Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Машина времени

Орловские дворяне Апухтины: «В сраженьях мы – не на постели...»

16.12.2012

Когда орловцы где-либо слышат или читают фамилию Апухтин, реакция следует незамедлительно: «А, сочинял чего-то!». Да, именно такую фамилию носил известный русский поэт второй половины XIX века, автор стихов, многие из которых стали романсами. Но среди Апухтиных, дворян Орловской губернии, было множество других интересных личностей. Одних только генералов насчитывается около десятка. Мой рассказ – о нескольких представителях этого славного рода, верой и правдой служивших России на военном поприще.

В боях с «Тушинским вором»

11 октября 1833 года Орловское дворянское депутатское собрание рассматривало прошение генерал-майора Александра Петровича Апухтина о внесении в Дворянскую родословную книгу губернии его сыновей Николая и Александра. Для доказательства древности своего дворянского происхождения проситель представил документы из Вотчинного департамента.

Оказалось, что прапращур генерала, Дмитрий Тимофеевич Апухтин, еще в 1585 году владел имением в Карачевском уезде. А пращур, Константин Дмитриевич, отличился в Московском осадном сидении, когда Василий Шуйский, последний русский царь из династии Рюриковичей, запертый в Москве «Тушинским вором» Лжедмитрием II, два года (1608–1610) отбивался от него. Верному своему стороннику К.Д. Апухтину царь Василий пожаловал поместье в Рословском стане, в том же Карачевском уезде.

Прапрадед генерала, Климентий Константинович Апухтин, отличился в борьбе с литовцами, прадед, стольник Иван Климентьевич, – в сражениях с турками и поляками, за что каждый из них получил добавку к апухтинским вотчинам не только в Карачевском, но также в Орловском и Болховском уездах.

Количество владений Апухтиных за сто лет значительно увеличилось, но одновременно они дробились между наследниками, так что у Петра Захаровича Апухтина, отца генерала, вотчинные земли с 240 крепостными душами имелись только в Болховском уезде.

Четверо сыновей Петра Захаровича (Андрей, Александр, Владимир и Гавриил) разделили их полюбовно после смерти отца.

А теперь подробнее о трех из перечисленных братьев: Гаврииле Петровиче, уже несколько раз называвшемся генерал-майоре Александре Петровиче и самом младшем – Андрее Петровиче Апухтиных. О четвертом, Владимире, каких-либо сведений найти пока не удалось.

Предводитель, сенатор, переводчик

Самым старшим из братьев (1774 года рождения) был Гавриил Петрович Апухтин. Он же добился и наибольшей известности, причем в различных сферах. Начиналась его биография, как и у остальных братьев, с армии. До своей отставки в чине майора Гавриил Апухтин успел отличиться в Русско-персидской войне 1795–1796 годов. Очень молодым, в 32 года, он получил доверие от орловского дворянства, которое в течение двух сроков избирало его губернским предводителем (1806–1813 годы).

Активную деятельность орловского руководителя дворян во время Отечественной войны 1812 года заметили в столице, и Гавриил Петрович продолжил карьеру в Военном министерстве и Сенате. Последний его чин на гражданской службе – действительный статский советник (генерал-майор – в переводе на военный язык. – Прим. А.П.). Апухтин также активно участвовал в деятельности Московского общества сельского хозяйства (был там казначеем) и занимался благотворительностью. Наконец, в молодые годы он успешно перевел с французского языка несколько книг для юношества, опубликованных в конце XVIII века. Умер Г.П. Апухтин в Москве на 61 году жизни.

Инженер-генерал-майор и кавалер

Об Александре Петровиче информации не очень много. Во-первых, он получил инженерное образование в артиллерийском и инженерном шляхетном корпусе. По окончании его служил в войсках, принимал участие в Отечественной войне 1812 года, закончив ее инженер-полковником, был награжден орденом.

С 1817 по 1824 год многодетное семейство генерала Александра Апухтина (жена и пятеро сыновей) проживало в Москве, в районе современного Арбата, в доме №7, на так называемой Собачьей площадке. Генерал провел реконструкцию главного дома усадьбы, сделав его двухэтажным, с антресолями и мезонином на каменном фундаменте. Александр Петрович заменил также вокруг жилого здания все деревянные хозяйственные постройки на каменные. Дом Апухтиных впоследствии стал известен как один из центров культурной жизни Москвы, его посещали многие знаменитости, в том числе и наши земляки – Тимофей Грановский и братья Киреевские. Точная дата смерти генерал-майора нам не известна.

Из офицеров – в рядовые и обратно

Если Гавриил и Александр Петровичи Апухтины, дослужившиеся до генеральских чинов, поселились на постоянное жительство в Москве, то самый младший из братьев, Андрей (1787 года рождения), стал хозяином родовой отцовской усадьбы в Болховском уезде, где ему принадлежало 105 душ крепостных крестьян.

Он рано вступил в военную службу и уже в 18 лет был поручиком. Перед молодым офицером открывалась возможность сделать блестящую военную карьеру, но Андрей Апухтин сам себе все испортил: будучи в трехмесячном отпуске, он в срок в свою часть не явился. Последовало долгое разбирательство, суд – и разжалование в рядовые. Это стало сильным ударом по самолюбию гордого дворянина. Правда, он не стал сидеть, сложа руки, и в марте 1809 года вступил рядовым в Уфимский пехотный полк, в котором прослужил еще семь лет.

Полк был боевым, и в его составе в том же году, с 22 сентября по 9 декабря, Андрей Апухтин участвовал в походе в австрийскую Галицию, дойдя до города Лемберга (современного Львова).

А с началом Отечественной войны 1812 года Уфимский пехотный полк несколько раз оказывался в самом пекле сражений: 6 августа при обороне Смоленска, а 26 августа – защищая Курганную высоту Бородинского поля, где находилась знаменитая батарея генерала Раевского.

Во время второй атаки на батарею французы сумели захватить ее. Начальник штаба I Западной армии Алексей Ермолов, видя отступление русских, обнажил саблю и повел в штыковую атаку на батарею 3-й батальон Уфимского пехотного полка. Отчаянный натиск поддержали три егерских полка, стоявших в резерве. Французы были сметены с батареи и бросились к лесу. Прапорщик Уфимского пехотного полка Андрей Апухтин вместе со своими товарищами оказался среди тех, кого вел в атаку генерал Ермолов. При преследовании врага он был ранен пулею «в икру левой ноги близ колена».

По излечении прапорщик принял участие в Заграничных походах русской армии, дойдя до герцогства Варшавского.

Когда в январе 1815 года командующий 1-й бригадой 24-й пехотной дивизии генерал-майор Иван Цыбульский увольнял прапорщика Апухтина в отставку, в приказе он отметил, что тот «в службе был усерден, отличил себя храбро». И, тем не менее, на «гражданку» Андрей Петрович ушел в самом младшем офицерском звании, не имея ни единой награды.

Поселившись в родовой усадьбе в Болховском уезде, Андрей Апухтин вскоре женился, рождались один за другим дети (два мальчика, две девочки). Но когда старшей из дочерей не исполнилось еще и 12 лет, скоропостижно умерла жена. Пришлось бывшему прапорщику одному поднимать на ноги несовершеннолетних детей.

В довершение всех несчастий в одном из документов Андрей Апухтин подписался как подпоручик (видно, так и не смирился он мысленно со своим чином. – Прим. А.П.), и его снова судили, на это раз «за самозванство». Правда, судьи простили отца четверых детей и вдовца, потому что он «наименовал себя подпоручиком по превратному понятию, и вреда от этого никому не произошло».

Как сложилась дальнейшая судьба героя-несчастливца, выяснить не удалось. Знаю лишь, что о детях своих он позаботиться успел: они получили и дворянство, и наследство.

Вот такой разной оказалась судьба трех родных братьев Апухтиных, не жалевших жизней своих «за Веру, Царя и Отечество».

Еще об одном Апухтине, генерал-поручике Акиме Ивановиче, который Пугачева судил и губернатором был, – отдельная история.

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям