Орелстрой
Свежий номер №14(1218) 26 апреля 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Некстати

01.04.2016

Борьба фарисеев с русофобами: сводки с культурного фронта. 1. На фоне громких судебных дел, с удручающей регулярностью обнаруживающих коррумпированность руководства всех уровней, арест еще трех высокопоставленных чиновников особого впечатления на публику, утомленную номенклатурными злоупотреблениями, конечно, не произвел бы, – если бы не одно обстоятельство: следствие выявило коррупцию в ведомстве, коему вверено главное национальное достояние – отечественная культура. Прокуратура РФ предъявила высокопоставленным чиновникам Министерства культуры РФ обвинение в хищении сотен миллионов рублей из государственного бюджета. Надо полагать, что следствие вскрыло лишь малую часть злоупотреблений в аппарате министерства, покрывающего провалы в работе патриотической риторикой. Прямо по сути старинной эпиграммы – фарисейство на государственном уровне –

 

Свершив поход на нигилизм

И осмотрясь не без злорадства,

Вдались они в патриотизм

И принялись за казнокрадство. *)

В связи с этим постыдным инцидентом обсуждается вопрос об отставке министра культуры. Как сказал советник президента РФ по культуре Владимир Толстой, – Культура – последнее место, где может существовать коррупция, так как внутренний стержень не должен позволять людям, занимающихся культурой, иметь личный интерес. Министр отмалчивается; видимо, ему недосуг: может, выравнивает поредевшие ряды соратников, может, выпрямляет погнувшийся внутренний стержень…

Надо сказать, что выдвижение господина Мединского на роль главного культуртрегера страны изначально не вызывало у творческой интеллигенции энтузиазма. Политический журналист, расторопный автор полемических книг на темы истории, к культуре он подходил как идеолог, то есть мифотворец. Заняв должность, руководил с удовольствием, но правил по понятиям. Интерес министра вызывали лишь помпезные проекты, где сосредотачивались основные ресурсы бюджетных ассигнований на культуру. Особо статусными становились затратные мероприятия, в которых державность смыкалась с церковностью. На пафос денег не жалели. В то время как проблемы развития регионов были оставлены на местный бюджет и отданы на божий промысл.

Как относится федеральный министр к русской провинции, он наглядно показал наглой неявкой на заключительное мероприятие Года культуры – «Культурный форум регионов России» (25 декабря 2014 года), который организовало его министерство. Разве это не фарисейство – представлять во власти культуру как отрасль и так откровенно презирать тех, кто занят в ее производстве? Как участник того события могу засвидетельствовать его полную никчемность. Чтобы не быть голословным, далее автоцитата – разочарование от форума.

В эпиграфе форума стоял слоган: «Культура – стратегический ресурс регионального развития». Судя по всему, согласно нынешнему государственному курсу регионы обязаны худо-бедно обходиться имеющимися средствами, – сохраняя ресурсы на будущее. Так сказать, на черный день. Однако если такое положение будет сохраняться, черный день придет раньше, чем думают отцы отечества. Если они вообще думают на эту тему. («Орловский вестник» № 2 2015).

Клерикально-патриотический пафос, который авторитарный министр нагнетает в окружающую среду, создает непрозрачную и нечистую атмосферу, в которой культура сводится к конъюнктуре. Авторитарное руководство препятствует творчеству, зато потворствует фарисейству. В обращении инициативной группы, направленном в адрес главы правительства с требованием отставки скомпрометированного министра, утверждается, что культура в стране становится платформой, на которой строятся исторические фальсификации и идеологические спекуляции; отечественной культуре все чаще отводится роль пиар-технологии по обслуживанию ультраконсервативных и охранительных идей, доведенных до идиотизма.

Идеолог на посту министра культуры все равно, что обскурант на должности министра образования – системное противоречие, чреватое коротким замыканием системы. Кажется, это будет вынуждено признать даже нынешнее правительство, весьма снисходительное к собственным недостаткам. Борьба с русофобией, к которой свелась культуртрегерская деятельность министра Мединского сотоварищи, закончилась позорным поражением избранной дружины. Ратоборцы оказались казнокрадами и дармоедами. За державу обидно, и за культуру тревожно…

2.

На фоне больных проблем, связанных с подготовкой к юбилею города, любые пафосные выступления лиц, облеченных властью, воспринимаются с понятным скепсисом. Лояльность к властям предержащим, при всей благонамеренности орловских обывателей, все же не беспредельна, и в напряженной атмосфере ползучего кризиса порой достаточно наглого жеста или глупого слова, чтобы престиж руководства потерпел урон.

В сочувственном молчании, которым у нас окружена наболевшая проблематика актуальной культуры, неприлично громким звуком прозвучало публичное заявление депутата областного Совета народных депутатов Евгения Мельника, выступившего с критикой репертуара театра «Свободное пространство». Высокопоставленный зритель усмотрел в спектакле «Спасти камер-юнкера Пушкина» угрозу стране и обиду народу. Как сказал бдительный законодатель, дело попахивает антигосударственным подходом. Дабы пресечь проникновение русофобии в глубокий тыл нашего искусства, он предложил воссоздать при учреждениях культуры художественные советы по советскому образцу. Надо, чтобы в худсоветы входили представители власти и свою позицию там высказывали. Проще говоря, чтобы судьбу репертуара решали не зрители, а надзиратели. Стражи режима, натасканные на крамолу, и уполномоченные в зародыше подавлять всякие попытки навести порчу на нашу тихую и смирную культурную жизнь.

На вызов депутата последовал демарш художественного руководителя театра Александра Михайлова: – К депутатам облсовета, особенно к членам профильной комиссии по культуре, у меня тоже есть вопрос: в этом году театру выделено средств в два с половиной раза меньше, чем в прошлом. Ни на новые постановки, ни на текущую деятельность денег фактически не предусмотрено. Их это не заботит? Или то, что театр два года находится на ремонте, это основание, чтобы не финансировать текущую деятельность? Резонный вопрос…

Про ремонт орловских театров вообще разговор отдельный. Вот где тема для депутатского расследования! Но эта тема слишком горячая, чтобы за нее взялся кто-либо из карьерных политиков; как бы не обжечься… Куда сподручнее заняться насаждением патриотизма и назиданием искусства, – тут можно запросто устроить много шума из ничего, и таким образом без особого умственного напряжения выйти в лидеры общественного мнения. Нищим духом, дорвавшимся до власти, хочется взять под контроль сферу духовности… Еще бы! власть разрешать и запрещать понятнее и приятнее обязанности решать насущные проблемы. Вот и наших законодателей соблазняет легкая стезя. Подобно самодовольному сапожнику из пушкинского стихотворения, самонадеянный критик берется кроить на свой аршин тонкую материю искусства:

Мне кажется, лицо немного криво…

А эта грудь не слишком ли нага? **)

Ну и так далее. Каковы понятия чиновников об искусстве, история культуры от Рюрика до наших дней показывает на множестве дурных примеров. Да и в Орле за примерами далеко ходить не надо. С противным ощущением депрессивной притерпелости к обыденным безобразиям вспоминается конкурс «Книга Года литературы», организованный тем же Орловским областным Советом народных депутатов. Чтобы напомнить, далее автоцитата – ощущение оскорбления, нанесенного литературе.

Такое впечатление, что тем, кто занимался этим делом, оно было глубоко по фигу. В итоге получилась не стимуляция, а симуляция культуртрегерской деятельности; не поддержка литературы, а подпитка конъюнктуры… Так в число лауреатов попал сборник выступлений на ученой конференции, а в число дипломантов – книга под титулом «Тара и упаковка молочной продукции». Пир духа превратился в пикник на обочине. («Орловский вестник» № 48 2015).

Не знаю, кто из депутатов был в составе жюри литературного конкурса, но уверен, что в художественный совет театра от власти будут введены такие же знатоки, – если не те же самые доверенные лица. И тогда, надо думать, года не пройдет, как Александру Михайлову будет настоятельно предложено поставить спектакль по мотивам идейно выдержанной книги «Тара и упаковка молочной продукции». Или инсценировать сборник выступлений депутатов на торжественном заседании областного Совета народных депутатов, посвященном успешному празднованию юбилея города.

Не случайно, что первым о возврате идеологической цензуры у нас заговорил видный деятель КПРФ. Пожалуй, в административной практике коммунистического руководства это самый главный момент – целенаправленное принуждение к надлежащему мнению. Как полагал главный большевик, из всех искусств для нас важнейшим является искусство компостировать мозги. Правда, Ленин выбрал для красного словца кино, а Мельник (пути начальства неисповедимы) нечаянно забрел в театр. Где ничтоже сумняшеся обнаружил открытую возможность расширить свое влияние за счет утеснения культурной сферы. И, нимало не сомневаясь в себе, вышел на сцену и стал в позу…

Сама по себе эта история стара как мир: худо-бедно освоившись в избранном статусе, слуги народа начинают чувствовать себя хозяевами положения. И осознавать, что важнейшей частью высокого положения является возможность злоупотребления им. Иначе что ж ты за начальник… Как им втолковать, что дело обстоит совсем не так? Парламентарий, получивший по статусу доверие избирателей, не может употреблять его по своему хотению, – как полицейский, получивший по должности оружие, не вправе применять его по своему желанию. Однако по классовым убеждениям правящей элиты, в любом деле, если как следует нажать, реальность прогнется согласно руководящим указаниям. Если же этого не случится, значит, виной тому нерадение исполнителей. Или противодействие вредителей. То есть скрытая русофобия. Которую надо искоренять всеми средствами. Прежде всего, теми, что отпущены на развитие культуры, и еще не разворованы.

Когда власть берется блюсти чистоту искусства, это означает, что принципы управления редуцируются к правилам самоуправства. К чести нашей культурной публики, выход депутата на подмостки театра в роли оскорбленного патриота был дружно освистан. Как прокомментировал эту интермедию журналист Владимир Панфилов, странно, что депутатов не оскорбляют 300 миллионов рублей, выделяемых на всю орловскую культуру, что равно сумме, украденной при строительстве одного только функционального медицинского центра. Подумать только! – весь годовой бюджет культуры может запросто поместиться в широких карманах нескольких предприимчивых проходимцев (к которым у депутатов никаких претензий не имеется). За этот бюджет проголосовали депутаты Совета. Разве это не фарисейство – лишая искусство средств к существованию, лишать его еще и права на самоопределение? Сначала обрезали расходы на культуру по самые зарплаты, а теперь куражатся над жрецами искусства…

3.

Чтобы справедливо судить об эффективности менеджмента, надо разделять в стратегии руководства патриотические традиции и фарисейские тенденции – критически различая то, что говорится, и то, что делается.

Если бы Министерство культуры охраняло подведомственную сферу не от русофобов, а от казнокрадов, дела в культуре шли бы намного лучше. Если бы Орловский областной Совет народных депутатов справлялся с насущными проблемами так же успешно, как театр «Свободное пространство» с творческими задачами, рейтинг региона был бы значительно выше.

Когда власть предержащая не может оправдать расходы на свое содержание и объяснить растраты в бюджете, она начинает сдвигать зону своей ответственности из социально-экономической сферы в духовно-нравственную. Когда ответственные лица вместо конкретной работы по обустройству окружающей среды начинают заниматься героической борьбой за национальное единство, – значит, скоро выборы. В череде кандидатов на выборные должности некоторые претенденты будут особенно усердны в показном стремлении к высоким идеалам. За таких голосовать явно не стоит. Берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие. ***)

*) Алексей Жемчужников «В альбом современных портретов».

**) Александр Пушкин «Сапожник. Притча».

***) Евангелие от Луки: 12; 1.

Владимир Ермаков  

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям