Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

О «прелестной Татьяне» – племяннице князя Таврического

20.06.2017
 Фамилия, о представителях которой я далее буду вести речь, одна из самых известных в России. Даже самые неискушенные в истории наверняка слышали о Григории Александровиче Потемкине, выдающемся политическом деятеле второй половины XVIII века, фаворите императрицы Екатерины II, в значительной степени благодаря которому Российская империя приросла Новороссией и Крымом. Да и выражение «потемкинские деревни», которым обычно называют умение пустить пыль в глаза несуществующими достижениями, знакомо многим из нас.

Свадьбу устроила императрица
Но в этом и последующих очерках разговор пойдет не о вышеназванном генерал-фельдмаршале, за короткое время сделавшем головокружительную карьеру и нажившем колоссальное состояние, а о его родственниках и однофамильцах, имевших прямое отношение к Орловской губернии.
И начну я, уважаемый читатель, с родной племянницы сиятельнейшего князя – Татьяны Васильевны, в девичестве Энгельгардт. Она была младшей из пяти дочерей небогатого помещика Смоленской губернии – ротмистра Василия Андреевича Энгельгардта, женатого на родной сестре Григория Потемкина – Елене (второе имя – Марфа).
Раннее детство Татьяны Васильевны совпало со временем наибольшего влияния ее знаменитого дяди при царском дворе, и благодаря этому родству она и ее старшие сестры сделали блестящие партии. Покровительство влиятельного родственника, исключительная красота (это подтверждают сразу несколько сохранившихся ее портретов), мягкий характер – все обещало Татьяне Энгельгардт счастливое будущее.
Ей еще не исполнилось и 12 лет, как императрица взяла юную провинциалку под свое покровительство, сделав фрейлиной. Оказавшись при дворе Екатерины II, Татьяна стала предметом внимания многих как очень интересная, умная, живая и красивая девушка.
Ею была очарована, к примеру, английская герцогиня Кингстонская (одновременно графиня Бристольская), которая на собственной роскошной яхте посетила Санкт-Петербург и была принята при дворе. Герцогиня отнеслась к пятнадцатилетней фрейлине императрицы Татьяне Энгельгардт как к дочери и так к ней привязалась, что хотела сделать ее наследницей всего своего громадного состояния при условии отъезда Татьяны с нею в Англию.
Но племянница светлейшего князя, подобно своим старшим сестрам, получила большое приданое и покинуть императорский двор ради английского богатства не согласилась. Тем более что в ее жизни вскоре произошли большие изменения: 11 сентября 1785 года Татьяна Васильевна вышла замуж за своего дальнего родственника, генерал-поручика Михаила Сергеевича Потемкина, бывшего на 25 лет старше ее. Сама императрица устроила эту свадьбу и готовила к венцу юную невесту.
Несмотря на разницу в возрасте, брак оказался счастливым, но очень коротким – длился всего лишь шесть лет. По одной из версий, генерал-поручик утонул, переправляясь через реку. По другой – он не выдержал смерти своего покровителя и дальнего родственника – Григория Потемкина, так сильно переживал, что заболел и скончался в том же 1791 году в дороге, выполняя одно из поручений императрицы.
Так в 22 года Татьяна Васильевна Потемкина стала вдовой с двумя несовершеннолетними детьми на руках: дочерью Екатериной (крестницей царицы и названной в ее честь) и сыном Александром.
Тяжело переживая смерть мужа, она удалилась от двора и проводила время в уединении. Только уступая настойчивым просьбам императрицы, Татьяна Васильевна наконец-то решила снова изредка появляться в придворном кругу.
«Когда бы не распутный нрав…»
Здесь вскоре она встретилась с блестящим екатерининским вельможей, богатым князем Николаем Борисовичем Юсуповым, своим будущим вторым супругом. Юсуповы – род легендарный. При царском дворе шептались, что они были богаче самих Романовых, а до того как приехали в русские земли, правили всем Ближним Востоком. Личности в роду Юсуповых одна другой интереснее: от казанской царицы, которая на стенах татарской столицы удерживала город от лютых стрельцов Ивана Грозного, до богемного князя, завсегдатая декадентских салонов Серебряного века и по совместительству убийцы Григория Распутина…
Ко времени знакомства с Татьяной Потемкиной (Энгельгардт) князь Николай Борисович Юсупов только что вернулся из-за границы – он ездил с чрезвычайным посольством в Италию. По отзывам современников, это был «умница, яркая личность, эрудит, полиглот, путешественник, водил знакомство со многими знаменитыми современниками, покровительствовал наукам и искусствам, был советчиком и другом императрицы Екатерины II и ее преемников императоров Павла, Александра и Николая I».
Семи лет его записали в лейб-гвардейский полк, в шестнадцать он стал офицером и со временем достиг высших государственных званий и регалий вплоть до алмазных эполет – принадлежности царских особ. В 1798 году Николай Юсупов получил звание командора орденов Мальтийского и Святого Иоанна Иерусалимского.
В 1793 году, снова при благосклонном согласии императрицы, состоялась свадьба Татьяны Васильевны Потемкиной с князем Юсуповым. Сначала все было хорошо. Через год у них родился сын Борис.
Усадьбу супругов Юсуповых Архангельское посещали многие известные деятели культуры. Близок к ним был Александр Пушкин. Князь с княгиней предоставили его родителям квартиру в своем московском доме, где поэт живал в юные годы. А летом Пушкин любил бывать в Архангельском, даже и сочинял там. В оде, посвященной Николаю Юсупову, Пушкин писал:
… К тебе явлюся я;
                   увижу сей дворец,
Где циркуль зодчего,
                      палитра и резец
Ученой прихоти
             твоей повиновались
И, вдохновенные,
          в волшебстве
                               состязались.
 
Княгиня Татьяна оказалась домовита, толкова и хлебосольна, вдобавок обладала деловой сметкой. Хозяйствовала так, что и состояние умножалось, и крестьяне богатели. Была и кротка, и услужлива. «Испытанья господни, – говорила она, – научают терпеть и верить».
Что случилось потом, видно из «Воспоминаний бабки» (г-жи Янковой, современницы князя): «… А что до князевой ветрености, так причиной тому его восточная горячность и любовная комплекция. В архангельской усадьбе князя – портреты любовниц его, картин более трехсот… нравом был ветрен и оттого в супружестве не слишком счастлив… Когда бы не распутный нрав, сильно повредивший ему во мненьи общества, он мог быть сочтен идеалом мужчины».
Скоро супруги стали жить врозь, а Татьяна Васильевна снова стала редко появляться при дворе, всецело посвятив себя воспитанию сына Александра. В ее гостиной собирался избранный круг лиц, к которому принадлежал и поэт Гавриил Державин, написавший в альбом княгини стихотворение «Спящий Эрот», внушенное ему видом лежащего в кроватке сына Татьяны Васильевны. Кроме того, Державин посвятил княгине обращенное к ней стихотворение «К матери, которая сама воспитывает детей своих». Ее дом посещали также И.А. Крылов, В.А. Жуковский и A.C. Пушкин.
Орловские драгоценности княгини
Получив большое наследство, Татьяна Васильевна сама умело управляла своими многочисленными имениями и обширными поместьями мужа, увеличивая многомиллионное состояние.
Это проявилось и в отношении орловских вотчин княгини Юсуповой. Дело в том, что к началу XIX века Татьяне Васильевне в Кромском уезде Орловской губернии принадлежало десять крупных населенных пунктов: села Воронец и Никольское (Березовец), деревни: Гнилец, Турейка, Березовец (Березовка), Лебедиха, Морозиха, Красавка, Каменец, Саборовка. Общее количество проживавших в них крепостных душ княгини в 1834 году достигало почти девяти тысяч. Чтобы понять масштаб вотчин Юсуповой, скажу, что во всех 97 современных населенных пунктах Троснянского района, куда территориально в настоящее время входят вышеперечисленные села и деревни, насчитывается как раз девять тысяч человек.
Юсупова считалась знатоком в финансовых вопросах, и многие обращались к ней за советами в денежных делах. Татьяна Васильевна вела скромный образ жизни, привычку к простому столу и нелюбовь к роскоши многие считали скупостью, но это не препятствовало ей много тратить на благотворительность. Одно время княгиня увлекалась составлением собрания эмблем и девизов, причем она просила своих знакомых предложить какую-нибудь эмблему и надпись и затем заказывала талантливым художникам вырезывать их на сердоликах, халцедонах, агатах, ониксах и других камнях.
Гораздо более дорогой оказалась для Юсуповой ее склонность к собиранию драгоценных камней. В этой коллекции находились известный бриллиант, по своей величине и красоте названный «Полярной звездой», серьги королевы Марии Антуанетты, алмаз «Альдебаран», большой сапфир, жемчужная и алмазная диадема королевы Неаполитанской, супруги Мюрата Каролины. Знаменитая жемчужина, известная под именем «Перегрина», которую в 1620 году купил за 200 тысяч рублей король Филипп II Испанский, также украшала коллекцию княгини.
Скончалась Татьяна Васильевна неожиданно 23 мая 1841 года в Петербурге, похоронили ее 25 мая в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры. Имения ее унаследовал сын, Александр Михайлович Потемкин, который уже при жизни матери вместе с нею управлял потемкинскими вотчинами. О нем – в следующем очерке.
Александр Полынкин

 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям