ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №18(1267) 6 июня 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Газетный бунтарь Иван Белоконский

25.01.2018

Иван Петрович Белоконский (1855–1931) в конце XIX века на протяжении почти десяти лет был одним из наиболее деятельных сотрудников «Орловского вестника».

В Орле без средств и связей

Уроженец Черниговщины, в юные годы он увлекся революционной деятельностью, был арестован и сослан в Сибирь. Здесь развернулось его самое активное участие в литературных журналах России.

В своих воспоминаниях Иван Белоконский писал: «Первым, совершенно случайным пунктом моей оседлости в России явился Орел, куда я вынужден был, помимо своего желания, перекочевать из Житомира. В Орле я очутился без всяких средств и связей, причем администрация делала все, чтобы лишить меня возможности существования. Единственным выходом из такого положения был литературный труд, который выручал уже меня в Сибири».

Орловская публика сразу обратила внимание на опубликованные в «Орловском вестнике» в декабре 1886 года фельетоны Белоконского (подпись: «Перевод Ив. П-ча», т.е. Ивана Петровича) «Похождения мистера Грумма, корреспондента американского журнала «The Century» в городе Царь-Птицынске и его окрестностях». Фельетоны Белоконского (а еще он публиковал рассказы и очерки) обличали полицейско-бюрократические порядки губернского центра, показывали нелицеприятные картины провинциальной жизни.

Название зарубежного издания не было выдумкой Ивана Белоконского: действительно, журналом «The Century Illustrated Monthly Magazine» в Россию для изучения жизни революционеров в ссылке были командированы Дж. Кеннан и Дж. Фрост (художник), с мая 1885-го по август 1886 года они прошли маршрут от Петербурга через Урал и Сибирь до Бурятии. Кеннан и Белоконский познакомились в Сибири и впоследствии вели переписку. Более того, в 1887 году в типографии «Орловского вестника» вышла книга Белоконского «По тюрьмам и этапам: Очерки тюремной жизни и путевые заметки от Москвы до Красноярска».

«Орловский вестник» под цензурой

В марте 1887 года орловский губернатор К.Н. Боборыкин получил из главного управления по делам печати письмо, где подчеркивалось, что с июля 1886 года «Орловский вестник» принял «самое неблаговидное направление. Беспрерывно в этой газете стали появляться статьи, наводненные злобными и дерзкими выходками против дворянства, тогда как крестьянское сословие выставляется жертвою притеснений и несправедливости. Редакция газеты осмелилась даже заявить, что от предполагаемой реформы местного самоуправления нельзя ожидать ничего доброго, так как означенная реформа имеет будто бы в виду только интересы дворян».

Губернатор был поставлен в известность о том, что отныне «Орловский вестник» будет цензурироваться не в Орле, а в Москве. После этого каждый номер газеты стал выходить с пометкой: «Дозволено цензурой, г. Москва», затем значилось: «Орел. Печатать дозволено». Особый цензурный порядок в отношении «Орловского вестника» действовал до февраля 1893 года.

Иван Белоконский вспоминал: «Корова советника губернского правления, цензурировавшего газету, обыкновенно паслась в саду владельца газеты, но как только цензор начинал «пошаливать» со столбцами «Орловского вестника», бедное животное подвергалось остракизму впредь до усмирения ее хозяина. Орловские обыватели так уж и знали: если, заглянув в дырочку забора, они видели в саду редактора цензорскую корову, значит, мир царил в редакции, а вот нет коровы – следовательно, владелец газеты воюет с цензором. У газеты имелись четыре цензора: два советника правления, вице-губернатор и губернатор, требовавшие от «Орловского вестника» удовлетворения своих личных взглядов и вкусов, совершенно игнорируя какие бы то ни было законы и задачи печатного слова. При этих условиях немыслимо было бы существование газеты, если бы, к ее счастью, все эти четыре распорядителя не были в ссоре: советники не ладили друг с другом, а вице-губернатор был на ножах с губернатором.

Этим обстоятельством и пользовался «Орловский вестник». Каждое утро деятельность редакции начиналась с того, что наводилась справка, кто сегодня цензор. И, соответственно полученным сведениям, направлялся к цензору материал: если цензором был советник губернского правления Икс, то посылались статьи, не пропущенные советником губернского правления Игреком, и наоборот; если же цензорские обязанности исполнял вице-губернатор, то посылались статьи, не пропущенные обоими советниками плюс губернатором; в случае если что-либо херил вице-губернатор, редакция старалась провести материалы через губернатора и т.д. Иногда за одного из советников цензурировала его дочь, пятый блюститель над «Орловским вестником». Редакции приходилось считаться и с этим обстоятельством, так как у дочери были самостоятельные вкусы».

Популярный очеркист

7 мая 1889 года в типографии газеты «Орловский вестник» была отпечатана в виде листовки биография умершего девять дней назад М.Е. Салтыкова-Щедрина. Листовку распространили среди местной интеллигенции. В ней жители Орла приглашались прийти в храм Михаила Архангела и отслужить панихиду по писателю. Инициаторами и организаторами такой формы демонстрации гражданских чувств были состоявшие под надзором полиции И.П. Белоконский, ветеринарный врач А.И. Никольский, железнодорожник С.А. Шмидт, земская акушерка М.Д. Носкова, бывший каторжанин П.Г. Зайчневский. Вскоре жандармы нагрянули с обыском на квартиру Зайчневского. Спустя недолгое время революционера сослали на пять лет в Восточную Сибирь. После этой, третьей по счету ссылки Зайчневский в 1895 году скончался в Смоленске. Схватили и Белоконского, девять месяцев он провел в тюрьме.

Те годы дали писателю массу впечатлений и зарисовок. Публикации «Орловского вестника» и других изданий в итоге составили книгу рассказов «Деревенские впечатления», которая вышла в Петербурге в типографии М.М. Стасюлевича в двух томах в 1900–1903 годах, следующие тома этого своеобразного собрания сочинений – третий и четвертый, под названием «Рассказы», были изданы в Ростове-на-Дону в 1905–1907 годах.

Произведения Ивана Белоконского пользовались широкой популярностью. Например, имеющийся в Орловской областной библиотеке имени И.А. Бунина экземпляр «Деревенских впечатлений» отмечен печатью «Библиотека Саратовской уездной земской управы». Книга, в которой 330 страниц, состоит из 15 очерков, написанных в разные годы. В частности, это такие очерки, как «Из подворной переписи», «Мужицкие господа», «Деревня печальная», «Волостная статистика», «Деревенская интеллигенция и народ», «На развалинах», «В родовом гнезде И.С. Тургенева», «Барин», «Настоящий мужик» и т.д. Строго говоря, это не очерки, а сравнительно небольшие, в основном безадресные зарисовки (обычно 10–15, реже 20 страниц), перенасыщенные описаниями сельских сходов, убогих деревень, дворов. Основное содержание – безмерно длинные, похожие один на другой диалоги, повествующие о житье-бытье крестьян.

На этом фоне заметно выделяются три очерка, посвященные отнюдь не деревенским реалиям, а ситуации в промышленных районах. Причем адреса повествований в двух очерках были не орловские и даже не курские или калужские. В очерке «Баташевы» речь идет о принадлежавшем этой семье промышленном районе на границе Владимирской и Рязанской губерний, в очерке «Сибирский помещик» – о купце Кольчугине, владельце Абаканского железоделательного завода.

Окончание – в одном из следующих номеров.

Алексей Кондратенко

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям