Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Орловский банкир Владимир Татищев

10.11.2015

После полудня 15 июля 1892 года в просторный дом графа Владимира Сергеевича Татищева, что уютно расположился чуть в стороне от болховского села Воиново, на правом берегу речки Орс, начали съезжаться гости. У хозяина имения и его жены Александры (в девичестве – Володимеровой) повод был более чем подходящий: утром во Введенском храме соседнего села Коноплянки состоялось крещение младенца Наталии – уже третьего ребенка молодых супругов.

 

Званый обед в Воиново

Появилась на свет дочка еще 22 июня, однако из-за разного рода проблем с отъездами-переездами таинство крещения пришлось перенести аж на три недели. Но, слава Богу, все осталось позади. И потому радостные Татищевы сами встречали гостей у ворот усадьбы.

Первыми, как и положено, приехали восприемники (крестные), благо, они же и близкие родственники – штаб-ротмистр Николай Григорьевич Мещеринов (шурин, муж Серафимы Сергеевны, родной сестры Владимира Татищева) и Юлия Александровна Володимерова, сестра супруги хозяина. Потом пожаловали Апухтины, Лавровы и другие соседи-помещики.

Обед по случаю такого события был дан графом знатный, хотя и постный. И до застолья, и после него все поздравляли супругов Татищевых с праздничным событием, вручали подарки для младенца Наталии, желали ей здоровья и Божьего благословения.

За столом и по завершении обеда гости интересовались, правда ли, что граф покидает Орловщину, землевладельцы которой успели оценить деловые качества коллежского секретаря Владимира Татищева, уже три года исполнявшего обязанности депутата Болховского уездного дворянства. Здешние помещики вначале по-разному отнеслись к факту переезда из Москвы в свое имение Воиново потомка (пусть и дальнего) известного русского историка и географа Василия Татищева.

Из училища – на «гражданку»

Многим казалось, что это чистой воды блажь, поскольку сыну действительного статского советника (то есть генерал-майора на гражданской службе) и генеральской дочери не составило бы труда устроиться на «теплое местечко» в одной из столиц. Однако болховские чиновники быстро выяснили, что Владимир Сергеевич Татищев не из тех, кто ищет удобства. Он, к примеру, мог легко устроиться на учебу в привилегированный пажеский корпус, во главе которого стоял дед его матери, генерал от инфантерии Владимир Желтухин. Но Татищев выбрал другую дорогу и поступил в Николаевское кавалерийское училище, откуда, впрочем, выпустился не в войска, а на гражданскую службу – по первому разряду, в чине губернского секретаря.

Служил Владимир Сергеевич в департаменте уделов, был помощником делопроизводителя Санкт-Петербургской военной конторы, женился в феврале 1886 года (вскоре родился сын Николай), а в 1889 году вдруг переехал в Воиново, где появились на свет одна за другой две дочки. И вот теперь, по слухам, Татищев уезжает на край империи – то ли в царство Польское, то ли к «полехам».

Владимир Сергеевич не стал уклоняться от ответа и признался, что Минское уездное дворянство избрало его своим предводителем. Он считает это большой честью (ему ведь 27 лет от роду!) и потому уже через два дня отправляется к новому месту службы. И этот обед по случаю крещения дочки как бы прощальное застолье, на котором он хочет всех коллег и соседей поблагодарить за понимание и дружбу.

Вот так и тогда у нас, на Орловщине, начиналась блестящая и стремительная карьера человека, которого посчитали потом одним из выдающихся финансистов России.

Три года Владимир Сергеевич прослужил в Минске – уездным предводителем дворянства, председателем местных уездных, по крестьянским делам и по воинской повинности присутствий и членом правления Минского отделения Крестьянского земельного банка. В 1895 году Татищев уже чиновник особых поручений министра внутренних дел, а еще через три года он становится заведующим особым делопроизводством хозяйственного департамента МВД.

И, наконец, с конца 1908 года начинается пик карьеры орловского дворянина Владимира Татищева, правда, проходил он уже со второй женой, поскольку с Александрой Александровной Володимеровой (Татищевой) граф развелся, увлекшись иностранкой Маргарет Чартрон.

Финансовый гений России

13 декабря 1908 года император Николай II санкционировал учреждение Соединенного банка, созданного на основе трех почти обанкротившихся (уже несостоятельных) банков: Южно-Русского промышленного, Московского международного и – ты удивишься, читатель – Орловского коммерческого. Эти банки на общем собрании приняли решение об объединении (на основе устава Южно-Русского промышленного), а председателем правления и директором-распорядителем Соединенного банка стал Владимир Сергеевич Татищев.

Дальнейшие события показали, что этот выбор (акционеров и императора) был правильным, хотя начинать новому руководителю пришлось в очень нелегких условиях: общий уставной капитал трех слившихся банков сократился с 20 до 7,5 миллиона рублей. Но Владимир Сергеевич сумел в 1910 году привлечь в качестве нового акционера банка французский Banque de L’Union Parisiennе, результатом чего стало увеличение основного капитала Соединенного банка до 15 миллионов рублей. А к 1917 году этот капитал составлял уже 40 миллионов.

Основным направлением деятельности Соединенного банка было финансирование промышленности. Банк имел 92 отделения, три из которых располагались за границей. По объему операций он занимал девятое место в России среди частных финансовых учреждений. Правление размещалось в собственном здании в Москве на углу Кузнецкого моста и Рождественки.

Владимир Сергеевич Татищев, кроме того что успешно руководил Соединенным банком, стоял во главе правлений Московского общества подъездных путей, общества производства и торговли резиновыми изделиями «Богатырь», товарищества для торговли и промышленности в Персии и Средней Азии, Московского домовладельческого и строительного общества, Московского лесопромышленного товарищества. Он также был директором Русского страхового общества и членом правления Санкт-Петербургского общества электрических сооружений. Все это большое хозяйство требовало немалых физических и умственных усилий, но граф Татищев умудрялся успевать везде, а его блестящие аналитические способности финансиста в большинстве случаев вели к успеху руководимые им банки и общества.

Владимир Сергеевич стал одним из богатейших людей России, что не мешало ему выступать против казнокрадства и алчности некоторых приближенных к царскому двору проходимцев. Одним из таких был Иван Манасевич-Мануйлов из окружения Григория Распутина. Он настолько уверовал в свою безнаказанность, что почти открыто требовал взятки со всех банков и банкиров за якобы позволение им той или иной деятельности.

В 1916 году Татищев, согласовав свои действия с министром внутренних дел Александром Хвостовым, выдал Манасевичу-Мануйлову требуемую им взятку помеченными купюрами, что привело к взятию с поличным и аресту последнего. Правда, пострадал и Хвостов, которого конкуренты сместили с министерской должности.

Но авторитет графа Татищева не пострадал, и император Николай II даже рассматривал его кандидатуру на пост премьер-министра. Однако трезвые, проницательные и честные политики в преддверии революций уже были не востребованы.

Встретились после смерти

Разложение царского окружения дошло до того, что когда в декабре 1916 года дело Манасевича-Мануйлова слушалось в суде с участием присяжных заседателей, оно, по высочайшему повелению, было неожиданно прекращено министром юстиции Добровольским, что явилось небывалым случаем в судебной практике того времени.

С приходом революций и советской власти карьера графа Татищева на территории России приказала «долго жить». Вначале Соединенный банк, а затем и другие руководимые им финансовые учреждения были национализированы, а Владимиру Сергеевичу пришлось искать другое применение своим способностям.

С конца июня до середины ноября 1918 года Татищев исполнял обязанности министра финансов в Крымском краевом правительстве. В этот период полуостров был оккупирован немцами, и Крым объявил себя автономной областью. Но призрачная независимость быстро закончилась, и Владимир Сергеевич Татищев, не дожидаясь прихода большевиков на Крымский полуостров, решил эмигрировать. Зафрахтовав целый пароход (благо деньги у банкира имелись), граф пригласил на него около сотни своих родственников и знакомых и навсегда покинул Россию.

Финансовой деятельностью за рубежом Владимир Сергеевич Татищев не занимался. Скончался он в 1928 году, во время путешествия по Красному морю, на борту корабля «Дамби». Тело покойного было доставлено во Францию, где его погребли на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Спустя семь лет на это место упокоения прибыл и крестный отец дочери Татищева Наталии – уже не штаб-ротмистр, а полковник лейб-гвардии Преображенского полка – Николай Григорьевич Мещеринов. Родственники вновь встретились – теперь уже навечно. 

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям