Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Орловские дворяне Скарятины. Часть 3

07.09.2017
О том, что русский язык велик и могуч, я знаю давно и в значительной степени благодаря земляку Ивану Сергеевичу Тургеневу. Но приятно бывает осознавать это в очередной раз по конкретному случаю – хотя бы вспоминая замечательную поговорку «Бог любит троицу». Не буду объяснять ее смысл – каждому русскому человеку он хорошо известен.
 
«Это чудесное поместье…»
А теперь по существу, уважаемый читатель. Я собирался ограничиться только двумя очерками об орловских дворянах Скарятиных (смотри «Орловский вестник» от 19 июля и 16 августа), но интересного материала по истории известного семейства накопилось за последнее время столько, что я просто вынужден был подтвердить на деле знаменитую мудрость русского народа.
В поместье Скарятиных в селе Троицкое (Скарятино) Малоархангельского уезда в XIX – начале XX века с удовольствием бывали многие соседи-помещики и знатные гости из Орла, Москвы и Санкт-Петербурга. Одна из постоянных посетительниц Троицкого, княжна Кантакузина-Сперанская, которая была племянницей хозяина, генерал-лейтенанта В.В. Скарятина, оставила воспоминания о полюбившемся ей месте. Я процитирую их с некоторыми сокращениями.
«Это чудесное поместье принадлежало семье Скарятиных в течение 300 лет… Современный дом был построен в середине XIX века – огромный, двухэтажный, с более чем сотней комнат, некоторые из них были расписаны знаменитыми итальянскими мастерами. Знаменитая липовая аллея вела к парадному входу, фасад выходил в парк. Парадные залы… были поистине прекрасны, очень пропорциональны и обставлены мебелью, доставшейся от Наполеона предку хозяев…
… Громадная прихожая вся была увешана охотничьими трофеями – оленьими и волчьими головами, чучелами убитых медведей и лис. Парадные комнаты были обставлены по-французски; по вечерам, освещенные мягким светом масляных ламп, они выглядели очень уютно, отблески огня отражались в роскошном паркете, инкрустированном перламутром – этому паркету было уже более 80 лет, и сделан он был руками талантливых крестьян-плотников…
Даже конюшни были построены в той же пышной манере, что было не свойственно для России, где подсобные помещения мало чем отличались от крестьянских домов».
Двери – дубовые, камин – мраморный
А теперь это эмоциональное, восторженное описание скарятинской усадьбы в селе Троицкое я дополню документами, которые сумел извлечь из недр Государственного архива Орловской области житель подмосковного Королева Алексей Белов, потомок дворян Скарятиных.
В начале XX века в России земское добровольное страхование от огня переживало пик популярности, очень многие владельцы самых разных строений заключали договоры со страховыми агентствами на случай возможных пожаров. С 1902 года вплоть до революционных лет свое многочисленное недвижимое имущество постоянно страховал владелец усадьбы в Троицком, генерал-лейтенант Владимир Владимирович Скарятин. Документы страхования (план, описание и оценка строений) сохранились, и я расскажу, что же собой представляло то самое «чудесное поместье».
Итак, на сравнительно ровном, с небольшим уклоном в сторону речки Синковец (приток реки Труды) пространстве, на левом ее берегу, в большом регулярном парке располагались девять сооружений большого скарятинского имения: три дома, три флигеля, контора, конюшня и скотный двор. Общая площадь, которую они занимали вместе с парком, составляла более пяти десятин (свыше пяти гектаров).
Все строения, кроме одного деревянного дома, были кирпичными, с железными крышами и достаточно приличных размеров. Самое маленькое здание (двухэтажный деревянный дом) в длину достигало 30 аршин (21,3 метра), самое большое (конюшня) – 83 аршина (60 метров). В страховых документах дано описание всех объектов, но я ограничусь рассказом о строении под №2.
«Дом двухэтажный, кирпичный, на каменном фундаменте высотой один аршин (71 см), крыт железом. Длина 57 аршин (40,5 метра), ширина – 24 аршина (17 метров). Высота стен – 13 аршин (9,1 метра), толщина – 1 аршин (71 сантиметр). Стены с обеих сторон проштукатурены, потолки отштукатурены с карнизами и в комнатах на 13 квадратных аршин покрашены масляной краской. Полы в четырех комнатах по 30х8 аршин крашеные, в поварской на 13х12 аршин пол цементный, в остальных комнатах – дубовый паркетный.
Нижний этаж: стены в одной комнате на высоту два аршина с четвертью обшиты дубовыми филенками (филенки – это декоративный элемент, часть поля стены, двери или пилястра, заглубленная или имеющая обрамление, по форме близкая к прямоугольнику. – Прим. А.П.), равно и откосы в окнах, в трех комнатах на 31Х12 аршин стены обтянуты материей, а в остальных стены крашеные. Окна створчатые, с дубовыми рамами – 25, дверей филенчатых, створчатых, дубовых – 15, крашеных – 7, однопольных филенчатых дубовых – 3 и 4 простых. 6 печей кирпичных, крашеных, один камин дубовый с мрамором и один мраморный, две дубовых лестницы на второй этаж.
Верхний этаж: стены крашеные, окна створчатые с дубовыми рамами – 30, дверей филенчатых крашеных створчатых – 3, однопольных – 7 и 4 однопольных дубовых. Печей (названо иностранное имя автора) кирпичных – 4, две ванных комнаты и три ватерклозета. В доме две продольных капитальных стены…».
Общая сумма ежегодных страховых выплат генерала Скарятина за все здания в его усадьбе составляла 47 500 рублей – большие деньги по тем временам. Но Владимир Владимирович считал это оправданным. К сожалению, в послереволюционные годы восемь из девяти капитальных сооружений национализированного имения были разобраны по бревнышку и кирпичику. Сохранилась только часть главного здания – первый этаж из того, что я описал выше. В настоящее время в нем, с надстроенной сверху крышей, помещается зерносклад местного фермера.
 О Казанской церкви и ее строителях
А теперь, уважаемый читатель, из села Троицкое (Скарятино) мы перенесемся за 20 километров, на юго-восток, в село Пеньшино того же Верховского района (но до 1928 года уже Ливенского, а не Малоархангельского уезда). Село расположено в самом начале большой излучины реки Труды, на правом ее берегу, и если к населенному пункту подъезжать со стороны Русского Брода, то и все живописное пространство, и село, и даже полуразрушенная Казанская (Борисоглебская) церковь замечательно просматриваются с верхней точки, от заброшенной территории бывшей воинской части ПВО.
Сюда, в Пеньшино, в бывшее имение Дмитрия Яковлевича Скарятина, мы прибыли с Алексеем Беловым 25 июля, когда он совершал второе путешествие по местам жизни его орловских предков-дворян. Главным объектом осмотра в этом селе стала для нас, конечно же, церковь во имя иконы Казанской Божией Матери. У храма есть и второе имя – Борисоглебский (по названию придела святых Бориса и Глеба), и построен он был еще в середине XVIII века в стиле барокко. Но через сто лет владевший селом Пеньшино помещик Дмитрий Скарятин, с разрешения епархиального начальства, задумал не только отремонтировать церковь, но и капитально ее перестроить. По словам В. Неделина и В. Ромашова, авторов книги «Архитектурные древности Орловщины», «в ходе перестройки была изменена декорация фасадов, растесаны окна, удлинена к западу трапезная и выстроена массивная пирамидальная колокольня».
Казанская церковь перестала принимать прихожан в первый раз в начале 30-х годов XX века, в послевоенные годы она вновь стала действующей. Но в 60-е годы ее закрыли вторично. Местный колхоз какое-то время использовал часть храма как хозяйственную постройку, за которой был присмотр. Но потом церковь была окончательно заброшена и подверглась значительным разрушениям, хотя ее и не уничтожили полностью, как многие другие православные сооружения области.
Мы с Алексеем Беловым внимательно обследовали Казанский храм, зашли внутрь церкви, удивившись ее размерам и частично сохранившимся каменным плитам на полу при входе. Общая длина всего православного сооружения – почти 50 метров. Вячеслав Ромашов и Владимир Неделин написали, что «под алтарем церкви устроили склеп храмостроителей Скарятиных». Кто именно из представителей этого известного дворянского рода был погребен в склепе – точных данных нет. Вполне возможно, что в последний путь сюда отправились Дмитрий Яковлевич Скарятин и некоторые члены его семьи, проживавшие в Пеньшино.
К сожалению, выяснить какие-то детали в настоящее время довольно сложно, поскольку и алтарь, и склеп, вход в который с восточной, наружной стороны сохранился, сильно повреждены. Все склепное пространство заросло молодыми деревьями. Единственное открытие, которое мы с Алексеем Беловым сделали, это загадочный рисунок (или знак) на одном из кирпичей с левой стороны склепа.
Кроме этой фотографии было сделано и множество других. Алексеем Беловым по итогам посещения Пеньшино и храма его предков овладела навязчивая идея попробовать организовать инициативную группу для сбора средств на восстановление Казанского храма. А ближайшей целью станет еще одно посещение Пеньшино – с целью выяснения истории его разрушения и попытки найти следы от надгробий Скарятиных: ведь не могли они исчезнуть бесследно?!
Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям