Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Олег Кваснин: «Тупиков в жизни не бывает, они есть только в голове»

31.07.2013

Олег Кваснин – человек, не побоюсь этого слова, уникальный. Нет такого места на Орловщине, куда бы ни ступала его нога как дизайнера, художника. Он стоял у истоков предпринимательской деятельности, занимаясь литьем. На его счету масса проектов: усадьба Дениса Давыдова в Краснозоренском районе, Кривцовский мемориал в Болхове, музей Тургенева в Орле, Александровский мост. И это только некоторые из объектов, в которых он принимал участие. О его новом детище под названием «Аллея любви», нелегкой дизайнерской участи и надеждах на будущее он рассказал корреспонденту «ОВ».

 

Симбиоз эстетического и рационального

– Вы окончили машиностроительный институт, как он тогда назывался, и вдруг занялись дизайном…

– У слова «дизайн» несколько извращенное понятие. Почему-то обывательское мнение ассоциирует его только с художественным изображением. Хотя речь идет, прежде всего, о разработке. Смысл дизайна состоит в симбиозе эстетического и рационального, чего не коснись. Так что мое образование и то, чем я занимаюсь, по сути, взаимосвязаны.

– Почему вы решили участвовать в конкурсе, объявленном мэрией? В чем задумка вашего проекта?

– Конкурса как такового не было. Была политическая воля, как мне кажется, депутатов. Они высказались за то, чтобы сделать металлическое дерево, которое избавит город от замков на мостах, со ссылкой на то, что мост не выдержит ни эстетического насилия, ни физического. Они утверждали, что замки несут повышенную нагрузку на опоры моста… Ну, я с этим спорить не стал. А что касается эстетической нагрузки… С этим я, конечно, согласился. А, говоря о металлическом дереве для вешания на него замков, которое изначально предлагалось, я предположил, что оно рухнет, и гораздо быстрее, чем мост.

– Какое, кстати, «дерево» планировалось?

– Подразумевалась конструкция из сантехнических труб, сваренных между собой, соединенных фланцами, с названием «Древо любви». Из этой задумки мне удалось выделить лежащую на поверхности идею: раз нужно дерево, пусть это будет целая аллея. Разумеется, возникло решение. Его одобрили. И в дальнейшем был возведен альков в виде навеса над скамейкой. Предполагается, что влюбленные будут вешать на него не замки, а колокольчики.

– Но изначально, насколько мне известно, проект был более масштабный, нежели просто альков.

– Там есть несколько карманов на протяжении всего Александровского моста до ротонды. В перспективе во всех этих карманах можно сделать такие же скамеечки с навесами. Потом по плану эти навесы должны будут соединяться между собой некими коваными арками, выполненными в такой же стилистике, с таким же растительным декором (виноград, листья и т.д.). Еще для завершения образа планируется вырастить натуральный виноград, который обовьет все конструкции… Честно говоря, была идея сделать все это сразу, тогда бы эта одинокая скамейка не была столь чужеродной. Но, как водится, нехватка средств помешала воплотить эту задумку. Я и так дополнил финансовую брешь своими деньгами.

– А как же те деньги, что были выделены городом?

– Их оказалось недостаточно. В общей сложности было выделено 40 тысяч рублей.

Недоделанный мост

– Насколько я знаю, дизайн Александровского моста вы тоже разрабатывали.

– Да было дело. Но надо все же учесть, что это плод усилий целого коллектива. В реконструкции принимали участие архитектор Борис Ермолов и скульптор Алексей Рывкин. Ну и, конечно, группа инженеров-строителей. Однако всю идею хорошо было бы доработать в том виде, в котором проект изначально задумывался.

– А каков был изначальный план?

– Мы планировали отлить еще пару скульптур орлов, в центре выложить фрагменты из тротуарной плитки, поставить афишные тумбы под старину, арки заполнить кафе и сувенирными лавочками. Чтобы жизнь бурлила, чтобы мост светился, чтобы люди ходили. Мы выражаем надежду на то, что к 450-летнему юбилею города это все так и будет.

– А кто должен будет следить за деятельностью подобной структуры? Ведь это целое предприятие, как ни крути.

– Пусть, к примеру, оно будет называться «Александровский мост». Поддержание порядка на нем можно было бы возложить на полицейских, обряженных по моде позапрошлого века – с палашами, с бакенбардами, со свистками. Финансирование было бы совместное: городской бюджет плюс хозрасчет. Деньги будут поступать от продажи сувениров, от фотоуслуг и театрализованных представлений с разными персонажами на мосту, работы кафе и т.д.

– Вы не считаете, что это смахивает на утопию?

– Нет, те люди, которые рассуждают о том, что не получится ничего, это обыкновенные паникеры. Если начинать с таких настроений, то действительно ничего не выйдет. Как говорят, тупиков в жизни не бывает, они бывают только в голове. Нужно мечтать и иметь силы воплощать свои мечты. А говорить, что это утопия… Ну, значит, так и будем барахтаться в грязи.

«Нас вообще за людей не считают»

– Вы член Союза дизайнеров. Это официальный союз с центром в Москве?

– Да, официальный. Им руководит Виктор Панков, который является заместителем руководителя по работе с регионами в нашем московском Союзе дизайнеров. Он художник, преподаватель, общественный деятель…

– С какими проблемами сталкивается сегодня орловский Союз дизайнеров? Должно быть, их хватает?

– Проблема, скорее, не связана с Союзом дизайнеров как таковым, проблема в обществе в целом. Не видно желания как-то улучшать, украшать нашу действительность. Нет у чиновников и концептуального понятия, как среду нашего обитания преобразить в лучшую сторону. Даже направленности мышления такой нет. Сегодня мы можем судить только по результатам совместных усилий. На мой взгляд, они сейчас пока плачевны. Взять наш город – разнопестрица во всем. К примеру, памятник нашему земляку Василию Калиникову, что возле музыкальной школы в районе 1-ой Посадской. По-моему, в этой композиции должно быть какое-то созвучие с тем временем, когда он жил и творил… Скульптор Леонид Бугай сделал все, что мог – все хорошо, все прекрасно. Но что окружает этот памятник? Скамейки синего, желтого цвета… Такое все нарочито яркое. Кажется, что памятник Калиникову попал в детский сад. И это только один из примеров.

– То есть вы хотите сказать, что с дизайнерами чаще всего никто не советуется.

– Вообще никто не советуется. Нас и за людей не считают. И это печалит, конечно… У нас до сих пор нет в городе главного художника. Он был когда-то, но в результате всех пертурбаций, кадровой чехарды с руководством города этот пост как-то незаметно упразднился.

Но мы работаем потихонечку, помаленечку. Как говорят, вода камень точит. Может быть, еще не одно поколение должно пройти свой путь, чтобы, как говорят в физике, наступила некая критическая масса. Точка, после которой процесс становится необратимым. Сейчас, возможно, все бесполезно, возможно, это напоминает драку с ветряными мельницами. Но, тем не менее, методичные усилия, в меру своих средств и потенциала, надо осуществлять, и тогда все будет хорошо.

Варвара Егорова

Биография

Олег Владимирович Кваснин

Родился:

5 июня 1957 года в селе Инзер в Башкирии.

Учеба, работа:

В 1979 г. – окончил машиностроительный институт по специальности инженер-механик.

С 1979 по 1981 гг. – проходил службу в Советской Армии.

С 1981 по 1984 гг. – инженер-конструктор на Орловском сталепрокатном заводе.

С 1985 по 1988 гг. – работал в «Орловских реставрационных мастерских».

С 1988 по 1993 гг. – директор ПКП «Сплав».

С 1993 по 2010 гг. – работал в орловском филиале Союза дизайнеров России.

С 2010 г. по настоящее время – директор ООО «Стройконтакт».

С 2013 г. по настоящее время – замдиректора ООО «Экобилд».

 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям