Орелстрой
Свежий номер №28(1232) 17 августа 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
А воз и ныне там

Неуправляемые маршрутки

03.05.2016

Тут на днях депутаты горсовета Орла в очередной раз спросили чиновников: доколе маршрутки будут грязными, их водители – некультурными, а их расписание, как и маневрирование на дорогах, – абсолютно непредсказуемым? Вы будете смеяться, но чиновники ответили, мол, после конкурса. Это смешно, потому что такой ответ чиновники, последовательно сменяющие друг друга на посту начальника городского управления транспорта, выдают как минимум с 2011 года. Пять лет не срок, а конкурс, как оказалось, не панацея. Орловские маршрутки как были, так и остаются потенциально опасным и мало управляемым (во всех смыслах) пассажирским транспортом.

Я сижу в «пежо»

Это не шутки, мы встретились в маршрутке под номером 421. Водитель этого белого «пежо» (госномер с957но), как мне кажется, подвержен профессиональной болезни. Во всяком случае, слово «жопа» по отношению к пассажирам он употреблял настолько часто, что не сделать замечание было просто невозможно. Даже со скидкой на его нервную работу. И что же? На просьбу: «Уважаемый водитель, давайте вы не будете выражаться – в конце концов, в салоне дети» – этот гражданин спросил: «Кто это у нас тут вякает?». Пришлось признаться, что «вякаю» я.

В салоне автобуса не оказалось уголка потребителя. А мне, знаете ли, очень хотелось позвонить владельцу маршрутки. Не «повякать», нет, а просто поинтересоваться, есть ли у водителя справка от психиатра. Водитель, кстати, на вопрос про уголок потребителя ответил, что он сам себе хозяин и можно звонить ему. Звонить ему мне не хотелось. Личного общения оказалось более чем достаточно. Поэтому, выйдя из маршрутки, я решила сфотографировать госномер, чтобы подумать на досуге, кому именно мне бы хотелось позвонить. Так вот, пока я, стоя на обочине, фотографировала не пристегнутого ремнем безопасности водителя и его маршрутку с истершимся госномером, он… выкрутил руль и покатил свой «пежо» прямиком на меня.

Инстинкт самосохранения оказался сильнее злости. В последний момент я все-таки шагнула назад, он меня не задел. И умчал в мезенские дали с открытой дверью.

Кто-то скажет: подумаешь, еще и не такие водилы встречаются. Этот даже матом ни разу не ругнулся. А то и по маменьке пошлют, и курят в салоне, и чуть ли не бьют пассажиров и т.д. А тут – ну подумаешь! – всего лишь «жопами» был недоволен, уголок потребителя не вывесил, да еще попугать решил: задавить пытался. Так, мелочи жизни.

А был ли наказан мальчик?

Для лиц, ответственных за перевозку пассажиров вообще и маршрутки в частности, это тоже, видимо, мелочи. Во всяком случае, в Роспотребнадзоре сказали, что единственное, за что они могут «зацепиться», это отсутствие в салоне маршрутного автобуса уголка потребителя.

Полиция в лице участкового, которому, в конце концов, «спустили» мое обращение, вроде как мне посочувствовала. Но поскольку свидетелей у меня нет, а маршрутчик на меня все-таки не наехал, получается, что ни к административной, ни к уголовной ответственности привлечь его не представляется возможным.

В областном департаменте транспорта пошли дальше. Чиновники выявили истинного владельца маршрутки, и он пообещал, что накажет водителя. Как именно накажет, не сообщается. По сути, проверить реальность и неотвратимость наказания пассажиру практически нереально. Как нет и никакой гарантии того, что подобный вопиющий случай не повторится уже сегодня.

«Это законно?» – «А я не знаю…»

Между тем после существенного подорожания проезда в общественном транспорте люди особенно болезненно воспринимают такие вещи. Им же обещали, что подорожание – это к лучшему. К хорошим зарплатам водителей, к повышению качества подвижного состава. А значит, улучшению качества пассажирских перевозок как таковых.

Цена этим обещаниям была известна заранее. Но теперь нам обещают, что все изменится в августе, когда городские маршрутки будут ездить по-новому. Тут позвольте несколько отвлечься. И вернуться к маршрутке №421. Она не городская, а пригородная. Маршрут «Мезенка – телецентр» выходит за границы Орла. Но когда решением Орловского городского Совета народных депутатов проезд в муниципальном транспорте вырос до 16 рублей, во всех «трехзначных» маршрутках стали брать за проезд ровно столько же.

Законно ли это? С таким вопросом я обратилась в прокуратуру Орловской области. Ответ надзорного ведомства оказался вдвойне обескураживающим. Во-первых, на вопрос о законности прокурор М.В. Гришин ответил что «прокуратурой области проверка законности взимания платы за проезд в общественном транспорте пригородного сообщения не проводилась». Исчерпывающе, правда?

Во-вторых, вместо того чтобы проверку-то взять бы да и провести, прокурор перенаправляет мой запрос «по компетенции» в управление по тарифам и управление государственного автодорожного надзора по Орловской области (УГАДН). Парадоксально, но факт: УГАДН ответило, что «рассмотрение указанных вопросов находится вне их компетенции».

А областное управление по тарифам фактически подтвердило, что ни одного регионального нормативно-правового акта, разрешающего «трехзначным» маршруткам брать за проезд 16 рублей, нет.

– Действующие предельные тарифы на перевозки пассажиров в пригородном транспорте установлены приказом управления по тарифам от 15 апреля 2013 года, – пояснили в ведомстве. – Стоимость одного пассажиро-километра составляет 1,65 рубля. При этом оплата проезда пассажиров пригородных автобусов в пределах городов взимается согласно тарифу, установленному в данном населенном пункте.

Здесь чиновники ссылаются на пункт 3 раздела 1 прейскуранта №13-02-01 «Единые тарифы на перевозку пассажиров автомобильным транспортом на территории РСФСР» (!), утвержденного Государственным комитетом РСФСР по ценам. Ссылаются с пометкой в скобках – «действующая редакция». Вот как бывает – страна другая, а прейскурант все тот же.

– Ссылка на прейскурант №13-02-01 в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского (!) округа от 1 февраля 2006 года свидетельствует о действенности данной нормы, – развеивает сомнения Елена Жукова, начальник областного управления по тарифам. – Указанная норма косвенно (!) подтверждена статьей 4 ФЗ №259 «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта».

Согласитесь, все эти «косвенно» и «РСФСР» ну никак не снимают актуальности вопроса: а законно ли все-таки взимание платы в размере 16 рублей в «трехзначных» маршрутках?

После бала

Но вернемся от размышлений к обещаниям. 19 апреля сего года на профильном комитете городского Совета представитель транспортного отдела Александр Паршиков заверил, что ситуация в сфере маршрутных перевозок изменится после конкурса, «так как возрастут штрафы». Напомню, летом за нелегальный выход на линию перевозчик может поплатиться штрафом в 300 тысяч рублей. Правда, по закону, выписывать такие штрафы могут только инспекторы УГАДН. А останавливать маршрутку для проверки документов и, соответственно, лицензии должен инспектор УГИБДД. Как все это будет реализовываться на практике – пока вопрос.

А теперь предлагаю насладиться цитатами из недалекого прошлого.

2012 год. Начальник городского транспортного комитета Виталий Гришаков: «470 автобусов будут осуществлять пассажирские перевозки в Орле после проведения конкурса перевозчиков. Это почти на сто машин меньше, чем сегодня. Мы ничего не переделываем. Мы хотим навести порядок. Но это не устраивает многих из тех, кто сегодня занимается пассажирскими перевозками. Беспорядок им удобней. Поэтому нет расписания движения, поэтому салоны грязные, поэтому после 19 часов не уехать».

2011 год. Ефим Вельковский, тогда – внештатный советник мэра Орла: «Надо немедленно привести в соответствие. Не ждать всяких конкурсов. Понадумали эти конкурсы, я имею в виду по обследованию пассажиропотока... Если мы сейчас немедленно не приведем маршрутную сеть в порядок с помощью милиции, с помощью прокуратуры, всех фискальных органов, то будет беда».

Елена Майорова

В тему

Февраль 2014 года. Александр Коршунов, начальник УГИБДД УМВД РФ по Орловской области, комментирует «ОГТРК»: «Произошло наложение пригородных маршрутов на городские. Почему маршрут «Знаменка – Мезенка» идет не до автовокзала, то есть по городу, а от Знаменки до Мезенки? И деньги он собирает в основном в городе. Соответственно, маршруты пригородные накладываются на маршруты городские. И все это приходится на Комсомольскую и Московскую, и эти улицы в пробке стоят: из пятидесяти машин – сорок автобусов».

Крыладзе, смотрящий по области:

А у меня права от «Дольчика Кабано»!

Я прямо с гор на третьей въехал в ваш Орел

И умудряюсь бабки делать, как ни странно,

На всех, кто в мой «Газел» подорванный вошел.

Нет, вы спросите, сколько стоят перевозки

И поперек, и вдол красавица Орла.

Я ж вас не спрашивал, вы бревна или доски.

Вожу, что грузят, как вас мама родила!

Два раза было: кто-то врезал босоножком,

Другой на внешность мою чем-то там взбрызнул.

Я отдышался, рыло высунув в окошко...

Дождусь! И вы ко мне приедете в аул!

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям