Орелстрой
Свежий номер №17(1221) 24 мая 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Воспоминания о войне

Она сражалась за Родину

15.04.2015

Уважаемые читатели, в этом номере мы объединяем две акции: «Воспоминания о войне» и «Они восстанавливали Орел», чтобы рассказать историю нашей землячки, фронтовички, участницы Курской битвы, а в мирное время сотрудницы одного из ведущих строительных предприятий региона ОАО «Орелстрой» Евгении Розановой.

Не понюхав пороху

Евгения Николаевна родилась 13 января 1926 года, ее семья жила на улице Горького в Орле. Когда по радио объявили о начале войны, ей было всего пятнадцать, юная Женя только что окончила восьмой класс.

– Для нас, школьников, слово «война» было незнакомо. Не понюхав пороху, сложно понять весь ужас происходящего. Без страха мы рвались на фронт. Думали, поиграем в солдат, убьем немцев и вернемся домой. Помню, как всем классом явились в военкомат с просьбой взять нас в армию. Военком отправил нас домой, но мы упорно ходили туда каждый день. В итоге так разозлили его, что мальчишек послали рыть окопы, а девочек – учиться на санитарных инструкторов и радистов. Правда, после учебы мы не успокоились, еще настойчивее стали проситься на фронт, – вспоминает Евгения Николаевна.

Стало не до шуток, когда немцы вплотную подошли к Орлу. Город содрогался от бомбежек. В августе 1941-го Николай Дмитриевич Казанский, отец Жени, работник обкома, организовывавший партизанские отряды на Брянщине, посадил в грузовик жену Прасковью Павловну, дочерей Валентину и Женю, мальчишек-тезок Юриев (сына и племянника) и отвез в Елец. Впопыхах захватили только кое-какую зимнюю одежду и деньги. По дороге попали под бомбежку, чудом выжили.

В сентябре из Ельца «теплушки» повезли эвакуированных в Караганду. С этого момента Евгения стала фактически главой семьи. Мама не покидала вагон, боясь оставить старшую дочь Валентину, родившуюся больной. А десятилетних братьев из поезда не выпускали – не дай Бог отстанут. Во время остановок юная Женя покупала у местных вареную картошку, огурцы, капусту. Вот только первое время покупки сложить было не во что. Приходилось несколько раз выходить из вагона. Позже солдаты из военного эшелона, ехавшие на войну, подарили девушке котелок.

– Я была так счастлива, теперь могла семье принести тушеную картошку, кипяток, – смеется Евгения Николаевна.

До Караганды ехали долго, пропуская вперед военные эшелоны и поезда с техникой. Летнее платьице, в котором Женя покинула Орел, ветшало на глазах. В зимней одежде было еще очень жарко. На одной из остановок девушку в легком платье пожалела чужая женщина и подарила пуховый платок.

От сватов – на фронт

Через два-три месяца добрались до конечного пункта.

– А там и знать не знали, что такое война: вокруг тихо-мирно, люди живут прежней жизнью. На вокзале я увидела жареные пирожки по пять копеек. Накупила на всю семью, после картошки лопали их за обе щеки, – рассказывает наша героиня.

Из Караганды семью отправили в поселок Майкудук, где жили высланные с Поволжья мирные немцы и раскулаченные русские. Приняли орловцев тепло, выделили комнатку в мазанке. Есть было нечего. Чтобы прокормить семью, Женя устроилась работать медсестрой в детский приемник НКВД. Туда привозили потерявшихся или отставших ребятишек. Самому младшему подопечному было четыре года, его родители во время остановки не успели забежать в отъезжающий поезд.

– От семьи из Майкудука сбежала на фронт. А все потому, что ко мне, пятнадцатилетней, приехал свататься казах, старый, усатый. Понравилась ему очень. В молодости я гордилась своими косами до пояса, с кулак толщиной. Однажды прихожу домой, а у нашей мазанки верблюды стоят, бидоны с медом. Отказала я ему, дескать, отца нет, без его благословения не имею права замуж выйти. Старик поклялся увезти насильно. Испугалась, поехала жаловаться в НКВД в Караганду. А мне начальник дал револьвер, показал, как им пользоваться и говорит: «Стреляй, если что, женихов этих», – рассказывает Евгения Николаевна.

Попыток сватовства «жених» не прекратил, и в 1942 году юная Женя села в «товарняк» и уехала в Ташкент.

Поклялись отомстить за товарищей

В Ташкенте укомплектовывали отдельный зе-нитно-артиллерийский дивизион. В него входили две батареи зениток, пулеметная рота, разведчики, связисты. Командир батареи старший лейтенант Андрей Вокуленко согласился принять в состав Евгению.

Первым делом командир научил Женю и других девушек управлять зенитками. Наша героиня стала наводчицей, «ловила» цель. Подготовленный отдельный зенитно-артиллерийский дивизион отправили на линию фронта под Москву. Ехали на открытых платформах.

– И все равно мы не понимали, что такое война, на остановках пели и плясали. Уже подъезжая к Москве, попали под налет немцев. Снаряд угодил в одну из платформ. И вот здесь мы осознали ужас войны. Наши товарищи, с которыми только что пели песни, лежали мертвыми. Похоронили, а слез нет, только ненависть к фашистам. Поклялись отомстить за наших.

Евгения Николаевна вспоминает, как их дивизион направили на Курскую дугу. Было тяжело, женщины запрягались в зенитки и тащили их, спали на открытой земле рядом с орудием.

– Ночами боев особо не вели – ничего не видно. Но немцы были очень изобретательные. Однажды темноту прорезал яркий свет. Это фашисты спускали на парашютах осветительные ракеты. Мы были как на ладони. Выстрелы, взрывы, паника... Открыли заградительный огонь, – вспоминает Евгения Розанова.

На Курской дуге Женю контузило, она лежала, ничего не видя и не слыша. Девушку хотели отправить в госпиталь, но военный врач Артем Егорович не отдал, пообещал сам вылечить.

– И вылечил гипнозом. После семи-восьми сеансов я заговорила, стала слышать. Врач выводил меня в поле и говорил, чтобы я пела, пела громко, что есть сил. А вот зрение пострадало. Сегодня один глаз не видит, предстоит операция, – говорит Евгения Николаевна.

Расстрел предателя

После дуги дивизион направили под Льгов Курской области охранять узловую станцию, так как весь курский штаб погиб. Следующий пункт – Киев. Город уже был освобожден, но все еще требовалось охранять от фашистов переправу, по которой шли танки. После немецких налетов вода становилась красной от крови раненых и убитых.

– Помню, дали нам выходной, я и пятеро товарищей пошли смотреть Крещатик, ведь в мирное время видели его только на фотокарточках. Крещатик был весь разбит, тогда мы дали друг другу обещание его восстановить. Но не сдержали – пять моих товарищей погибли во время немецкого налета на второй день, – со слезами на глазах вспоминает наша героиня.

В 1943-м из Киева отдельный зенитно-артиллерийский дивизион передислоцировали в Румынию. Евгения Николаевна рассказывает один случай, произошедший в этой стране:

– Наша батарея расположилась около двухэтажного моста, наверху шли паровозы, внизу – машины. И вдруг связь с нашей батареей оказалась прервана. Меня послали найти обрыв провода. Вышла на линию, взяла провод в руки – вся ладонь оказалась в крови. Порезалась. Провод был утыкан иголками от проигрывателя. Ветром провод прислоняло к железу, получалось замыкание. Это румыны сделали, чтобы помочь фашистам. Наши там гибли… Кровь в голову от злости ударила... Расстреляла я тогда предателя-румына из автомата.

После Румынии дивизион отправили в Болгарию, затем в Чехословакию. Там Женя и ее товарищи встретили День Победы.

– Но это будет чуть позже… А в преддверии Победы под Прагой засели эсэсовцы, наши войска их окружили. Меня послали на вокзал держать связь со штабом и войсками. Там меня и ранило осколком разорвавшейся бомбы. Очнулась в госпитале.

Мирное время

Военную часть Евгении Николаевны расформировали в августе 1945 года. После демобилизации девушка уехала в Орел. К счастью, во время войны никто из семьи не погиб.

В родном городе Евгения Николаевна окончила финансовый техникум, потом инженерно-строительный институт, получила специальность философа в университете марксизма-ленинизма. Вышла замуж Женя за своего боевого товарища по дивизиону – старшего лейтенанта Александра Розанова, родила сыновей – Владислава и Олега.

Евгении Николаевне земляки благодарны не только за ее огромный вклад в Победу над немецко-фашистскими захватчиками, но и за ее работу на благо восстановления Орла. В 50-х годах Евгения Розанова начала работать в УНР-159 (управление начальника работ), на базе которого в январе 1952 года сформирован строительно-монтажный трест №8. К концу 50-х Орел не только залечил раны войны, но и стал одним из красивейших городов Советского Союза. Благодаря орловским строителям возводились крупные промышленные предприятия, жилищное строительство превысило довоенные объемы на 97 тысяч квадратных метров, начал работу ЦУМ, широкоэкранный кинотеатр «Октябрь». Подарком для орловцев стал новый автовокзал с гостиницей и новое здание педагогического института.

– С гордостью вспоминаю, как наши строители вели орловскую непрерывку, которая гремела на весь Советский Союз. Дом, в котором я живу, тоже построен руками специалистов ОАО «Орелстрой», – такими словами заканчивает нашу беседу Евгения Николаевна.

P.S. Редакция газеты «Орловский Вестник» и коллектив ОАО «Орелстрой» поздравляет Евгению Николаевну Розанову и других участников ВОВ с 70-летием Победы. Низкий вам поклон за мирное небо над головами!

Виталия Плахова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям