Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Некстати

24.03.2016

 Озабоченность особого рода частные суждения об общественной деятельности. Для начала – постулат: национальное единство есть сбалансированное соотношение государства и общества, обустроенное в пространстве и ориентированное во времени. По ходу истории баланс между традициями и инновациями поддерживает общественная деятельность. От интенсивности и действенности этого процесса зависит устойчивость социума в меняющемся мире. Если общественное мнение не имеет силы, в системе без обратной связи накапливаются ошибки управления, понижая авторитет власти вплоть до критической черты.

Ограничение стремления правящей элиты к самовластию является особой заботой общественности. Теоретически вопрос о легитимности действующей власти решается просто: народ как суверен признает (или не признает) существующий порядок вещей законным, тем самым наделяя систему управления должными полномочиями (или отказывая ей в доверии). Однако на деле проблема неразрешима, как квадратура круга. Народ не может собраться разом (скажем, на Красной площади), чтобы разобраться в себе и выразить совокупное решение простым и ясным высказыванием. Общественное мнение формируется в информационном пространстве публичными авторитетами, выражающими интересы наиболее организованных социальных кластеров и наиболее влиятельных политических кланов. Так делается внутренняя политика.

С некоторой разумной осторожностью можно утверждать, что большая часть больных проблем нашего общества обусловлена тем, что общественность не умеет должным образом строить отношения с властью. В сфере управления организовано одностороннее движение политических событий – сверху вниз, от центра на периферию. Что такое хорошо и что такое плохо – решается в кулуарах правительства. Готовое решение передается на общественное обсуждение. С предсказуемым результатом. Если так решила власть, а власть у нас демократическая, значит, общественное мнение, представляющее электоральное большинство, сложится в указанном направлении. А протестное меньшинство, представляющее интересы тех, кто был обделен при дележе возможностей, априори будет против – независимо от резонов целесообразности.

Врожденное несовершенство демократического устройства в том, что в политической конфронтации на принципиальные позиции выдвигаются люди, лишенные принципов. В настоящем времени нравственная коррупция властителей дум проявляется особенно наглядно. Господствующий дискурс поддерживают полемичные публицисты, отстаивающие интересы правящей элиты не щадя языка своего. Многие из них в свое время переменили коммунистические убеждения на демократические, а когда власть консолидировалась на идее великодержавности, переписались в православные патриоты. Им противостоят публичные полемисты, ангажированные противниками действующей власти. Непримиримые критики режима приватизировали позицию протеста и с нарочитой яростью травят все, что не вписывается в параметры тренда, ограниченного интересами узкого круга либеральной элиты. Общественная деятельность такого рода ведет к углублению системного кризиса – вплоть до расстройства государственности и утраты суверенности, как в украинском варианте исторического срыва.

Если называть вещи своими именами, эта позиционная информационная война не что иное, как фальсификация общественной деятельности. Политические активисты, вовлеченные в полемику, отстаивают не гонимую правду, а голимую выгоду. Национальный менталитет таким образом приводится в состояние психической неустойчивости. Когда право представлять гражданское общество отдается на откуп частным интересам, понятия гражданственность и общественность теряют смысл.

*   *   *

В русской действительности, придавленной самодовлеющей тяжестью самодержавной власти, слежавшейся за века в нечто отдельное от народа, общественное поприще обладает спецификой, не поддающейся точному определению. Не имея открытой возможности заниматься очевидностью, наше желание лучшего пронизано умозрительностью и пропитано утопичностью. Не деяние, но чаяние.

Пожалуй, довольно верно, хотя не без ехидства, эту странную особенность нашей общественности выразил известный американский славист. Отличительной чертой русской культуры является чрезвычайная озабоченность особого рода, которую здесь называют “общественной мыслью”. В западной культуре для этой разновидности мысли эквивалента нет. Она столь прихотлива и литературна, что не поддается дискуссии в терминах традиционной философии или новейшей социологии. *) Наверное, профессор прав. Все наши социально озабоченные мыслители сходятся в том, что так жить нельзя, но вот как жить иначе – никто толком сказать не может. Этой эпистемологической неуверенностью обусловлена эмпирическая неустроенность нашей социальной среды.

Гражданская ответственность как юридическое и этическое понятие есть высшее социально-политическое достижение античности, унаследованное современной цивилизацией. С тех, кому доверено попечение о справедливости, особый спрос. Общественный деятель должен осознавать, что и вне публичной сцены он обязан вести себя в соответствии со своим статусом, что его сознательность должна служить побудительным мотивом для его поступков. **) Публичные авторитеты – своего рода атланты, подпирающие края умозрительного неба. Эта ноша не каждому по плечу.

Общественная деятельность, если понимать ее в надлежащем смысле, не что иное, как публичная праведность: благородное и бескорыстное соучастие в работе добра. Собственная выгода при этом приносится в жертву общественной пользе. Иначе это не подвижничество, а фарисейство. Нравственному чувству противно, когда гражданская позиция становится патетической позой – поводом заявить о себе как полномочном представителе морального долга. Однако разоблачить самозванца не так-то просто. Поскольку никто не знает, что делать, чтобы все, что не так, стало как надо, общественным деятелем у нас может быть любой, у кого хватит решительности стать таковым. Поскольку нет критерия для отделения овец от козлищ, на общественном поприще во множестве подвизаются сомнительные персонажи, искатели выгод и стяжатели заслуг.

Озабоченность особого рода, сводящаяся к тому, чтобы закрепить за собой право высказывать общее мнение от своего медийного лица, недостаточное основание для того, чтобы особо озабоченных граждан жаловать уважением. В эгоцентричной публичности, свойственной активным общественникам, есть нечто непристойное. Позорно, ничего не знача, // Быть притчей на устах у всех. ***) О, эта клокочущая пустота, заполняющая информационное пространство! Ее настырное ничтожество вытесняет из общественного сознания истинно сущее – то, что никогда не является самоочевидным, а требует для своего понимания целенаправленной мыслительной работы. Показной озабоченностью тут не обойдешься.

*   *   *

Озабоченность особого рода требует общественного признания. Ей мало быть возвышенной – ей надо быть вознесенной. Все, что происходит, становится предметом ее обеспокоенности: как бы не упустить своего… Так у наших общественников прибавилось забот в связи с приближением юбилея Орла. В частности, объявлен конкурс на замещение вакансий героев нашего времени – претендентов на звание «Почетный гражданин города Орла». Наиболее озабоченные горожане выразили готовность принять эту высокую честь. В связи с чем у пассивной общественности возникают некоторые сомнения…

Я не считаю возможным для себя, используя положение арендатора газетной полосы, выражать личное отношение к конкретным кандидатурам, но полагаю нужным и важным высказаться по поводу критериев отбора. Мне кажется несомненным, что помимо авторитетной протекции претендент должен иметь хорошую репутацию. Иначе в статусе возникает нонсенс: горожане принуждены гордиться тем, кого в лучшем случае не знают, а в худшем знают как облупленного.

Что так часто удручает нас в людях, претендующих на общественное значение, – политическая беспринципность и социальная безответственность. Как ни повернись ситуация, ушлый общественник вывернется наилучшим для себя образом. Он в огне не горит, и в воде не тонет. Он всегда при делах, хотя никаких конкретных дел за ним не числится. Он всегда в чести, хотя понятие чести ему неведомо. Он всегда на высоте общественного положения, хотя уважения к нему ни у кого нет. Его кредо – всегда быть в тренде. Если красные возьмут реванш, он извлечет из загашника партбилет, и годы служения нынешнему режиму впишет в стаж подпольной борьбы. Если к руководству придут зеленые, он ринется охранять памятники природы, выступая от имени безмолвных рыб и бессловесных зверей. Если в силу войдут голубые, он тут же обнаружит свою латентную гомосексуальность и станет полномочным представителем местного сексуального меньшинства в коридорах власти (как сказал бы Гоголь, не просто противным, а противным во всех отношениях). Если же, по грехам нашим, всем городам и весям будет полный халифат, скоропостижно обратится в ислам и с гордостью покажет всем свежеобрезанный пенис. А пока Бог хранит Русь от худших бед, и вертикаль власти не колеблется ни влево, ни вправо, он благополучно пребывает в стане православных патриотов и в активе правящий партии. И будет стойко держаться на этих позициях… пока не изменится конъюнктура.

Карьеризм в белых ризах альтруизма – паразитизм в особо опасной форме; мерзость перед обществом. Озабоченность особого рода, сохраняя видимость тревоги об общем, становится заботой о себе, любимом – обустройством сферы своего благополучия за счет общественных ресурсов. Если вертикаль власти будут поддерживать такие столпы общества, все реформы правительства, как и прежде, будут сводиться к благим намерениям. С теми же результатами.

*   *   *

Кто стоит ближе к делу, знает о нем больше, чем те, что стоят ближе к власти. Однако в плане представительства слово имеет тот, кто заслужил доверие руководства. А поскольку имение слова у нас значит больше, чем знание дела, карьерные ораторы, которым патетика заменяет прагматику, выходят в публичные авторитеты.

О, эти риторические оборотни, порожденные снами критического разума! Ни одна государственная стратегия не сможет добиться своих целей, если паразитирующие на ней идейные извращенцы превратят ее в идеологию. Узурпируя власть над словом, они отравляют массовое сознание красноречивым враньем. Имя им – легион.

И все же не стоит обольщаться относительного истинного положения вещей: политическое влияние риторических фигур в системе власти немногим больше никакого, а их общественное значение – мнимая величина. На самом деле ход событий предопределяют штатные политтехнологи, а публичные авторитеты лишь наводят тень на плетень. Как язвительно заметил философ, публицисты подметают своим языком оставленный событием сор. ****) Власть предержащую такая общественная деятельность устраивает как нельзя лучше.

Как происходит полемика в нашем информационном пространстве? Одним словом – скверно. На форуме времени цинизм в ризах идеализма дает публичное представление на злобу дня. Те, чья миссия состоит в том, чтобы вносить ясность в отношения власти и массы, напускают в тему туман, состоящий из дурмана и фимиама, дыма без огня и пафоса без смысла. В этой галлюциногенной среде привидения сражаются с наваждениями, одерживая фиктивные победы. Видимость торжествует над очевидностью – и становится окружающей действительностью. Общественная деятельность как озабоченность особого рода состоит в том, чтобы способствовать погружению массового сознания в виртуальную реальность внутренней политики.

Когда записные златоусты убеждают нас, что мы должны верить не эмпирическим фактам, а умозрительным резонам, стоит почаще вспоминать последний завет чешского антифашиста, казненного за несогласие жить во лжи: – Люди, будьте бдительны! *****) Или хотя бы вдумчивы к тому, что говорится. И внимательны к тому, что делается.

*) Джеймс Х. Биллингтон «Икона и топор».

**) Питер Браун «Поздняя античность».

***) Борис Пастернак «Быть знаменитым некрасиво…».

****) Владимир Бибихин «Язык философии».

*****) Юлиус Фучик «Репортаж с петлей на шее».

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям