Орелстрой
Свежий номер №36(1240) 11 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Резонанс

Орловская область: грядет мясной коллапс?

24.07.2017
Животноводческая отрасль (речь идет о производстве мяса из КРС) Орловской области наращивает обороты. Растет поголовье скота, увеличилось производство говядины. Но откуда тогда у федерального центра растет недовольство этим сегментом регионального АПК? Действительно ли нам удалось поднять отрасль на должный уровень, выяснял «ОВ».
 
На позитиве
Поприсутствуешь на различных совещаниях, где озвучиваются доклады региональных чиновников, и ловишь себя на мысли, что век бы слушал: кругом молочные реки, мясные берега. Ешь, пей да радуйся.
Согласно данным Орелстата, на 1 июля поголовье крупного рогатого скота (без учета дойных коров) во всех категориях хозяйств составило 116,8 тысячи голов. Это несколько ниже, чем в аналогичном периоде прошлого года. Что, впрочем, не мешает отдельным представителям обладминистрации называть такой результат едва ли не лучшим за последние пять лет.
Как отметили в областном департаменте сельского хозяйства, в рейтинге регионов (составителя топ-листа чиновники не указали) по поголовью специализированного мясного КРС по ЦФО мы занимаем третье место после Брянской и Воронежской областей и девятое место по стране. Дабы не быть голословными, привели цифры. Мол, на 1 января 2014 года поголовье специализированных пород и помесных животных составляло 4,3 тысячи, а на 1 января 2017-го – 63,3 тысячи. Прибавим к этому увеличившееся в 1,9 раза, по сравнению с 2012 годом, производство мяса КРС в живом весе.
Но так ли все прекрасно?
Что скрывают цифры
Рост поголовья КРС на Орловщине, которым так гордится региональная власть, действительно имел место быть в прошлом году. До этого момента едва ли у кого-то повернулся бы язык назвать нашу область будущим оплотом мясного животноводства. Поясню свою мысль.
Начиная с 2009 года и вплоть до 2015-го единственный показатель, который демонстрировал наш регион, – резкое снижение поголовья КРС. Стремительный прошлогодний скачок обусловлен вовсе не увеличением общего количества крупного рогатого скота во всех категориях хозяйств, а приходом на орловские земли пищевого гиганта – компании «Мираторг». В декабре 2015 года агрохолдинг запустил в Шаблыкинском районе откормочную площадку на 50 тысяч голов. В строительство было вложено 1,5 млрд рублей. Уже летом прошлого года компания заявила о дальнейших планах по увеличению мощности шаблыкинской площадки до 175 тысяч голов и дополнительных инвестициях в 1,3 млрд рублей. «Мираторг» стал, по сути, монополистом регионального мясного животноводства на Орловщине. На долю компании в общем объеме производства говядины приходится 53,1 процента.
Но что «Мираторгу» хорошо, то другим, более мелким производителям не очень… Они жалуются на недоступность ресурсов в связи с приходом крупного конкурента. Оставшиеся без поддержки игроки вынуждены уходить.
За конкретными примерами далеко ходить не надо. В конце прошлого года «ОВ» сообщал о том, что ООО «Орел-Агро-Продукт» – крупный сельхозпроизводитель, занимающийся в числе прочего животноводством, правда, молочным, – продал все мощности в Орловской области агропромышленному комплексу «Мираторг». Компания успешно работала в четырех районах: Кромском, Дмитровском, Троснянском и Новодеревеньковском. Учитывая, что в сферу интересов «Мираторга» молочное животноводство не входит, можно предположить, что все стадо (а это порядка 1050 голов КРС, в том числе 675 коров) пошло на убой. Тогда информацию областные чиновники не прокомментировали.
Кстати, о возросших показателях убоя, которыми наравне с ростом поголовья КРС не преминула не так давно похвастаться областная администрация… Аграрии называют их сомнительными. На деле отечественным агропроизводителям не хватает мясных пород крупного рогатого скота не для обеспечения прироста поголовья, не для того чтобы вдоволь накормить россиян. Ведь по факту говядиной нас обеспечивает, вопреки своему назначению, дойное стадо. Так, по данным регионального департамента сельского хозяйства, в прошлом году от молочных пород произведено 45 процентов мяса.
Как преломить ситуацию? Вывести из тени мировую «подушку пищевой безопасности» – семейные фермы и крестьянско-фермерские хозяйства (КФХ).
Не прожить селу без коровы
О том, что и мясное скотоводство может быть выгодным и эффективным видом бизнеса, и не только для крупных производителей, на наглядном примере демонстрируют Брянская и Воронежская области. Да и не одни они… В общей сложности в фермерских хозяйствах нашей страны содержится более 1 млн 200 тысяч коров.
13 июля в рамках форума «Российское село – 2017» представители Минсельхоза РФ и депутаты Госдумы призвали губернаторов сделать упор на поддержку малого и среднего бизнеса.
– Семейные фермы и КФХ – основа аграрного производства. Важно дать стартовый капитал, помочь людям. Если мы строим небольшие фермы, то распределяются трудовые ресурсы, создаются новые рабочие места, наполняются местные бюджеты, внутренний рынок насыщается продуктами. Это вернет специалистов, удержит молодежь на селе, это одно из условий развития сельских территорий, – подчеркнул первый зампред аграрного комитета Госдумы РФ, президент АККОР Владимир Плотников.
Согласился с Плотниковым и директор департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза РФ Геннадий Шичкин, передает портал «Аграрной партии России». По его словам, малые формы хозяйствования выполняют задачу продовольственной безопасности. В ряде регионов благодаря поддержке из бюджета растет производство мяса и поголовье КРС. Орловской области в списке «отличников» не оказалось...
В нашем регионе представителей малых и средних крестьянско-фермерских хозяйств, которые назвали бы мясное животноводство рентабельным, можно пересчитать по пальцам. Основным производителем специализированных, подчеркну, именно специализированных мясных пород в области является ООО «Брянская мясная компания». Из местных мясным КРС также занимаются всего лишь пять сельхозорганизаций и девять КФХ. А доля мясного скота в малых формах хозяйствования составляет всего 1,7 процента.
И это в регионе, имеющем все предпосылки для эффективного ведения животноводства, в том числе наличие естественных пастбищ. Вот только доступ к ним в большинстве своем имеют, по словам ряда опрошенных фермеров, только крупные хозяйства. В этой связи у КФХ возникает потребность в дополнительном прикорме скота. А если же основное питание поголовья составляет покупной корм, то и себестоимость говядины выходит золотой. Да и меры господдержки в этом случае не покроют убытки.
Кстати, о поддержке. Она не нова и ее средства тратятся крайне неэффективно, уверены аграрии. Речь идет о единой субсидии на возмещение части затрат на содержание коров специализированных мясных пород и их помесей, от которых получен живой теленок. На одну такую голову положено всего две тысячи государственных рублей. Но прежде чем их получить, необходимо начать животноводческий бизнес с высоким выходным порогом, построить ферму, купить КРС, осеменить коров, ждать отела. К тому же здесь существует множество рисков, например, заражение стада лейкозом, что случилось в 2011 году. Добавьте к этому увеличение нагрузки на бизнес, в частности экосборы, постоянные правки в техрегламенты и внедрение системы электронной ветеринарной сертификации. Вот и получается, что технологический цикл по мясу составляет пять-шесть лет. А полная окупаемость процесса – 10–15 лет.
Выживешь после всего этого, и не факт, что получишь заветные две тысячи рублей на корову. Ведь денег на всех не хватит. Особенно с учетом того, что выделяется федеральная субсидия на условии софинансирования из регионального бюджета. Больше выделил, больше получил, больше передал аграриям, как итог – лучше показатели у региона. Но эта песня не про нас. С учетом низкой бюджетной обеспеченности области и высокой зависимости от федеральной казны мы участвуем только в программах с минимальным софинансированием.
Тот факт, что фермеры не имеют возможностей развивать мясное производство на селе, федеральные эксперты объясняют недостаточной волей региональных властей для принятия ключевых решений в сфере животноводства. То ли дело Воронежская область, где, как передает портал Agroxx, высоких темпов роста стада удалось добиться за счет вложения за семь лет более 15 млрд рублей.
Чтобы регион стал оплотом мясного животноводства, областные чиновники должны протянуть местным аграриям крепкую финансовую руку помощи. Но до этого мы пока, по-видимому, не доросли.
Впрочем, орловских бюрократов ничем не прошибить. На прошедшем в конце июня дне поля в Шатилово представители обладминистрации делились новостью о том, что Орловщину приписали к числу регионов, где может быть полностью восстановлено поголовье крупного рогатого скота. Не исключено, что так и произойдет... Но, скорее всего, как это уже повелось в нашей области, только на бумаге.
Виталия Румянцева

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям