Орелстрой
Свежий номер №28(1232) 17 августа 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Резонанс

Орловские люди, ограниченные в возможностях

01.08.2017
На днях в нашу редакцию обратилась мать инвалида по слуху. Не так давно ее сына уволили с работы из серьезной организации – грузчика поменяли на погрузчик – и сообщили, что с таким сложным механизмом работник с его недугом вряд ли справится, скорее, лишь «подвергнет себя опасности». С тех пор молодой человек, инвалид третьей группы, не может найти работу в Орле, откуда семья в скором времени собирается уезжать. А как же гарантии и квоты для людей с ограниченными возможностями, спросите вы. Так вот, если копнуть проблему глубже, выясняется, что гарантии присутствуют лишь на бумаге, а квоты на деле мало что решают.
 
Квота не для всех
В семье Яковлевых положение отчаянное.
– Сына уволили, при этом дали ипотеку. Расплачивайся, чем можешь. Как жить на минимальную пенсию в 8600 рублей, из которой невозможно заплатить даже за капремонт, тем более что в Орле для инвалидов третьей группы не предусмотрена льгота, хотя в других городах она есть, – сетует Ирина Валентиновна, мать уволенного парня.
И ее история – одна из многих. Вот парень, тоже инвалид по слуху, окончивший несколько лет назад ОрелГТУ, не может найти работу. Знаете какую? Грузчика. Другой за адекватные деньги ему в Орле не предложили. Вот родители-инвалиды, воспитывающие двоих детей, также остались практически без средств к существованию, лишившись постоянного заработка.
Между тем существуют закон о квотировании рабочих мест, Федеральный закон «О социальной защите инвалидов», Конвенция о правах инвалидов. Все эти документы так или иначе регламентируют их трудоустройство, являющееся важнейшим элементом социализации. И на бумаге у орловских чиновников и из соцдепартамента, и из управления труда и занятости, все прекрасно.
«По данным Орловского центра занятости за май 2017 года, в Орловской области квота в количестве 3252 рабочих места установлена 807 работодателям. Работодателями создано (выделено) 3789 мест в счет квоты, на которых заняты 2535 инвалидов, остальные рабочие места заявлены в центры занятости населения. По состоянию на 1 июля это 1172 рабочих места. На учете в казенных учреждениях «Центр занятости населения района» на 1 июля состояло 239 граждан, имеющих инвалидность», – сообщается в ответе на запрос «ОВ». Чиновники подчеркивают: «В Орловской области сохраняется устойчивая тенденция выполнения работодателями установленной квоты на работу инвалидов».
Однако на практике все происходит по-другому. Особенно это касается инвалидов по слуху. Вот что рассказывают в региональном отделении Всероссийского общества глухих: «Приходит глухой с рекламной газетой о вакансиях в Орловское региональное отделение ВОГ и вместе с переводчиком жестового языка полдня сидит на телефоне. Как только потенциальный работодатель слышит слово «глухой», получаешь ответ: «Нет, глухих не берем. А как мы будем с ним общаться?» И выходит, что причина отказа – не инвалидность, а «невозможность общаться». Или – требуется инвалид, возьмем, но с опытом работы. А где тогда этот опыт работы приобрести изначально?»
Такие отговорки практически безотказны – вроде и придраться не к чему. А проблема остается. Большинство федеральных исследователей связывают ее с законодательными пробелами.
Баланс «кнута и пряника»
«Федеральным законом от 24 ноября 1995 года «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» утверждены положения, которые полностью исключают весь малый бизнес из-под действия норм квотирования рабочих мест для инвалидов. В соответствии с Трудовым кодексом РФ, субъектами малого предпринимательства считаются организации, численность сотрудников в которых не превышает 35 человек, а квотирование рабочих мест устанавливается в организациях, численность работников которых превышает 100 человек. Кроме того, в нашей стране отсутствует применяемый в других государствах законодательный механизм, согласно которому те предприятия, которые не заполняют всю квоту рабочих мест для инвалидов, вынуждены платить дополнительные налоги и сборы, которые в свою очередь распределяются государством для создания и улучшения уже созданных рабочих мест для инвалидов на предприятиях и организациях государственного сектора, – отмечают эксперты. – Ранее в сфере содействия занятости лиц с ограниченными возможностями существовал баланс «кнута и пряника». В роли первого выступало квотирование рабочих мест, в качестве второго – налоговые льготы. Однако с утратой силы ФЗ о налоге на недвижимость фирм наиболее значимые льготы для работодателя были отменены, и трудоустройство людей с ограниченными возможностями стало менее привлекательным. НК РФ в текущей редакции лишь освобождает работодателя от уплаты единого соцвзноса за трудоустроенного льготника».
Однако проблемы, существующие на федеральном уровне, можно попытаться решить в рамках конкретного региона, что и делают во многих субъектах РФ. Главными методами становятся налоговые льготы и бюджетные субсидии работодателям, в частности, на оборудование рабочих мест для инвалидов, а также грантовая поддержка субъектов малого и среднего бизнеса, обеспечивающих рабочими местами людей с ограниченными возможностями, и НКО, реализующих программы адаптации и трудоустройства инвалидов. В результате, к примеру, Воронежская и Калужская области уже несколько лет находятся на лидирующих позициях по этому показателю.
Работа за две тысячи рублей
В нашем регионе все сложнее. Даже чиновники признают: квоты – штука хоть и не бесполезная, но всей проблемы не решают. Хотя бы потому, что каждые три месяца свободные квотируемые рабочие места обновляются, а, как показывает правоприменительная практика, этого срока недостаточно для трудоустройства на него инвалида. На последней перед депутатскими каникулами сессии облсовета в первом чтении был принят законопроект, увеличивающий данный период до шести месяцев. Однако незамотивированные работодатели наверняка найдут еще тысячи возможностей «забить» на социальную ответственность, лишь бы не работать в убыток.
На сайтах вакансий с пометкой «работа для людей с ограниченными возможностями» можно найти такие предложения по зарплате, от которых волосы встают дыбом. К примеру, вакансия дворника на две тысячи рублей! Конечно, позвонив, услышишь в ответ, что работа эта на какую-нибудь четверть ставки чуть ли не раз в неделю. Но других вариантов катастрофически мало. И даже среди инвалидов принимают на них не всех. Штраф работодателя за отказ в вакансии инвалиду – от 500 до 5000 рублей. И, судя по всему, отказывать выгоднее, чем принимать.
Задача региона
В начале этого года Минтруд поставил задачу повысить уровень занятости граждан с ограниченными возможностями здоровья в субъектах Российской Федерации к 2020-му до 50 процентов от общего числа инвалидов в трудоспособном возрасте. На заседании правительства в марте министр труда Максим Топилин жестко высказался о реализации механизма квотирования в регионах, подчеркнув, что зачастую он действует лишь формально. «В органах на местах не следят за тем, как формируются квоты. Мы проанализировали ситуацию: практически везде это происходит. То есть формально квоты выделяются, но связи между тем, какая потребность в рабочих местах и как выделяются квоты работодателями, практически нет. По нашим оценкам, около 800 тысяч квотируемых рабочих мест в принципе должно быть в стране, исходя из тех нормативов, которые сегодня установлены», – отметил министр.
В связи с этим федералы решили подготовить изменения в законодательство, чтобы сделать этот самый «неработающий механизм» более гибким для работодателя. В качестве альтернативы приема на работу, вероятно, будет предложено производить некие компенсационные выплаты. По задумке чиновников из центра, дополнительной нагрузкой на работодателя это стать не должно. Но успех реализации предложенных мер в конечном итоге, как подчеркнули в министерстве, будет зависеть от работы в конкретном регионе.
 
Максим Топилин, министр труда РФ
Мы с этого года запустили такой проект, как федеральный реестр инвалидов. Он сейчас начал работать, разворачиваем его деятельность. Мы заполнили реестр практически всеми данными о лицах с ограниченными возможностями. И в перспективе он будет базой данных и инструментом для того, чтобы люди могли получать в том числе услуги по различным реабилитационным направлениям и по трудоустройству в удобной для себя форме. Мы знаем, сколько у нас инвалидов первой, второй, третьей групп, но этого недостаточно, чтобы работать персонифицировано по различным технологиям с лицами, у которых есть нарушения слуха, нарушения с передвижением. Для этого мы подготовили приказ, в соответствии с которым для работодателей и для всех органов исполнительной власти установлены требования к рабочим местам применительно к инвалидам: какие требования устанавливаются для инвалидов по зрению, какие для инвалидов по слуху, какие для лиц, передвигающихся в креслах-колясках. Это позволит единообразно – конечно, с учетом отдельных особенностей – подходить к созданию специализированных рабочих мест.
Ольга Шевлякова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям