Орелстрой
Свежий номер №9(1109) 22 марта 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Осадок дня

Некстати

17.08.2015

Превратности любви и прелести толерантности. Конгресс США узаконил однополые браки на всей территории страны, тем самым раздвинув горизонт великой американской мечты за пределы здравого смысла. Более того. Президент объявил, что теперь госдепартамент будет активно поддерживать движение ЛГБТ где бы то ни было, чтобы добиться полного полового равенства во всех видах свободного совокупления. Если кто не знает, аббревиатура ЛГБТ обозначает гендерный авангард планеты – лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров. Тем самым США объявили, что сфера интимности входит в зону их стратегических интересов. Таким образом, вдобавок к геополитическому хаосу американские бюрократы намерены внедрять в мировой порядок сексуальную дезориентацию. Методом мягкой силы…

 

Не, все-таки это неправильное решение. Было бы намного логичнее развивать эротические преобразования не вширь, а вглубь. Если быть последовательными, то следует признать, что еще не все сексуальные диссиденты получили удовлетворение. Не пора ли поднять вопрос о легализации промискуитета? Скажем, комиссии Конгресса разработать гарантированный регламент оргий и установить правовой статус групповых гомогенных и гетерогенных браков с неограниченным числом партнеров. Ну и так далее… Если современное общество отменяет прежнюю гендерную парадигму, основанную на биологических параметрах рода человеческого и встроенную в ментальную структуру цивилизации, то нет никаких логических оснований прекращать ревизию основополагающих принципов устаревшего общественного договора. Раз уж реформировать мораль, так радикально! Не ограничивая законотворческой инициативы ни законами природы, ни законами логики. И если священные принципы не соответствуют требованиям времени, – значит, решением Конгресса отменяется значение божьих заповедей, нарушающих интересы Америки как гаранта нового мирового порядка.

Что еще? Наверное, пора уже резолюцией ООН реабилитировать всех содомитов, в прежние времена подвергавшихся репрессиям за противоестественный блуд. И тех, кого люди осудили, и тех, кого бог покарал. Тем более что отдельные проявления божьего гнева подпадают под определение геноцида. Скажем, уничтожение Содома и Гоморры, исторических центров мировой цивилизации, где активная любовь к ближнему успешно преодолевала гендерные ограничения, может быть квалифицировано как преступление против человечества. В отличие, скажем, от бомбежки Белграда, который гуманисты из Пентагона раздолбали из благородных побуждений. Для вразумления тех, кто препятствует торжеству гуманизма. Ну и для наработки опыта, который пригодится, когда придется бомбить города, в которых реакционные власти будут запрещать гей-парады.

Принуждение к свободе – ноу-хау (англ. know how – знать как) новейшей геополитики. Госдепартамент США знает, как осчастливить человечество, не понимающее своего счастья: весь мир надо поставить в пассивную позицию, чтобы особо извращенным способом внедрить либеральные идеи как можно глубже в менталитет отсталых народов. Странное дело! Или, как говорят у нас, нонсенс. Спроси любого нашего трезвого мужика, и он скажет, что ничего хорошего не получится, если это (что бы то ни было) делать через … ну,  чем думают неистовые активисты тоталитарной толерантности.

Я все-таки думаю консервативным образом. Что касается физических лиц нетрадиционной ориентации, против них я ничего не имею. Кому скучно быть как все, пусть экспериментирует со своей идентичностью. Но признать аномалию за норму, извините, я не могу. Как и большинство современников, верных своей природе. Это неприятие, поскольку оно не связано с какой-либо дискриминацией лиц, отклоняющихся от нормы в пределах допустимой погрешности, не является вопросом, требующим правового решения. Превратности любви суть зона интимности, а не легитимности. Сумеречная зона, где контуры серой реальности размываются и смешиваются с радужными иллюзиями. Каждый по своему с ума сходит, и сексуальные девиации, наверное, не худший способ бегства от действительности.

Как утверждал Фрейд, когда реальность становится непереносимой для психики, личность прячется в болезнь. Или сублимирует свои проблемы в эротические грезы. Об этом хорошо сказано у Лема: Мы – похотливые мерзавцы, но пока мы об этом знаем и можем так себя называть, мы будем сохранять равновесие боевых фронтов зла и совести. *) Пока мы осознаем свою человеческую слабость, у нас есть шанс быть сильнее искушения. Но если дух живый, следуя зову плоти, отказывается признавать резоны рассудка, в голове начинается разруха. И управляемый хаос, будь то в политике или экономике, будь то в этике или эстетике, очень скоро становится неуправляемым.

В скандально знаменитой книге Курцио Малапарте «Шкура» автор выступает провозвестником маразма, распознавшим ползучую экспансию гомосексуализма на первоначальном этапе. Я много раз задавался вопросом (ибо эта проблема казалась мне фундаментально важной), произошло ли это спонтанно, как результат личной моральной или физиологической распущенности, или являлось следствием тонкой циничной и враждебной пропаганды, привнесенной со стороны и нацеленной на разрушение социальной ткани Европы в предвидении, что слабые духом люди нашего времени встретят это падение нравов как великую социальную революцию современности. **) Книга вышла в 1949 году, и европейская критика обвинила автора (подумать только!) в аморализме и антиамериканизме. Притом что его предупреждения стали сбываться буквально на глазах.

Хотя до радужного торжества было еще далеко: в освобожденном от фашизма мире гомосексуализм поначалу казался модной причудой, опасной лишь для тех, кто берет это в голову. Вот что свидетельствует по ходу времени такой авторитет, как Сьюзен Сонтаг, помимо острого ума знаменитая своими сексуальным эскападами (в первую очередь в лесбийском жанре). Международный гомосексуальный стиль – Боже! насколько он безумен + с человеческой точки зрения мерзок + несчастлив. ***)  Это написано в 1977 году в Танжере, мировой столице гомосексуалистов; этот безумный, безумный, безумный и очень несчастный мир Сьюзен хорошо знала по своей беспутной жизни. Так что на ее мнение можно положиться. Глядя на то, что нам демонстрируют сексуальные экстремисты, мы видим, насколько она права.

В резюме этого текста, я ставлю хорошо продуманное суждение современного российского философа, в котором проблема раскрыта в общем ракурсе. Пол – вид жизненной стратегии, которую человек не выбирает, он включен в нее всеми существующими и воображаемыми органами. ****) Каждый человек в пределах интимной сферы волен развивать свои эротические пристрастия, в той или иной степени меняющие его образ жизни. Но в нормативном порядке социального устройства, системно учитывающего половые различия биологического существа под видовым обозначением homo sapiens,  в основу половой идентификации должен быть положен анатомический атлас. Хотя бы до времени – пока к нам не нагрянут сексуально озабоченные инопланетяне, чтобы внедрить (мягкой силой) новейшие методы неземных наслаждений.

Казус Кончиты, или Квадратура круга

Ладно, допустим, мир прогибается под американским давлением, и неординарные люди с нетрадиционной ориентацией получают не только законные права на то, в чем им отказала природа, но и разного рода преимущества – в порядке общественной признательности за их вопиющее своеобразие. Однако при этом образуется принципиальная проблема, сравнимая по своей неразрешимости с квадратурой круга. При шулерском раскладе биологических и социальных аспектов пола неизбежно возникает множество ситуаций, в которых здравый смысл лишается резона. Вот, скажем, такая спорная ситуация…

Предположим, что всемирно знаменитая Кончита, прелестная певичка с голливудской бородкой, икона стиля для эротических новаторов всего мира, придет в общественную баню (допустим, нерадивые коммунальщики отключили в доме горячую воду) и потребует, чтобы ее пустили в женское отделение, поскольку «она» свой гендер идентифицировала как женский, – но голые дамы, сошедшиеся на помывку, категорически против, поскольку их смущают очевидные мужеские признаки этой особы.  Казус, однако. Сочувствую бедному банщику, которого с одной стороны обступят противные мальчики с радужными флагами, а с другой – разъяренные бабы с шайками. Как прикажете поступить, чтобы не ущемить сексуальные меньшинства в их сверхъестественных претензиях, но и с убеждениями обыкновенных людей, согласными с их природным естеством,  все же как-то посчитаться? Решить по уму тут не получится.

Такой логический сбой в работе разума называется когнитивный диссонанс. Это значит, что вопрос был поставлен неверно. Или же в рассуждения вкралась ошибка, и мысли завязались мертвым узлом.

Для того чтобы развалить систему, нужно внедрить в ее парадигму момент абсурда. Как вирус в программное обеспечение компьютера. Как параноидальную идею в недра сознания. Ценностное ядро цивилизации распадается вследствие цепной реакции бессмыслицы. Доведенные до крайности, несовместимые идейные установки создают зоны семиотического хаоса. Казус Кончиты сам по себе не более чем нонсенс, но в нем явлена вся полнота абсурда. Абсурда, вытекающего из расширяющейся прорехи в умозрительной картине нашего мира.

Предел надменным волнам

Выбор западным сообществом нетрадиционной ориентации в качестве вектора антропологического прогресса кажется просто необъяснимым. Как и многие другие целенаправленные изменения общественного мнения. Маргинальные идеологии утверждаются в качестве парадигмы прекрасного нового мира, а классические аксиомы либерализма объявляются аргументами реакции. Можно подумать, что некая темная сила неведомого происхождения, не найдя другого способа остановить человечество на пути развития, избрала путь разрушения через разложение.

Потенциал нашего мышления практически неограничен. Прогресс науки являет собой торжество разума. И здесь возникает один настораживающий вопрос. Если разум не сдержан в своих дерзаниях, почему в космосе не обнаруживается следов его деятельности? Почему братья по разуму не дают о себе знать? Попыткой объяснить молчание вселенной стала гипотеза фон Хорнера: на переходе от цивилизации к сверхцивилизации существует барьер неизвестной природы, и ни одна форма разумной жизни не может его преодолеть. В силу каких-то внутренних причин все цивилизации погибают на пороге великих свершений. Почему так? Вероятно, гордыня разума губит душу: технический прогресс, не обеспеченный духовным ростом, кончается прогрессивным параличом технологической цивилизации. Как это предустановлено речением Господним, – доселе дойдешь, и не перейдешь, и здесь предел надменным волнам твоим. *****) Разве это не метафорическое утверждение скрытого барьера, предположенного гипотезой фон Хорнера? Может быть, мы подходим к этому опасному порогу? И если по надменности своей пренебрежем резонами здравого смысла, можем запросто споткнуться о незримый порог и всей тяжестью грехов своих обрушиться в открывшуюся бездну…

Будь я юродивым Христа ради, ходил бы по городам и весям, от дома к дому, от площади к площади, и, толкуя ужасные знамения, нагонял бы на людей страх божий.  Было мне (кричал бы я сорванным вороньим голосом) откровение, и видел я деву с бородой, облаченную во все цвета радуги, и шла она по Красной площади во главе множества существ странного вида, а президенты Америки и России, нежно обнявшись на гробнице с мощами великого грешника, принимали гей-парад, участники которого прямо с площади отправлялись на сакральную оргию в Кремле… И простые люди смеялись бы надо мной, говоря, что этого быть не может, потому что такого не может быть никогда, и нечего зря народ морочить дурацкими выдумками, – но не гнали и не били, а совали недоеденные хот-доги и недопитую кока-колу… и только местные либералы (где их теперь нет?) совали бы мне кукиши под нос и кулаки под ребра. Бог им судья…

Но поскольку я холоден умом и меланхоличен духом, мне ничего не остается, кроме как высказывать некстати свое особое мнение, насыщая его резонами и сарказмами, – доколе еще можно идти против набирающего силу агрессивного дискурса, пока еще в нашем отечестве не принят закон об оскорблении тонких чувств лиц нетрадиционной ориентации, который положит конец всем насмешкам над особенными людьми, успешно преодолевшими законы природы. И резоны разума, кстати.

*) Станислав Лем «Фантастика и футурология».

**) Курцио Малапарте «Шкура».

***) Сьюзен Сонтаг «Сознание приковано к плоти».

****) Валерий Подорога «Мимесис. Том 1».

*****) Книга Иова: 38; 11.

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям