Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Пища духовная

Об орловском модном сезоне, истории и литературе

01.04.2015

Цыплят по осени считают. Каждый слышал эту поговорку о результатах трудоемкого дела. Так вот, осень может наступить внезапно! Как это случилось 19 марта в музее И.С. Тургенева, где состоялось торжественное закрытие выставки «Мода времен Тургенева». В этот день гости прощались с многочисленными экспонатами из двух московских музеев, тургеневских фондов, частных коллекций Александра Васильева и орловских старожилов: с прекрасными дамскими нарядами, многочисленными предметами дворянского быта, а также с изысканными букетами, бабочками, птичьими клетками.

Красота требует жертв

Кстати, не обошлось и без сюрпризов, а именно: встречи с арт-директором одного из орловских салонов флористики Романом Барановым, который занимался декорированием музейного пространства к выставке, а на ее закрытии собрал на глазах у присутствующих потрясающий своей изысканностью и оригинальностью бальный букет. Причем это действо не стояло особняком от замысла организаторов программы – сборов на губернаторский бал XIX века. Очень кстати в этом плане оказались услуги стилиста-визажиста Юлии Бобраковой, которая помогла сделать макияж, подходящий к ответственному выходу в свет, изящной даме (преподавателю ОГИИК Татьяне Сагайдачной), одетой в исторический костюм, любезно предоставленный заведующей кафедрой конструирования одежды Госуниверситета-УНПК Еленой Кавешниковой.

В последний раз окидывая взором витрины, кубы, шкафы, которые своим содержимым целых два месяца радовали многочисленных посетителей, ведущие (заведующая музеем Елена Мельник и научный сотрудник Антон Бушунов) снова вспомнили сложные конструкции женских нарядов с фижмами, кринолинами, турнюрами, тренами; смешные случаи, в которых именно одежда сыграла решающую роль. Ну, например, как Елизавета Петровна велела прибыть на монарший бал дамам в мужских нарядах (она любила похвастаться статной фигурой!), а мужчинам – в женских, за что и поплатилась, когда камер-юнкер Сиверс опрокинул внушительными фижмами сначала графиню Гендрикову, а та – будущую императрицу Екатерину Великую. Все трое стали жертвами моды и дворцовых затей!

Неизменно развлекала гостей выставки байка о том, как одна девица сделала одежду помощницей и даже пособницей в амурных делах: когда родители отказались отпустить ее на бал, где она могла бы увидеться с неугодным кавалером, и заперли в комнате на третьем этаже, она надела юбку с кринолином и бесстрашно шагнула из окна, а наряд сыграл роль парашюта. Создатель кринолина французский кутюрье Чарльз Ворт мог бы гордиться своим универсальным детищем.

Озвученные факты явно свидетельствовали о том, сколько преград и опасностей подстерегало женщин всех возрастов. Вот вроде бы стиль ампир не требовал таких жертв, как последующие нововведения, но тонкие муслиновые и батистовые платья с декольте и короткими рукавчиками делали своих обладательниц открытыми буквально всем ветрам. Разгоряченных танцами и жаром сотен свечей дам могли моментально прохватить сквозняки, приводя к простуде, горячке и чахотке.

Дух праздника

Впрочем, о грустном на празднике старались не говорить, а вот прекрасное все время оставалось в центре внимания. Поэтому и был показан отрывок из отечественного фильма-оперы 1958 года «Евгений Онегин» (режиссер Роман Тихомиров) на музыку П.И. Чайковского, в котором сестры Ларины (Ариадна Шенгелая, Светлана Немоляева) в окружении летней зелени и цветов, в ореоле чистоты и юности исполняют романс «Слыхали ль вы?». Атмосферу орловского праздника согревали к тому же и романсы, посвященные очарованию женщины и природы, в исполнении Рахима Рахманова.

На посетителей выставки всегда производил большое впечатление фрагмент из фильма-балета «Фантазия» Анатолия Эфроса на музыку Родиона Щедрина, по мотивам повести И.С. Тургенева «Вешние воды». В нем Санин (Иннокентий Смоктуновский) беседует с опытной обольстительницей Полозовой (Майя Плисецкая). Та одета в броский красно-черный наряд от Пьера Кардена, который и могли видеть все желающие в витрине под монитором. Но ведущие отмечали, что у Тургенева героиня одета в платье из ткани глясе, способной менять цвет в зависимости от освещения, что и подчеркивает непостоянство натуры и пристрастий женщины. Совпадение нескольких фактов искусства, истории и реальности способно произвести на мыслящего человека неизгладимое впечатление.

Но на этот раз вниманию гостей в связи с темой «собрания» была предложена сцена бала из киноэпопеи 1976 года «Война и мир» (режиссер Сергей Бондарчук), где Наташа Ростова (Людмила Савельева) кружит в вальсе с Андреем Болконским (Вячеслав Тихонов), и все подчиняется этой энергии движения, молодости, красоты. Надо сказать, что культурно-исторический праздник позволял как услышать строки классиков, так и провести собственные литературные параллели. Описание сбора на бал философа Петра Чаадаева заставило вспомнить строки из «Евгения Онегина», ведь этот московский франт отчасти и стал прототипом главного героя:

Он три часа,

                    по крайней мере,

Пред зеркалами

                                    проводил,

И из уборной выходил

Подобный

                  ветреной Венере,

Когда, надев

                      мужской наряд,

Богиня едет в маскарад...

Обаяние скромности

Трудно поспорить с тем, что счастливое сиянье глаз дороже и привлекательнее сверканья дорогих каменьев! Но кто поспорит с тем, что целая индустрия, давно и упорно прокладывая пути модным тенденциям, старается усилить впечатления от природной красоты. Вот потому корсеты подчеркивали талию, а юбки – бедра, ткань оттеняла нежность кожи и цвет волос, элементы одежды украшались гирляндами из цветов, дорогими кружевами, драгоценностями. Писатели и поэты чутко улавливали внешние изменения, но приоритет отдавали все же внутренним качествам. Вряд ли Тургенев так ценил бы визит актрисы Марии Савиной в Спасское-Лутовиново, прочитал ей сокровенное стихотворение в прозе «Стой!», написал в этот период фантастическую повесть «Песнь торжествующей любви», если бы она не обладала явным сценическим талантом, обаянием скромности и даром собеседницы. В одной из витрин экспонировалось изящное, но простое усадебное платье, в котором Савина играла роль Веры в «Месяце в деревне». В гардеробе женщин вообще преобладали платья мягких, сдержанных тонов, изысканной простоты, какие и были представлены на выставке вместе с нарядами для прогулок, визитов, выхода в театр и посещения бала.

Несколько портретов, в том числе и Полины Виардо, явно свидетельствуют о том, что дамы не оставляли мысли привлекать к себе внимание всеми возможными способами: турнюры пришли вслед за кринолинами. А то ведь в тех наборах колец даже и проезд в поезде мог стать приключением, а тут всего лишь следовало прикрепить подушечку какой-либо формы пониже спины. Обман, конечно, но безобидный и для здоровья не критический. Не зная моды 1870–1880-х годов, невозможно оценить важный подтекст и даже юмор наших авторов. Например, герой А.П. Чехова в одноактной комедии «Медведь» обвиняет должницу-вдову в «турнюрной логике», а может быть, именно она, наряду с одеждой, и сыграла решающую роль в их будущем семейном союзе. Умели наши творческие мужчины через деталь сказать о важном.

Небывалый резонанс

После завершения программы, слов признания и благодарности, цветов и продолжительных фотосессий я спросила у Елены Мельник: оправдались ли ожидания от выставки, чем она запомнилась? И вот что услышала в ответ: «Мы никогда бы не подняли такую культурную махину в одиночку, без помощи коллег, без поддержки руководства. Сейчас нам всем не верится, что мы все сделали это и еще один факт вписан в историю музея. Выставка имела просто небывалый резонанс – более пяти тысяч человек посетили ее, зачастую вообще впервые оказавшись в нашем музее. Такой наплыв посетителей можно сравнить разве что с 1970-ми годами. Теперь же, в период информационного и зрелищного бума, это воспринимается как самое настоящее чудо. Значит, людям, нашим землякам и гостям, интересна история, ее переплетение с разными видами искусства, интересно общение в музейном пространстве. Это огромное счастье – знать, что усилия не пропали даром».

К моменту выхода данной публикации все экспонаты, мы надеемся, благополучно вернутся к своим владельцам, организационная суета уляжется, витрины прикорнут в запасниках… Но! Уже показались из-под земли первые росточки, на ветках набухли почки, грачи готовы справить новоселье. Значит, скоро праздник цветения тюльпанов и открытие Маменькиного садика, Ночь в музее, день рождения Полины Виардо, юбилеи авторов и произведений, новые эксклюзивные планы и выставки. Значит, все только начинается.

Наталья Смоголь

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям