Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Осадок дня

06.12.2014

24 ноября. Весь мир – театр, – сказал Шекспир. И был произведен в мировые классики. Театр абсурда, – добавил Беккет. И был пожалован Нобелевской премией.

Иногда, в ходе раздумья над скрытым смыслом какого-либо драматического события, явно нарушающего сложившийся порядок вещей, в растерявшемся разуме возникает подозрение, что власть над миром захватила тоталитарная секта мизантропов. Чтобы извести род человеческий, эти человеконенавистники разрушают среду его обитания. Превращают целые страны в зоны военных действий, натравливая одних людей на других. Устраивают технологические катастрофы. Изнуряют почвы и иссушают воды. Отравляют атмосферу и убивают биосферу. Пока не поздно, надо повернуть вектор истории! Люди доброй воли обращаются к здравому смыслу мировых лидеров, – но злоба дня одолевает доводы рассудка…

Особенно странно, когда черт-те что творится не где-то там, а рядом с нами. Вот и в Орле, кажется, вопросы городского благоустройства взяли под свой контроль тайные агенты негативного влияния. Те, кто не ждут милости от природы – и сами не дают ей пощады. Те, кто за старыми деревьями не видят старинного парка.

Горячая тема этих дней – рядовое событие местного масштаба: устранение деревьев в городском саду, памятнике природы и культуры, и в городской усадьбе, примыкающей к дому-музею Лескова. К полному недоумению жителей города, неизвестно кем и непонятно зачем было решено спилить десятки вековых деревьев, большей частью вполне жизнеспособных. Когда поднялась волна возмущения, власти впали в задумчивость. Как же так получилось?! Вроде бы никто не планировал такого лесоповала…

Видимо, при реализации градостроительных проектов исполнители руководствуются правилом точности Рэя. Это ироническое правило формулируется так: измеряй микрометром; отмечай мелом; отрубай топором. Так шутят физики. Начальники таких шуток не понимают. Они люди серьезные; вы только посмотрите на них, когда телевидение транслирует протокольную съемку какого-либо совещания: что ни ответственное лицо, то непременно с высокой думой на челе! Один к одному – мужи (реже – жены), упорные в своих намерениях. Правда, этой целеустремленности часто недостает целесообразности. Благими намерениями, как известно, вымощены все наши дороги. А теперь и темные аллеи, – где для нашей ностальгии не осталось живого места.

Надзорные органы пообещали разобраться в этом деле. Но вряд ли у них что выйдет. Устройство власти в демократическом государстве стремится к максимальной транспарентности. Кажется, наша нынешняя система в этом плане близка к совершенству. Она настолько прозрачна, что процесс принятия решений как бы растворяется в воздухе: все на виду, но ничего не видно! Когда обнаруживается ошибка, все, кто находится в сфере компетентности, исчезают из зоны ответственности. Вот как сейчас. Озаботившись задним числом, ответственные лица выявляют безответственных, то есть устанавливают виновных в массовых казнях деревьев-ветеранов. И, понятное дело, не могут найти крайнего. И вряд ли найдут: при круговой поруке крайних нет. Так что отвечать за резню бензопилой в Орле, вероятно, придется тому, кто подписал наряд рабочим. За превышение полномочий и перерасход средств.

25 ноября. А что думают по поводу такого благоустройства сами орловцы? Насколько я знаю, мнения горожан никто не спрашивал. Как и в других аналогичных случаях. Есть, конечно, множество общественных организаций, вроде бы созданных для обсуждения насущных вопросов местного значения. Но все, что требуется от общественности – обосновать мнение власти. Как сказала одна заслуженная горожанка, выражая общее ощущение краеведческого актива: все, что остается в осадке после очередного такого обсуждения – горькое чувство ненужности всяких иллюзий и напрасности всех усилий.

26 ноября. Лес рубят – щепки летят. Чувствуя себя отщепенцем, усомнился в утверждении, что все, что делается в городе к предстоящему юбилею, делается к лучшему. Прошел по левому берегу Оки от центрального рынка к Козьему парку… как по чужому краю. Дикие заросли деревьев, кустарника и сорного разнотравья, представлявшие несистемную оппозицию родной природы грубой урбанизации, выкорчеваны вчистую. Посреди депрессивного пустыря железным динозавром застыл экскаватор. Согласно плану, здесь будет набережная. Может, и будет. На этой стадии строительства судить о результате рано; как говорили старые мастеровые, незаконченную работу дуракам не показывают. Вот только не остаться бы нам всем в дураках в конечном счете…

В городской администрации периодически выставлялись на обозрение разнообразные грезы дизайнеров на тему преображения Орла, – после обсуждения заменяемые другими эскизами, уже не такими живописными. Сметы урезались за счет ненужных художеств. Как правило, урбанизация на практике выходит еще брутальнее, чем в проекте. Представляю себе прибрежный променад, уставленный бетонными тумбами и железными урнами: мертвая полоса, по которой вдоль и поперек носятся пыльные ветра и подростки на роликах…

Как же хорошо бывало в летний поддень брести неровной тропинкой под разросшимися ивами – в призрачном мареве, пронизанном золотыми спицами солнечных лучей, радостно дурея от колдовского аромата дремучих трав; хотелось замедлить шаг, замедлить время, замедлить мысль – словно как-то само собой попал в свое время и на свое место…

Все, что надо было здесь сделать – вымостить дорожку и вычистить откосы, сохранив в этом заповедном уголке спонтанную прелесть уютной непритязательности. Как и в парке. Как и в усадьбе Лескова. А тут – напрочь, наотмашь. Без разбору, без резону. Может, я не прав, и теми, кто рушит старое, движет любовь к родному городу. Но если так, почему же такая жестокая страсть? Как-то это не по-нашему. Любить по-русски – значит, жалеть.

27 ноября. В те времена, когда все в стране находилось под идеологическим контролем, опытные мастера, чтобы провести свои работы через художественный совет, нарочно допускали в готовой вещи бросающуюся в глаза нелепость, – чтобы критики, увидев явную халтуру, не усмотрели скрытой крамолы. Так же работают фокусники, – отвлекая внимание. Вот и подумалось в связи с откровенно топорной работой по благоустройству города, – может, режиссеры этого неприглядного зрелища нарочно выносят на авансцену показательные безобразия, – чтобы отвести подозрения от того, что делается за кулисами?

28 ноября. Кажется, само понятие благоустройство отцы города понимают не так, как сами горожане. Видимо, окружающая действительность из окна служебного автомобиля выглядит иначе, чем из окна маршрутки. Иначе трудно понять, почему на одни и те же вещи они и мы смотрим по-разному.

Власть по определению должна регулировать порядок вещей. Но административная система, запертая в бюрократическом лабиринте, который сама создала, уже неспособна контролировать реальность. Хочется как лучше, а получается как всегда. Хочется, чтобы было любо-дорого, а выходит худо-бедно. Как в подобных случаях говорит моя жена, повторяя присказку, слышанную от своей бабки: на что ведьма ни глянет, все вянет. А что не вянет, то валится. А за все, что сумеет за себя постоять и сможет устоять, можно смело отчитываться в вышестоящие инстанции: по итогам отчетного периода согласно указаниям в плане исполнения…

29 ноября. Ни одна социально-экономи-ческая форма общества не отвечает его требованиям. Даже при разумной модернизации системы что-то меняется к лучшему, что-то к худшему. Что уж говорить о системных катастрофах…

Самое безнадежное в революциях – то, что их неустранимые причины становятся их недостижимыми целями. При перевороте порядка вещей зло снова оказывается сверху. Правда оборачивается кривдой, победа поражением, свобода порабощением. Вожди мятежа, утверждая свой режим, становятся держимордами. Герои революции, не сумевшие перестроиться, становятся ее жертвами. Народ, растратив злость на месть, приспосабливается к действительности и приноравливается к власти. История учит нас, что толпы чрезвычайно консервативны, несмотря на их революционные побуждения: они всегда возвращаются к тому, что разрушили. *) Этот фатум испытали на себе народы России, поменявшие историческую участь на советскую власть.

В давние годы, будучи научным сотрудником краеведческого музея, я показывал однажды вдове незаконно репрессированного и посмертно реабилитированного большевика экспозиционный комплекс, посвященный ее героическому мужу. Старая женщина, донельзя утомленная несчастьем жизни, долго смотрела с непонятным выражением лица на казенные бумаги и выморочные вещи, а потом сказала (не мне, а так): за что боролись, на то и напоролись. Сказала коротко, сказала негромко, но с такой непримиримой яростью… будто плюнула кровью в самодовольное лицо социалистической революции.

Клин клином вышибают, – а зло злом не избыть. Если революция уничтожает системное правительство, а системные шаблоны мышления, создавшие правительство, остаются, эти шаблоны воспроизведут себя в следующем правительстве. **) Лучший пример худшего решения, чем переворот в Украине, трудно придумать.

30 ноября. Перечитываю эти своемерные заметки, прежде чем отдать в печать, – и, проверяя их правомерность, начинаю сомневаться в своей правомочности. Разве ж я сторож времени своему? Уж слишком много в осадке дня горечи… Не отравляет ли разлив желчи течение мысли? Не становится ли автор с возрастом, как это часто бывает с критическими реалистами, просто старой сволочью, которой все не по нутру?

Надеюсь, что нет. Пусть иногда моим пером движет злость, – но никогда не озлобленность. Я знаю, что в нашей действительности много хорошего и много плохого, – но больше всего никакого. Все, что можно и нужно сделать в плане социального развития – так расставить общественные приоритеты, чтобы силою обстоятельств никакое склонялось к лучшему, а не к худшему. И дело каждого, кто что-то делает, – по мере своих возможностей способствовать этому общему делу. Вот и я, – как умею…

*) Гюстав Ле Бон «Психология толп».

**) Роберт Пёрсиг «Дзэн и искусство ухода за мотоциклом». 

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям