Орелстрой
Свежий номер №37(1241) 18 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Размышления на тему…

Орел – третья литературная столица?

11.02.2015

Наш культурный статус общеизвестен. Но, как всякое третье (пятое, девятое), это почетное место все-таки слабая позиция по отношению к лидирующей. Наша сильная позиция: «Орел – столица литературных провинций». Пожалуй, более нигде в мире нет подобной плотности гениев литературы в краевой истории.

Столичный удел

Речь не идет о новых Нью-Васюках в традициях «великого комбинатора». Мы говорим об усилении культурологической базы при подготовке к юбилею.

Зачем? Юбилей предполагает итоговое обобщение, такой концепт исключительности и избранности, из которого вырастает все величие усилий, вся оправданность судьбы. А наш город, как никакой иной, заслуживает исключительных традиций и, простите, потомственных привилегий. Не напускных, не купленных, не сдельных, но выслуженных всем ходом истории, как почетное звание, как дворянство.

Надо сказать, что столичный удел манит многие города России. Помимо двух главных столиц современности – Москвы и Петербурга – в нашей не простой истории были и другие столицы: целый ряд городов – Ладога, Новгород, Киев, Владимир, – на которые опирается летописная память средневекового величия.

Кроме этого, у нас есть города, которым приходилось временно исполнять эту заветную роль. Например, Ярославль, Омск, Уфа или Самара – бывшему Куйбышеву дважды пришлось выступать в качестве временной столицы, в начале Гражданской войны и в Великую Отечественную.

И, наконец, у нас есть «новые столицы», претендующие на главенствующий статус по различным основаниям. Например, города большого межрегионального положения: столица Урала – Екатеринбург, а дальневосточная столица – Хабаровск, столица Сибири – Новосибирск и т.п.

Но наиболее многочисленны в России столицы отраслевой силы, города ремесленной славы: Гусь-Хрустальный – столица хрусталя, Соликамск – столица соляная, Балабаново – столица спичечная, а Иваново – ситцевая столица, Тольятти – автомобильная столица, Королев – столица космонавтики и т. д. Число подобных городов может насчитывать не один десяток.

И, наконец, города-столицы по «культурному признаку». Таких немного. Например, Петергоф – дворцово-парковая столица и столица фонтанов, слобода Дымково – столица глиняных игрушек.

Идея возрождения

Для Орла трактовка своей исторической меры способна возвести всю стратегию подготовительных мероприятий и работ до потенциала региональной идеи. Подобно «сильному» электроду поляризовать движение всех частиц, когда ранее сверстанный муниципалитетом план и новые инициативы только усиливают друг друга. Когда легко согласуются любые работы администрации и самодеятельных коллективов на платформе общего дела. Дела, которое является не только личным, но делом нашего поколения: оно больше нас, старше нас, значительнее любых наших интересов. Так как с Орловской землей связаны не просто лучшие литературные произведения XIX века, но «Эпоха Русского литературного ренессанса». Возрождения после раскола старой Европы, сначала географического, затем идейного. Возрождения как поиска нового соотношения культур, экономики и политики. Этот поиск привел Россию к необходимости обосновывать свои роль и место в новом европейском мышлении, а тем самым – к созданию нового языка русского самосознания. И наш город – живой свидетель этого возрождения. Рождения новых культурных практик в литературе, в искусстве целиком.

Город усадебной застройки

Что есть центр нашего города как ни «историческое поселение», щедро иллюстрирующее градоустроительную традицию XIX века. Наше городское пространство помимо титульных объектов (музеев, архитектурных памятников, того, что указывается во всех путеводителях) все еще наполнено подлинными вещами рядовой исторической застройки дореволюционного периода, типичного русского города. Где, как пишет историк Владимир Махнач, «формировалась элита концептуальная и культурная – духовенство, интеллектуалы, художники; элита политическая и военная – аристократия и высшая администрация, элита производительная – наиболее квалифицированные ремесленники и купечество».

«Типичный русский город, – продолжаем цитировать В. Махнача, – город усадебной застройки, потому что на Руси город не очень сильно отрывается от деревни, …и в деревне, и в городе первичной ячейкой был односемейный двор-усадьба. Любопытно, что эта традиция дожила до нашего века в мещанских полукаменных домах».

Мещанство понимается в пушкинской традиции: «Не офицер я, не асессор, / Я по кресту не дворянин, / Не академик, не профессор; / Я просто русский мещанин», то есть горожанин, домовладелец. (Вспомним «нижегородского мещанина» Минина, сподвижника князя Пожарского.) Именно мещанам принадлежала большая часть городского недвижимого имущества. Сколько еще неухоженной вековой столярки можно встретить в старой части Орла, требующей не самой дорогой (щеток, лака, масла) реставрации, которая вполне по силам любому студенту худграфа или художественного училища.

И если рядом с отреставрированными, скажем, наличниками, филенчатой дверью или ставнями появится «визитка» с именем реставратора (помимо атрибутации) – это ли не престиж. Так учебный процесс может совпасть с нуждами города, сработать на общегородские интересы. А ведь встречается и белокаменный фундамент, и кованые элементы крыльца, и мощеный камнем переулок. И все это не просто иллюстрация – это дух Русского литературного ренессанса.

Наиболее деликатный вопрос возникает в случаях, когда ценный элемент малой архитектурной формы невозможно сберечь на исконном месте и целесообразней его сохранять в музейном пространстве. Правда, для этого требуется особое выставочное пространство, где бы можно было экспонировать такие артефакты. Наподобие того, что сегодня делает музей архитектуры имени Щусева, используя открытую площадку своего двора. Логично было бы организовать «Экспозицию малых архитектурных форм» (художественно-прикладного элемента) на базе краеведческого музея или специализированного учебного заведения – такого рода практика общеизвестна (Музейный центр РГГУ, музей Строгановского училища).

Значение исторических названий

Кроме того, в очередной раз хочется высказаться за проект: «Исторические названия». Идея витает в воздухе давно. Кажется, теперь, в канун юбилея, уже совсем пора на городских улицах развесить таблички-аншлаги с их старыми названиями.

Важно, что проект подразумевает не переименование улиц, а именно дополнение современных названий их историческими, как это заведено в Суздале, Ярославле, Владимире, Смоленске, Воронеже, Тутаеве, Вологде и других древнерусских городах. А в сумме из подобной постановки может вырасти вся экскурсионная индустрия города, которая, в свою очередь, может поднять престиж и спрос на реставрационные работы в исторической части Орла.

Только представьте себе два-три дома по улице, а то и целый квартал, восстановленный и отреставрированный по всем элементам на конец XIX – начало XX века. Это ценнее любого мосфильмовского павильона для туриста, потому что степень подлинности максимальная, неподдельная, живая. Образ города в этом случае многократно усилится всеми литературными образами наших гениальных земляков, которые, по-видимому, не подозревали о такой своей градозащитной миссии.

Вдобавок, наш город хранит подлинные (но не проявленные) маршруты прогулок реальных и вымышленных персонажей литературной истории. Может сложиться целая карта самовольных вылазок для любого, кто желает увидеть своими глазами, например, «Маршрут Леонида Андреева» – от дома писателя к месту, где встретились его герои Баргамот и Гараська, и дальше, до городской гимназии, где писатель учился.

Так могут установиться прогулочные маршруты Ивана Бунина, Николая Лескова, Ивана Тургенева или воображаемые редкие прогулки Алексея Петровича Ермолова. И единственный пешеходный маршрут, которым нас удостоил Александр Пушкин. В таком духе может быть воссоздана, по выражению музеолога Тараса Полякова, «не столько модель быта, сколько модель бытия эпохи».

И не надо никаких огромных бюджетных затрат и разработки колоссальных проектов – все может состояться малыми усилиями по-настоящему понимающих суть вопроса неравнодушных людей. А если их инициатива совпадет с интересами администрации – это и будет тем, что называется общим делом. Делом всех, кто верит в столицу литературных провинций мира.

Андрей Шатохин  

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям