Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Осадок дня

Осадок дня

15.06.2012

28 мая, понедельник.  Все чем-то недовольны. Все хотят чего-то другого. Все говорят, что хотят справедливости. Но если бы неким чудом в мире установилась справедливость, 99,9% людей получили бы не то, на что рассчитывали.

Я сам из того же числа. И все же… И все же хотел бы справедливости. Я не христианин, коему положено всепрощение. И не альтруист, оторвавшийся от реальности. Если бы я, разочарованный странник и неудачливый сталкер, получил доступ к машине желаний, вряд ли стал бы просить для всех, включая последних сволочей, забвения и блаженства. Нет уж; только предустановленной гармонии и приуготовленной справедливости. И каждый, кто получит по заслугам, пусть обижается на себя. Да и мне обижаться будет не на кого.               

 

29 мая, вторник

На тьму сакраментальных вопросов в реальной жизни мы находим лишь редкие просветы риторических ответов. Да и те немногие имеют отрицательные значения: нет и не будет; нельзя и ненужно; неизвестно или невозможно.

Всеведение – предикат высшего разума. А нам вся истина не по уму. И потому честное сомнение надежнее ложного убеждения. Между истиной и догмой то же онтическое различие, как меж днем нашей жизни и соответствующим числом календаря. Знак указывает на значение, но смысл не сводится к слову.

30 мая, среда

Когда говорят о благотворном влиянии церкви на возрождение русской жизни, я, грешным делом, не разумею – о чем речь? Византийская модель общества, взятая за образец Русской православной церковью, исключает разномыслие и требует послушания. В то время как мировой опыт свидетельствует об исторической неудаче ригидных (жестких) структур в конкуренции с лабильными (подвижными) системами. Как бы ни была бесплодна и зловредна склонность к религиозным диспутам, она все-таки в некоторой мере требует энергии и развития умственных способностей, а раболепные греки довольствовались тем, что постились, молились и верили, слепо повинуясь патриарху и его духовенству. *)

Когда апологеты православия заново утверждают приоритет религиозности, я не могу принять их претензий всерьез. Может ли мятежный дух познанья, смиренный наложенными на него епитимьями, достойно ответить на вызовы третьего тысячелетия? Конфессиональная истина утверждается как священная аксиома; из нее выводится самодостаточность и самоценность церковной жизни. И что? И ничего. Древнее обрядоверие, возведенное в ранг господствующей идеологии, ничего не добавляет к бытию божьему, ничего не меняет в земной жизни и ничего не проясняет в человеческом существовании.

Когда свет разума сосредотачивается в церковной лампаде, в окружающем мире сгущается тьма. В первобытной тьме воскресают вымершие чудовища…

31 мая, четверг

Глава Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин является как бы официальным представителем церковного реванша. Уже не раз он будоражил средства массовой информации скандальными заявлениями. В частности, предложил ввести православную форму одежды. А недавно потребовал восстановить церковную десятину – чтобы прихожане чисто конкретно оплачивали роскошь церковного общения.

Некоторые его выводы выглядят как прямые вызовы порядку вещей. Вот хотя бы: У церкви сейчас достаточно воли для того, чтобы изменить общество. Вера имеет такое же право влиять на политику и законы, как и нерелигиозное мировоззрение. Или: Россия не может жить без сильной персонифицированной власти, замкнутой на высший идеал. Независимо от того, разделяется он общественным мнением полностью или нет. Не слабо! А вот еще, не хуже: Есть правда и есть ложь, и значительное количество людей придерживается ложных убеждений. **)

Что это значит? Конституция сдается в архив. Демократия упраздняется. Боголюбивому президенту отдается кесарево (самодержавная власть), а святейшему патриарху – богово (сакральная власть). Монополия на истину, отмененная либералами, возвращается церкви. Синодальный отдел преобразуется в министерство правды. Что же до светской культуры… по большому счету (то есть в плане бюджета) это дело как бы не очень нужное. Власть у нас обращена лицом к народу. А народ чем проще, тем лучше. Идеальный народ, как полагают отцы нации, состоит из благочестивых любителей пива и благонамеренных болельщиков футбола…

Церковь гонимая, униженная и оскорбленная, находила сочувствие и сострадание; церковь торжествующая, стяжающая и осуждающая, вызывает недоумение и недоверие. Конечно, внутри собрания святых, каковым по определению является церковная община, очень разные люди. В неравной мере осененные божьей благодатью. И даже в церковной иерархии есть разномыслие.

Православие представляется священноначалием – когда его являет своей особой патриарх Кирилл, боголюбием – когда его проповедует митрополит Иларион, умозрением – когда его истолковывает протодьякон Андрей Кураев, и мракобесием – когда его предъявляет протоиерей Всеволод Чаплин. Что есть русское христианство на самом деле – Бог весть.

Меня поражает и печалит, что в нашей стране модус духовности направленно и последовательно сводится к религиозному благочестию – послушанию православной церкви для русского населения и подчинению конфессиональным традициям для национальных меньшинств. Бесцельное, бездарное и безропотное благочестие, будь оно искреннее или не очень, никак не соотносится с реальными проблемами нашего разобщенного общества.

Церковь, как и встарь, стремится не к тому, чтобы благотворно влиять на мирскую жизнь, а к тому, чтобы безраздельно властвовать над ней. Постепенно наращивая давление на общество, заручившись в этом поддержкой светской власти, церковь последовательно дискредитирует и дискриминирует идеалы свободомыслия и вольнолюбия, свойственные русской интеллигенции. Тихой сапой в стране устанавливается клерикальный контроль над общественным мнением. Прослыть атеистом уже нехорошо, а скоро будет совсем плохо. И так же опасно, как эпоху назад слыть антисоветчиком.

Конечно, ежели это и есть особый русский путь – кто я такой, чтобы репьем цепляться за ризы Святой Руси? Но если движущей силой клерикальной контрреволюции является все та же воля к власти, как и в прочих человеческих делах, я хочу иметь по этому делу свое мнение. Пока еще можно иметь свое мнение и молиться по-своему. Пока Земля еще вертится, пока еще ярок свет… ***)

Однако, не имея ни малейшей склонности к мученичеству, готов незамедлительно отречься от своих еретических заблуждений, как только решением Священного Синода вращение Земли будет прекращено как богопротивное явление.

1 июня, пятница

В одной из местных газет появился  пасквиль (на треть глупости, на треть подлости, на треть корысти), в коем мне уделено особое внимание. *****) Мне не привыкать; но каждый раз, когда случается такое, я не то чтобы расстраиваюсь, но теряюсь: люди, у которых за душой ничего, кроме злобы, нагло позиционируют себя как фигуры общественного значения – при поддержке СМИ, у которых как будто нет другого raison d'etre *****), кроме скандала. Автор этого навета с тупым ожесточением неудачника (ressentiment ******) – сказал бы Ницше) бесчестит труды краеведческого музея. Я попал в круг личных врагов автора, поскольку критически отозвался о его склочной личности и сомнительной деятельности *******). Пасквилянт рассчитывает, что на его обвинения я буду вынужден давать оправдания. Напрасно. Я держу за собой право на таком уровне споров не вести, имея в виду давний пример из дипломатической переписки: А если ты, взяв собачий рот, захочешь лаять для забавы, так то твой холопский обычай… если хочешь перелаиваться, так ты найди себе такого же холопа, какой ты сам холоп, да с ним и перелаивайся, а от нас ответа не будет. ********)

2 июня, суббота

Все одно к одному… Удручающее впечатление произвел наезд аудиторов на главного режиссера театра «Свободное пространство» Александра Михайлова, подробно освещенный в телеэфире. Поскольку выявленные нарушения выглядят неубедительно, следует полагать, что художник просто чем-то не угодил чиновникам. По моему мнению (если оно кому интересно), Михайлов – один из опорных столпов культуры в городе, и связать ему руки – значит, повязать возможности искусства.

Так в прежние времена местные власти обложили и обрушили легендарный орловский ТЮЗ. Видимо, лояльная посредственность всегда предпочтительнее для начальства, чем независимый талант. Режиссер Юрий Копылов и сценограф Станислав Шавловский, лидеры театра, изгнанные из города, не пропали в нетях: в итоге они получили за свои спектакли Государственную премию – но этой честью гордится, увы, другая театральная традиция. А наш театр смог поднять заново только Александр Михайлов. И вот опять…

Кажется, что в коридорах власти решено убавить огня в этом очаге культуры; и впрямь – чего зря расходовать бюджетные средства, чтобы жечь глаголом сердца людей? Не то чтобы совсем потушить… пусть тлеет помаленьку – так, чтобы хватило своим людям руки погреть…

Нехорошее чувство вызывает также свистопляска вокруг памятника генералу Ермолову. Одни патриоты в хвост и в гриву честят других – на фоне вегетативного склероза общественного мнения. Со стороны трудно понять, в чем дело, но весь проект оказался под подозрением. Кто-то где-то сделал что-то не то. Как в старой присказке: то ли он шубу украл, то ли у него шубу украли – но что-то там было…

3 июня, воскресенье

С тяжелым сердцем подвожу черту под итогами недели. В осадок этих дней выпали в основном скверные впечатления – едкие, как вредные отходы кустарного производства повседневной жизни. Что делать… такова нерадостная доля скептика. О хорошем в нашей жизни напишут те, кто стоит ближе к хорошему. Им оно видно яснее.

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям