает мои покупки, она с присущим ей великодушием без ехидных комментариев отбрасывает подсунутую гниль в мусорное ведро, а не выкладывает на стол как доказательство моей житейской никчемности. Она уже привыкла к тому, что и в людях я плохо разбираюсь.

И все же при прочих равных обстоятельствах я продолжаю следовать своему методу. Ибо у моего метода есть идейное обоснование, смешанное из эгоизма, скептицизма и фатализма: из двух зол выбирают меньшее. А разочароваться в людях все-таки менее болезненно для самолюбия, чем разувериться в себе. Назовем этот постулат  первым законом экзистенциальной эргономики*****). Согласитесь, что лучше полагать себя мизантропом, чем остолопом. Разочарованному страннику незачем затруднять себя напрасными усилиями избежать судьбы. В конце концов, каждая жизнь кончается экзистенциальным поражением, но если не томить себя ожиданием, можно неплохо провести свободное от лишних забот время.

20 июля

К моему досужему рассуждению об открытии физиками бозона Хиггса (запись от 5 июля) моя эрудированная сестра, имеющая некоторое отношение к этой отрасли знания, в качестве комментария выдала короткий анекдот на злобу дня:

У физиков есть такая традиция: каждые сто миллионов лет запускать адронный коллайдер.

Да уж… отменный образчик черного юмора! Физики шутят. Как в каждой хорошей шутке, в этом злом сарказме над играми разума есть свой резон. Некий инициативный комитет направил в ООН петицию с требованием безотлагательно остановить эксперименты, ибо из разрыва в микромире может образоваться черная дыра, в которую провалится наше пространство/время. Или что-то в этом роде. И всему хана, и всем кранты. Нельзя сказать, что эта антинаучная позиция лишена оснований; мало ли побочного зла уже вышло по ходу истории из великих открытий!

Но винить ученых в издержках прогресса было бы неверно и нечестно. Нет, все-таки сумасшедших физиков я по жизни не боюсь. В их безумии есть своя система. В своих опасениях за судьбу человечества я боюсь здравомыслящих политиков. Тех, кого уцелевшие в социальных катастрофах полагают великими историческими деятелями. Мнение погибших в ходе судьбоносных событий остается неизвестным.

21 июля

Насколько я себя знаю, – я не трус, не жлоб, не склочник. Насколько я себя помню, – не раз и не два был подвержен доводам малодушия, скаредности, вздорности. И впредь не зарекаюсь. Без греха века не проживешь, без стыда рожи не износишь. Все мы немощны, ибо человеце суть. А потому каждому из нас свое суждение о ближних без крайней необходимости не должно возводить в ранг осуждения. – Что же, тогда получается, что даже наших бесстыдных и бессовестных политиков нельзя осуждать? – спрашиваю я сам себя. – Ну, в какой-то степени, смотря по обстоятельствам… – тут я сбиваюсь с мысли, пытаясь уклониться от вывода.

Никто не бывает настолько прав, чтобы исключить возможность опровержения своей правоты. Если абсолютная истина существует, она, как мне думается, представляет собой умонепостижимое единство немыслимого множества противоречащих друг другу эпистемологических позиций. Истин так же много, как листьев в лесу, и истина, которую я открываю вам, лишь горсть листьев из этого леса. Так сказал Будда своим ученикам. Надеясь, что они войдут за ним в этот лес – и не заблудятся в нем. Ученики, однако, и эту немногую горсть растащили потом по листочкам.

Моя маленькая истина, извлеченная из моего очень ограниченного экзистенциального опыта, годится только на то, чтобы осознать исчезающе малое значение своего знания. Что не означает необходимости соглашаться со всем и с каждым. Правды как таковой никогда прежде на земле не было, нет теперь, и впредь никогда не будет. Но в каждом ментальном пространстве довлеет некое устоявшееся общее мнение, – суммарное выражение господствующих предубеждений и всевластных предрассудков.

Нет смысла в каждом сомнительном случае отстаивать свое особое мнение, нет нужды по всякому подвернувшемуся поводу оспаривать другую точку зрения. Но нельзя лукавить в извечном споре сердца и ума, нельзя путать выводы и выгоды.

Идущим прямым путем обещано спасение: И познаете истину, и истина сделает вас свободными. ******) Однако человек как таковой трагически неустойчив в обретенной свободе. Худо, когда безверие опустошает его душу. Худо, когда вера пожирает его разум.

Сущее не делится на разум без остатка, – этой аксиомой Петр Чаадаев положил предел нашим претензиям к миру. Любое суждение конечно, – но не окончательно. Познание есть бесконечное приближение к непостижимому смыслу познания.

22 июля

Жизнь без соблазнов и иллюзий бездарна и безрадостна как неизбывное похмелье.

Владимр Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям