Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Некстати

20.02.2015

Друг без друга в поисках утраченного чувства. Печален я: со мною друга нет…Александр Пушкин

Древнегреческий философ Эпикур, учивший людей жить и радоваться, свои убеждения основывал на добрых чувствах, из которых первейшим полагал взаимное расположение хороших людей. Из всего, что составляет счастье жизни, самое важное – обладание дружбой. Как это часто получается в философских максимах, сказанное самодостаточно. Доказать это убеждение нелегко, а опровергнуть еще труднее. Собственно говоря, все нижеследующее в методологическом плане не рассуждение, а утверждение дружеского чувства как жизненного стержня гармонически развитой личности – и сожаление об утрате дружбы как житейского фактора в нашем потребительском обществе. Так что если кто априори согласен с этим тезисом, читать дальше – зря тратить время. А кто не согласен, тем более.

 

Что же все-таки составляет наше счастье? Ясно, что не вещи как таковые. Не жратва от пуза, не шмотки из модного бутика, не крутые тачки и не гаджеты с наворотами… А что тогда? Скажете: власть! богатство! слава! Оставьте… стоит получше присмотреться к людям карьеры, и восхищение жрецами своего величия сменится состраданием или отвращением к жертвам собственного тщеславия. Это несчастные существа, до печенок изъеденные отчуждением и ожесточенные взаимной враждой: люди друг без друга. Скажете: любовь!.. Тут возразить трудно. Но любовь, как и судьба, в разумение не дается. Даже в самой банальной love story страсти закручивают фабулу в такой драматический сюжет, что никому мало не покажется. А в настоящей любви, выдержавшей испытание временем, ослабление эротической страстности возмещается возрастанием дружеской доверительности. Так что о любви разговор особый…

Когда социологи ничтоже сумняшеся говорят о качестве жизни, я не очень понимаю, что имеется в виду. Само собой разумеется, что производство и потребление всякого и разного на душу населения имеет немаловажное значение в устройстве повседневности. Но все-таки есть вещи важнее, чем работа и зарплата. Основной критерий качества жизни – уверенность в том, что живешь недаром. То есть чувство глубокого удовлетворения. Если в жизни нет радости, то в прочем мало смысла. Количество потребленного будет мало влиять на качество прожитого.

Что из этого следует? Возможность счастья не в количестве и не в качестве возможностей, а в устройстве личности. Смысл не в сути вещей, а в сущности жизни. Хочешь быть счастливым – работай над собой. Счастье есть понятие не эпистемологическое и не экзистенциальное даже, а прежде всего и главным образом этическое. Счастье является благом; это значит, что ощущение благоденствия неразрывно связано с осознанием нравственного достоинства. Аристотель относит дружественность к разряду добродетелей; более того, выделяет ее из ряда и определяет как самое необходимое для жизни… никто не выберет жизнь без друзей, даже в обмен на все прочие блага… даже у богачей и у тех, кто исполняет должности начальников и власть государя, чрезвычайно велика потребность в друзьях. *) Друзья нужны не только и не столько для пользы житейского дела, но главным образом для совершения прекрасных поступков (так в трактате), ибо люди, дорожащие друг другом, способнее и к сердечному участию, и к бескорыстному действию.

Столь же высоко ставил идеал дружбы Платон. В смысле платонических отношений дружеские чувства обладали безусловным приоритетом. Впрочем, в отношении того, способны ли к дружбе сильные мира сего, Платон резко расходится с Аристотелем. С кем бы они ни вступали в общение, они требуют лести и полной готовности к услугам, а когда сами в чем-то нуждаются, так и льнут к человеку, без стеснения делая вид, будто с ним близки, но чуть добьются своего, они опять с ним чужие… За всю свою жизнь они ни разу ни с кем не бывали друзьями; они вечно либо господствуют, либо находятся в рабстве: тираническая натура никогда не отведывала ни свободы, ни подлинной дружбы. **) Дружба – завидный удел достойных людей.

Однако античная мысль, склонная к полемике, положила внутренний предел дружеским отношениям. Платон мне друг, – заявил Аристотель, потеряв терпение в затянувшихся прениях, – но истина дороже. Ибо для философии истинность – суть действительности. Этим разрывом, надо полагать, надорвалась античность, не сумев согласовать резоны разума и сердца. Пришли иные времена, поставившие на повестку дня другие проблемы. Что есть истина? – спросил римский чиновник иудейского проповедника. Две тысячи лет человечество выясняет, что хотел сказать Иисус, ничего не ответив Пилату.

Апостолы, составлявшие дружеский круг Иисуса из Назарета, проповедовали благую весть как обетование лучшей жизни, основанной не на ясной истине, а на чистой любви. Причем, как уверял самый авторитетный из евангелистов, нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. ***)

*

Скажи мне, кто твой друг, и скажу тебе, кто ты. Друг – другой, но свой по судьбе. Так у Даля: другой, в значении такой же, равный, другой я, другой ты; ближний, всякий человек другому. В тексте статьи Даль различает дружбу в добром смысле (бескорыстная стойкая привязанность, основанная на любви и уважении) и в дурном (тесная связь, основанная на взаимных выгодах).

Старомодное выражение дарил своей дружбой непосредственно определяет характер дружеского отношения как дарение. Именно в аспекте бескорыстия видится подлинность дружеского чувства: преодоление эгоизма через жертву своего (времени, сил, средств) другому, достойному дара.

Согласно этимологическому словарю, происхождение слова связано с объединением доблестных мужей в надежный отряд (дружину), где каждый был уверен в том, что никто друг друга в битве не подведет и в беде не оставит; следуя долгу, каждый готов душу положить за други своя. Так было во все века. Фронтовая дружба, рожденная в горниле справедливой войны, есть интегральная форма героизма. Кто дружеские обязательства подписал своей кровью, тех водой не разольешь.

*

Мераб Мамардашвили в одной из своих лекций, поясняя, что такое внутренняя форма, в качестве примера взял понятие дружбы. Опираясь на Канта, он показал, что дружба как таковая всего лишь платоническая идея: в силу несовершенства человеческой природы, а тем паче неустройства человеческого общества, ни в одном человеке per se (в чистом виде) она реализоваться не может. Та идеальная дружба, что воплотилась в образах Ореста и Пилада, всецело принадлежит мифологическому пространству; простым смертным такой степени самопожертвования не постигнуть и не достигнуть. Значит ли это, что дружба есть некая умозрительная фикция? Ни в коей мере! Дружественность, укорененная как вектор в структуре личности, может направлять поведение в сторону альтруизма и тем самым бесконечно приближать к недостижимому идеалу. Дружба в этом смысле есть некая внутренняя форма, сама по себе пустая, но наполняющаяся из жизни.

Я не уверен, что правильно передаю мнение Канта в опосредованном изложении Мамардашвили; лучше все же обратиться к первоисточнику. Вот что говорит Кант. Дружба – идеал участливости и заинтересованности в благе каждого из двух, объединенных морально доброй волей, и если это не создает всего счастья в жизни, то все же принятие счастья в образ мыслей обоих содержит в себе достойность быть счастливым, и, стало быть, дружба между людьми есть их долг… Но легко также заметить, что дружба – это чистая (однако практически необходимая) идея, которая хотя и недостижима на практике, но стремиться к которой (как к максимуму добрых намерений по отношению друг к другу) есть заданный разумом, быть может, не обычный, но почетный долг. ****)

Ладно – Кант; его авторитет порой блокирует механизм понимания окончательным решением мировых вопросов. Однако и после Канта картина мира не слишком проясняется. Если не затемняется совсем… Некоторые вещи понимаются лучше, если выражать их проще. Тыко Вылка, ненецкий вождь и народный художник, о своем друге, отважном путешественнике, сказал как спел:  С русским Русановым дружба была хорошая; было у нас две головы, а сердце одно. Эта метафора суть точная формула процесса дружеских отношений: преодоление головных различий через сердечное согласие.

*

Какую тему ни возьми, ключи к ней можно найти у Пушкина. Стихи, откуда взят эпиграф к тексту, написаны поэтом в деревенской ссылке – в оторванности, в потерянности, в одинокости. Печален я: со мною друга нет… О, как томит его это экзистенциальное зияние! Словно в жизни образовалась дыра, в которую утекает напрасное время. Вера в свое человеческое значение удостоверяется признанием равных, – так как же можно обходиться друг без друга?! Нужда человека в людях покрывается нужностью им. Одна из самых пронзительных нот в элегии – сочувствие последнему лицеисту, которому выпадет горестная участь пережить всех. Несчастный друг! средь новых поколений // Докучный гость и лишний, и чужой, // Он вспомнит нас… Вспомнит об утраченной общности как о потерянном рае.

С рафинированными, порой извращенными, проявлениями дружеского чувства связана мифология Серебряного века, безвременно кончившегося в связи с пролетарской революцией. Социальная катастрофа разрушила прежние представления о данном и должном. В наступившей моральной и материальной нищете не было большего проявления альтруизма, чем поделиться куском хлеба. Или, по пословице, отдать ближнему последнюю рубашку. Курьезным примером такого прекрасного поступка выглядит случай Гумилева, отдавшего свои запасные штаны Мандельштаму, добравшемуся из Крыма до Питера буквально в рубище. Революция и гражданская война подорвали правовые и бытовые основы человеческих отношений, а террор деформировал идейные принципы человечности. Бог весть, чем бы кончился этот эксперимент, если бы не Великая Отечественная война – сороковые роковые… В горниле этой войны совокупность этносов, составлявших СССР, сплавилась в советский народ – новую историческую общность людей, сплоченных общими жертвами.

Война списала общие издержки советского строя – и открыла новый счет. Личный счет на каждого, мобилизованного историей.

*

Что было потом, это другой разговор; продолжение в следующем номере.

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям