Орелстрой
Свежий номер №28(1232) 17 августа 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Николай Некрасов: орловский облик великого поэта. Окончание

10.09.2015

Уроженец города Орла, писатель Иван Сергеевич Тургенев познакомился с Николаем Алексеевичем Некрасовым в середине 1840-х годов в кружке литературного критика Виссариона Григорьевича Белинского в Санкт-Петербурге. С издательской и редакторской деятельностью Некрасова связан стремительный взлет популярности Тургенева-прозаика. Николай Алексеевич восторгался его литературным дарованием.

 

Навестил ссыльного

И.С. Тургенев был знаком с дворянами Беерами – Александрой, Натальей, Алексеем и Константином, – они стали его единомышленниками. Бееры отличались передовыми взглядами и были дружны с общественными прогрессивными деятелями Михаилом и Алексеем Бакуниными, Николаем Станкевичем. В мае-июне 1846 года Иван Сергеевич бывал у Бееров в деревне Шашкино Мценского уезда Орловской губернии. В один их этих визитов он рассказывал о Н. А. Некрасове, читал его неопубликованное стихотворение   «Родина».  Оно вызвало большой энтузиазм у слушателей.  [Чернов Н. Спасско-Лутовиновская хроника (1813-1883). – С.102].

И вот они опять,

    знакомые места,

Где жизнь отцов моих,    

               бесплодна и пуста,

Текла среди пиров,

бессмысленного чванства,

Разврата грязного

       и мелкого тиранства;

Где рой подавленных

    и трепетных рабов

Завидовал житью

    последних барских псов,

Где было суждено мне

    божий свет увидеть,

Где научился я терпеть

    и ненавидеть.

Но ненависть в душе

    постыдно притая,

Где иногда бывал

    помещиком и я;

Где от души моей,

  довременно растленной,

Так рано отлетел

    покой благословенный,

И неребяческих

    желаний и тревог

Огонь томительный

    до срока сердце жег...

Летом  1852 года  Некрасов прибыл в Спасское-Лутовиново, где он навестил ссыльного Тургенева. Это был мужественный поступок со стороны Николая Алексеевича. Настоящей причиной ссылки было недовольство правительства «Записками охотника». А поводом послужил некролог Тургенева  на смерть Николая Василь-евича Гоголя. Сам Тургенев утверждал, что некролог этот он написал под влиянием стихотворения Некрасова «Блажен незлобивый поэт…», посвященного памяти любимого им Гоголя. Эти стихи произвели на Тургенева большое впечатление. (Ломан О.В. Некрасов в Петербурге. – Л.: Лениздат, 1985. – С.116).

Блажен незлобивый

    поэт,

В ком мало желчи,

    много чувства:

Ему так искренен

    привет

Друзей спокойного

    искусства…

Его  преследуют хулы:

Он ловит звуки

    одобренья

Не в сладком

    ропоте хвалы,

А в диких криках

    озлобленья,

И веря и не веря вновь

Мечте высокого

    призванья,

Он проповедует любовь

Враждебным словом

    отрицанья…

Со всех сторон

    его клянут,

И, только труп

    его увидя,

Как много сделал

    он, поймут,

И как любил он –

    ненавидя!

(21 февраля

1852 года)

 После спасской ссылки между Тургеневым и Некрасовым возникла  дружеская близость. «Я дошел в отношениях к тебе до такой высоты любви и веры, – пишет  Некрасов, – что говаривал тебе самую  задушевную мою правду о себе. Заплати и мне тем же». Некрасов уважал эстетический вкус Тургенева и часто отдавал ему на суд свои стихотворения: «Я знаю, как у тебя тонок глаз на эти вещи», «кроме тебя я никому не верю». А Тургенев в своем письме из Спасского-Лутовинова признается Некрасову: «Стихи твои… просто пушкински хороши – я их тотчас на память выучил».

«…Любящим сыном к тебе возвратился…»

22 сентября 1854 года (по старому стилю) Тургенев и Некрасов приехали в Спасское-Лутовиново. [Чернов Н. Спасско-Лутовиновская хроника (1813-1993), 1999. – С.147].  28 сентября Тургенев пишет литературному критику Павлу Анненкову: «…Мы с Некрасовым здесь уже неделю, каждый день ходим на охоту (вальдшнепов, однако, не очень много)…». За время пребывания на Орловщине Некрасов познакомился с тургеневским окружением, в том числе и с Афанасием Тимофеевичем Алифановым (?-1876) – прототипом Ермолая из «Записок охотника», братьями Карповыми – родственниками именитого духовного писателя Сергея Нилуса. Находясь на охоте, Некрасов прочитал Ивану Сергеевичу начало своей поэмы «Саша». 

…Лес ли начнется –

    сосна да осина…

Не весела ты,

    родная картина!

Что же молчит мой

    озлобленный ум?..

Сладок мне леса

    знакомого шум, –

Любо мне видеть

    знакомую ниву –

Дам же я волю

    благому порыву

И на родимую землю мою

Все накипевшие

    слезы пролью!

Злобою сердце

    питаться устало –

Много  в ней правды,

    да радости мало;

Спящих в могилах

    виновных теней

Не разбужу

    я враждою моей.

Родина-мать!

    Я душою смирился,

Любящим сыном

    к тебе возвратился…

4 октября 1854 года Некрасов выехал из Спасского-Лутовинова и нигде не останавливался до самой Москвы. Поездкой на Орловщину было навеяно стихотворение «Несжатая полоса». 

Поздняя осень.

    Грачи улетели,

Лес обнажился,

    поля опустели.

Только не сжата

    полоска одна….

Грустную думу

    наводит она.

Кажется, шепчут

    колосья друг другу:

«Скучно нам слушать

    осеннюю вьюгу…»

Ветер несет им

    печальный ответ:

– Вашему пахарю

    моченьки нет.

Знал, для чего и пахал

    он и сеял,

Да не по силам

    работу затеял.

Руки, что вывели

    борозды эти,

Высохли в щепку,

    повисли, как плети,

Очи потускли,

    и голос пропал,

Что заунывную

    песню певал…

Стихотворение передает впечатление о встрече с осиротевшей землей в тяжелую годину начавшейся Крымской войны и вместе с тем имеет аллегорический смысл: поэт в образе пахаря говорит о себе, о сомнении в своих силах, о тяжелой болезни. (Живые страницы. Н.А.Некрасов в воспоминаниях, письмах, дневниках, автобиографических произведениях, 1974. – С.158).

16 октября 1854 года Некрасов пишет Тургеневу: «Нимало не раскаиваюсь, что съездил к тебе, хотя и плохо поохотился, – это, кажется, укрепило меня. Жаль только, что мало пробыл – даже не успел порядком в ту жизнь, для которой я, кажется, сотворен».

«Да, смерть нас примирила»

Современники были уверены, что дружеские отношения между  Тургеневым и Некрасовым такие крепкие, что никогда не разладятся.  Но в конце 1850-х годов наметился конфликт, когда Николаю Алексеевичу – редактору «Современника» – приходилось брать на себя ответственность за статьи литературных критиков  Н.А. Добролюбова и Н.Г. Чернышевского, больно задевавших самолюбие Тургенева.

Разрыв произошел резко и болезненно. Отношения были прерваны на долгие годы. 30 января 1877 года в письме к орловской помещице, участнице русско-турецкой войны, сестре милосердия Юлии Вревской Тургенев  ответил на прямое приглашение сделать первые шаги примирения с умирающим Некрасовым. В мае или июне 1877 года произошла встреча Тургенева с Некрасовым в Санкт-Петербурге. Жена поэта Зинаида Николаевна Некрасова вспоминает: «…и говорю: А вот и Тургенев приехал»… Взглянул на Николая Алексеевича и застыл, пораженный его видом. А у мужа по лицу страдальческая судорога прошла… Поднял тонкую исхудалую руку, сделал ею прощальный жест в сторону Тургенева… Тургенев, лицо которого было также искажено от волнения, молча благословил мужа и исчез в дверях. Ни слова не было сказано во время этого свидания, а сколько перечувствовали оба…».  

Иван Сергеевич откликнулся на это событие стихотворением в прозе «Последнее свидание», где он  пишет об умирании бывшего друга: «Да… смерть нас примирила».

Александр Бельский

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям