ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №18(1267) 6 июня 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Орловская духовная семинария

07.06.2018
Семинария (от латинского seminarium – «рассадник») была учебным заведением, дававшим неплохое общее образование. Достаточно сказать, что программа курса духовной семинарии (вместе с предварительной подготовкой в духовном училище) содержала в себе полный курс классических гимназий. В 1778 году при преосвященном Амвросии (Подобедове) в Севске была открыта духовная семинария, которая размещалась на территории архиерейского дома, бывшего Спасо-Преображенского монастыря. В 1788-м в связи с учреждением Орловской епархии семинария была переименована в Орловскую, но по-прежнему оставалась в Севске. В Орле духовная семинария обосновалась в 1827 году. Располагалась она на Казначейской улице (позднее улицу переименовывали дважды: первый раз – в Разночинскую, а второй – в Студенческую).
Стены и люди
Строительство кирпичного трехэтажного здания для семинарии велось в Орле с апреля 1824-го по ноябрь 1826 года (архитектор Ф.И. Петонди). Открытие состоялось 8 мая 1827-го. В сентябре 1849 года был построен подвальный этаж, где разместились кухня, пекарня, кладовые и мастерские. В 1850-м за семинарской оградой разбили сад и устроили огород. В 1851–1855 годах главный корпус реконструирован: произведена его внутренняя перепланировка. В мае 1855-го окончено строительство кирпичного двухэтажного больничного корпуса.
С именем Александра Богданова связано полное переустройство семинарии. Из трехклассной она была преобразована в шестиклассную. Сами здания были перестроены, главный корпус расширен пристройкой в 1872 году, произошел капитальный ремонт и обновление семинарской церкви в 1874-м. С 1894 года в семинарии существовало древнехранилище, где сосредотачивались вещественные и письменные памятники церковной старины.
Духовная семинария готовила священников и учителей преимущественно народных школ. В ней могли обучаться на одинаковых условиях дети всех сословий государства. В Орловской духовной семинарии учились не только известные служители церкви, но и деятели науки, культуры, революционеры. Назовем лишь некоторых из них: декабрист С.М. Семенов (1789–1852), святитель Феофан Затворник, Вышенский, в миру Г.В. Говоров (1815–1894), философ С.Н. Булгаков (1871–1944), исследователь Арктики В.А. Русанов (1875–1913?), авиаконструктор Н.Н. Поликарпов (1892–1944). В этой семинарии учился будущий член организации «Народная воля», а позднее эсер А.В. Гедеоновский (1859–1928).
Как видим, орловская семинария открывала разнообразные пути для развития личности. В конце XIX – начале XX века многие из семинаристов мечтали не о церковной карьере или поступлении в духовные академии, а о продолжении образования в светских учебных заведениях.
Война и мир
Все семинаристы носили форму. Ежегодно они получали две суконные курточные пары и пояс, фуражку, три пары белья, две пары сапог, галоши. Один раз в два года – драповое пальто. В шестом классе вместо курточной пары с поясом выдавалась сюртучная пара, что выделяло выпускников в общей массе семинаристов.
Мы можем составить представление и о том, как питались бурсаки. Стол воспитанников духовной семинарии различался в обычные дни и дни поста. Вот, к примеру, что ели учащиеся в сентябре-ноябре 1909 года. На завтрак они получали чай с пшеничной булкой. Обед был более плотным (три блюда). По понедельникам, вторникам, субботам и воскресеньям был скоромный стол: щи с говядиной, говядина с хреном, каша с говяжьим салом (или котлеты с картофельным пюре). По средам и пятницам мясные блюда заменялись рыбными и грибными (постный стол): окрошка из севрюги, щи с белыми грибами, пирожки с подливкой. На ужин скоромный стол включал чаще всего щи с говядиной и кашу, а постный стол составлял суп картофельный с грибами и рисовые котлеты с грибной подливкой. Во времена длительного поста меню семинаристов несколько менялось. Чай с пшеничной булкой они получали уже не только утром, но и вечером. Часто давали севрюгу и солянку из нее, а также котлеты из манки, пирожки, оладьи. Кашу заправляли подсолнечным маслом.
В жизни семинарии в 1914 году произошли уже заметные перемены. В связи с началом войны с Германией и ее союзниками часть здания была отведена под госпиталь для раненых воинов. Для руководства учебного заведения остро встал вопрос, как организовать занятия. Вести учебный процесс в оставшихся помещениях для 632 воспитанников было невозможно. Кроме того, из-за большого потока беженцев произошло резкое удорожание стоимости жилья в Орле. Выходцы из бедных семей (и тем более сироты) не могли оплачивать проживание. В свою очередь, семинария уже не могла вносить плату за проживание всех казеннокоштных учеников.
Ситуация была сложная, но решение все же нашлось. Правление семинарии постановило ввести посменный порядок проведения занятий для четвертых, пятых и шестых классов. Остальные начали занятия позже, получив задания для самостоятельной работы. Пришлось провести «уплотнение» в квартирах и комнатах, сдаваемых ученикам, чтобы разместить хотя бы старшеклассников. Колоссальные усилия семинарского начальства позволили со второго семестра начать обучение и первых трех курсов.
Быт и бунт
Нравы в семинарии начала ХХ века, по свидетельству ряда современников, оставляли желать лучшего. Нередки были драки, порой старшие воспитанники обижали младших. Руководство семинарии фиксировало не только случаи пьянства, курения, но и факты равнодушия к вере, а порой и богохульства: не явились к причастию, пропустили исповедь, порвали церковные книги и т.п. Жандармское ведомство также отмечало грехи семинаристов: пели непристойные песни в престольный праздник перед храмом, выбрасывали из отцовского дома иконы.
Семинарское начальство имело в своем распоряжении рычаги репрессивного воздействия на учащихся: «голодный стол» (лишение обеда и ужина); «молитва» – поклоны во время общей трапезы; «отеческое» (негласное) наказание розгами. Для проживавших на квартирах был предусмотрен карцер. Более серьезные проступки могли привести к отчислению. В соответствии с баллом доступ в светские высшие учебные заведения и на выгодные чиновничьи места оказывался закрытым.
Перелистывая «Орловские епархиальные ведомости», узнаем, что в 1905-м и 1909 году местная семинария была потрясена забастовками учащихся. В 1909-м, например, бурсаки выдвинули целый ряд требований. Стоит с ними познакомиться:
1. Никто из бастующих не должен подвергаться дисциплинарным взысканиям.
2. Предоставление свободного доступа по окончании четырех классов семинарии во все университеты без дополнительных испытаний.
3. В связи с этим расширение курса общеобразовательных наук в первых классах семинарии: а) обязательное преподавание тригонометрии; б) лучшая постановка алгебры, геометрии, физики и новых языков; в) сокращение преподавания в четвертом классе богословских наук.
4. Введение преподавания новых языков в духовных училищах.
5. Уничтожение переходных экзаменов.
6, 7. Увольнение одного из преподавателей и вежливое обращение с учениками со стороны воспитателей и преподавателей.
8. Ослабление внеклассного надзора.
9. Свободный выбор квартир.
10. Свободное посещение театров, концертов, лекций.
11. Передача ученической библиотеки и читальни в руки воспитанников.
12. Разрешение литературных, философских и драматических кружков.
13. Необходимое участие представителей от воспитанников в распределении пособий между недостаточными учениками.
14. Разрешение воспитанникам давать концерты в общественных зданиях.
15. Свобода заработка, как то: пение в приходских церквях и репетиторство в частных домах.
16. Улучшение экономического быта корпусных воспитанников: улучшение стола и обуви и одежды.
Революция и оккупация
В предреволюционные годы в учебном заведении нередко ходили по рукам революционные прокламации и книги. Среди семинаристов наблюдалось причудливое смешение идей революционной романтики, нигилизма, либерализма и особенно социализма. В 1918 году семинария была закрыта.
В период Гражданской войны в бывшем семинарском здании находился госпиталь для бойцов Красной армии. С конца 1920-х в нем разместилась эксплуатационная профессионально-техническая школа, основанная как путейский техникум в 1922 году и преобразованная в 1930-м в железнодорожный техникум. Здесь же располагались и другие учебные заведения и учреждения.
В период оккупации Орла в 1941–1943 годах здание было сильно разрушено. Восстановительные работы были закончены в 1951-м. При этом в центре фасада построен большой шестиколонный коринфский портик (архитектор С.А. Мхитарян). Здание в основном сохранило характер прежней постройки. Его фасад обладает строгой торжественностью, присущей композициям классицизма. Внутри его от старого интерьера сохранились вестибюль, часть церковного помещения (актовый зал), винтовая лестница, ведущая из него вниз, и столовая. В северо-восточном углу ограды сохранился бывший больничный корпус, используемый под жилье.
Сохранились сторожка и часть кирпичной ограды. В здании в настоящее время размещается Орловский техникум железнодорожного транспорта.

Кстати
За время существования семинарии в ней сменилось 26 ректоров. Среди известных выпускников духовного сословия около 35 святителей и священников. Наиболее известны наши земляки: 1797-й – святитель Филарет (Амфитеатров), митрополит Киевский и Галицкий, 1819-й – святитель Иннокентий (Борисов), архиепископ Херсонский, ок. 1870-х – священноисповедник Георгий (Коссов), 1882-й – Митрофан (Афонский), епископ Каменец-Подольский, 1902-й – преподобномученик архимандрит Матфей (Померанцев), ок. конца 1900-х священник Николай (Коссов), 1918-й – мученик Петр (Панков).
Анатолий Мищенко

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям