Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Культурная среда

Незабываемые встречи: размышление зрителя

10.06.2015

На некоторых выставках картин народного художника СССР, действительного члена Российской Академии художеств, лауреата Государственной премии им. И.Е. Репина и обладателя еще многих престижных званий, наград и премий Андрея Ильича Курнакова мне удалось побывать. И всегда поражал не только его высокий профессионализм, но и какая-то особая смелость и размах рисунка и в жанровых картинах, и в портретах, и в пейзажах. Чувствовалось, что за всем этим стоял глубокий анализ художником выбранного (задуманного) или увиденного им сюжета, затронувшего его душу. Без этого, по-моему, нет живописи в истинном ее понимании, а есть в лучшем случае подобие фотографии.

Живопись познается в сравнении

Современная фотография, яркая, цветная, для некоторых зрителей и есть картина. Тем более что напечатана на холсте... Но приглядишься к такой «картине» – и ничего не почувствуешь. В ней, картине-фото, как считают некоторые ученые, начисто отсутствует биоэнергия космоса, которая всегда есть в живописи, и не только.

Пресыщенность зрителя и хорошими картинами, и не очень заставляет современных художников искать «новые» формы выражения своих замыслов. Чего только не увидишь на выставках в столице. Но это лишь напоминает искания формы выражения на своих полотнах художниками начала XX века. И не более. Особенно мне не понятны живописцы, которые «лепят» на холстах чудовищные слои красок. Так и хочется, глядя на такое творение, соскоблить жирный слой и намазать его на «скибку» булки. То-то получится живописный бутерброд... Но это к слову.

А все созданное замечательным художником Андреем Ильичом Курнаковым зиждется на многочисленных этюдах, эскизах, рисунках, писанных с натуры. Натура волшебна, и ее не превзойти. В его работах, если внимательно их смотреть, чувствуется постоянный поиск цветовых решений и отношений, служащих тональности того или иного произведения. А уж смелой лепке формы цветом можно только удивляться. И, главное, за всем этим видна виртуозность рисунка. Рисунка сочного, правдивого и всегда соответствующего теме, без которого, по-моему, живопись бессмысленна.

Волшебная кисть мастера

Надо сказать, что, впервые увидев пейзажи мастера, я не совсем понял их смысл и даже цветовое решение. Поначалу все казалось бледно-лиловым, серым, подернутым дымкой тумана. Но вскоре пришло озарение: да это же русский дух и бесконечная любовь художника к своей ни с чем не сравнимой природе! Природе, порой пронизанной печалью, словно в стихах Сергея Есенина. И такой родимой, без которой трудно представить душу русского человека. Отсюда глубочайшее понимание и проникновение художником в ее суть, когда ежеминутно меняется и освещение, и краски.

Именно волшебная кисть художника останавливает для нас эти мгновения, заставляет наслаждаться увиденным или печалиться ему. Разве ж можно остаться равнодушным, увидев такие работы Курнакова, как «Малиновый закат. Попов верх», «Вечер на реке Цон», «К вечеру. Бежин луг», «Будискина гора», «Весна в Ботанике», «Вечер на реке Снежеть»… Впечатляют и другие полотна живописца. У произведений мастера можно стоять часами. Такова сила искусства Андрея Ильича, заставляющая сопереживать зрителя художнику, который увидел и открыл для него мир прекрасного и порой печального.

Сила и красота этюдов

Мне хочется сказать об этюдах художника. Некоторые из них вполне законченные картины, хотя и небольших размеров. Вот, например, этюд «Дорога в России». Здесь все обобщено в единое целое. И лиловато-серое небо, и деревья, облитые закатным солнцем, и темная дорога, ведущая неизвестно куда. Этот этюд по смыслу сказанного может быть украшением любой выставки.

Ну что вроде бы особенного в этюдах «Синий дом с красными ставнями», «Зимний пейзаж», «На родине Н.С. Лескова. Стожок»? Но они написаны с натуры и с такой любовью, с таким знанием состояния природы, освещения, что просто диву даешься. Это откровение художнику как будто давалось свыше. Этюды Андрея Ильича с натуры – это окна в живой мир. Мир портретов, мир жанровых сцен, многочисленных эскизов… Это особый богатейший красочный мир великого труда ушедшей эпохи. И напоминание о том, что не выстояла бы страна под натиском немецко-фашистских орд Германии, да и других государств, если бы не самоотверженный труд всего народа, не беззаветная храбрость и ратный подвиг наших солдат и командиров.

Знаменитые диорамы

Андрей Ильич, участник Великой Отечественной войны, вложил всего себя в создание знаменитых диорам, посвященных прорыву обороны немецко-фашистских войск на Орловском плацдарме в июле 1943 года и сражению частей Красной Армии с войсками белой добровольческой армии генерала Деникина под Кромами в 1919 году. Когда стоишь перед этими творениями, эффект глубины пейзажа от переднего плана до горизонта просто потрясает. Он усиливается еще и от реалистической динамики сражающихся, от взрывов снарядов, а в первой диораме еще и от рева самолетов, залпов катюш. И, кажется, спустись туда, вниз, – все для тебя станет реальным и страшным.

Как писал член-корреспондент Российской Академии художеств, заслуженный деятель искусств РСФСР, кандидат искусствоведения, большой друг художника И.А. Круглый, Курнакову пришлось быть и главным исполнителем работ по диорамам, и одновременно режиссером, объединившим отдельные эпизоды сражений в одно целое.

Встреча с великим живописцем

Помнится, в 1995 году члены кружка «Общение» попросили меня сходить к Андрею Ильичу Курнакову и попросить его о встрече. Я набрался смелости и пришел к нему в мастерскую. И хотя он был очень занятым человеком, к нашей просьбе отнесся с пониманием. Угостил меня душистым чаем, показал свои этюды, эскизы картин. И не только показал, но и рассказал о тех чувствах, которые волновали его, когда он работал над ними. Вот тогда я и уразумел, что такое этюд, эскиз, выполненные с натуры. Уразумел и ощутил, что нахожусь рядом с великим живописцем.

В субботу весь коллектив кружка «Общение» был у художника. Андрей Ильич всех усадил за длинный стол, уставленный нехитрой снедью. Сам скромно сидел во главе стола, слушая наш лепет про искусство, галдеж, тосты в его честь. А потом решительно окончил застолье и повел всех по обширной мастерской, рассказывая о своем творчестве. Все мы соприкоснулись тогда с удивительным человеком, увидели колоссальную подготовительную работу художника к его знаменитым творениям и о войне, и о труде рабочих, инженеров, врачей, колхозников... На всю жизнь запомнилось мне это общение с замечательным художником-орловцем, случай, ставший подарком судьбы.

Владимир Константинов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям