ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №23 (1270) 18 июля 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Некстати

18.05.2018
О зримом и умозрительном. Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь. Антуан де Сент-Экзюпери.
«Маленький принц».
Содержание своемерных заметок как литературного проекта, исходя из специфики жанра, в общем и целом составляют личные впечатления двух видов: изведанное и измышленное. По хрестоматийному определению Александра Герцена – былое и думы. Привычка жить и привычка думать, складываясь в уме и откладываясь в памяти, дают достаточно материала для обобщений.
В эссе «Операция “Зеница ока”» («Орловский вестник» № 9 от 21 марта 2018 года) шла речь о том, как автор решился на операцию по замене линзы глаза и что он при этом пережил. Два месяца спустя пришло время провести модернизацию другого зрачка. Чтобы не утомлять читателя повторением пройденного, текст о втором пребывании в больнице написан в форме разнородных фрагментов, в основу которых положены размышления, не нашедшие места в первом отчете.
Со здоровой головы на больную
Проблемы, связанные со здоровьем граждан, в цивилизованных странах сосредотачиваются в учреждениях здравоохранения. Сосредотачиваются… но решаются далеко не всегда. Некоторые насущные вопросы остаются хронически больными потому, что в основу современной системы оказания медицинских услуг положена не гуманистическая традиция, а экономическая концепция. То, что происходит в сфере здравоохранения под видом оптимизации, вызывает подозрение в злонамеренности. В принципиальной схеме работы лечебных учреждений между медиками и пациентами устанавливается мертвая зона, которую занимает контингент специального назначения, состоящий из администраторов и менеджеров. Им, а не докторам, отныне дана власть решать вопросы жизни и смерти…
Наше правительство, проводя социально значимые реформы по своему желанию и по своему усмотрению, реформирует здравоохранение таким образом, что лечение становится сферой перманентного конфликта житейских интересов врачей и жизненных интересов пациентов. Доктора, чтобы соответствовать требованиям руководства, вынуждены следовать не клятве Гиппократа, а ведомственной директиве. А в основе директивы содержится установка на стандартизацию производственного процесса. Что это значит на практике? А то, что в процессе лечения ответственность за результат возлагается не на учреждение здравоохранения, а на непосредственно заинтересованное лицо, то есть на самого пациента. Только представьте, как эта социальная инновация стимулирует экзистенциальную инициативу! Тому, кто хочет вылечиться, надо самому соображать, куда пойти лечиться, так как здоровье дороже, чем предусмотрено полисом социального страхования. Кого угораздило в недобрый час обзавестись хронической болезнью, тому придется или покупать медицинские услуги (по прейскуранту или по соглашению) или обходиться прожиточным минимумом здоровья.
Реформа здравоохранения, проводимая эффективными менеджерами за счет сокращения затрат на содержание лечебных учреждений, приводит к нездоровым последствиям: рост административного оптимизма прямо пропорционален росту гражданского пессимизма. Снижение расходов на лечение одного пациента, если отжать финансовую схоластику и политическую демагогию, фактически происходит за счет усиления страданий больных людей. Образно говоря, основное направление реформы можно определить как перекладывание проблем со здоровой головы на больную.
Напряжение в системе может снижаться или повышаться в контексте местной политики. Зримым символом упадка орловского здравоохранения является недостроенный корпус областной больницы, прозванный в народе «Титаником». На строительство фундаментального здания за долгие годы угрохано черт знает сколько бюджетных средств – но проект остается незавершенным. Будет ли дело сдвинуто с мертвой точки, станет ли новый корпус флагманом региональной медицины – бог весть. Какие-то неясные намерения на этот счет вроде бы имеются, но уверенности в них нет.
В порядке ротации кадров в команде врио губернатора Андрея Клычкова произошла замена: на должность руководителя департамента здравоохранения Орловской области назначен Иван Залогин, приглашенный из Белгорода. Сможет ли новый начальник медицины изменить ситуацию к лучшему? Трудно сказать… Вектор перемен будет зависеть не столько от личности главного эскулапа, сколько от ситуации в целом. До завершения избирательной кампании никто не может сказать определенно, будет ли новый губернатор, заботясь о насущных и неотложных нуждах населения, ставить храмы и памятники, как предыдущий, или все же возьмется всерьез за клиники и аптеки. Иначе говоря, какая проблематика будет приоритетной в работе регионального правительства – духовно-нравственная или все-таки социально-экономическая? Поживем – увидим.
Метафизика болезни
В здоровом теле – здоровый дух. А в недужном теле, ясен пень, душа не на месте. Все мысли болящего вертятся вокруг больной проблемы. Где бы ни угнездилась болезнь, от забот щемит сердце и болит голова…
Второй срок пребывания в глазном отделении больницы имени Семашко, имея за собой предыдущий опыт, я провел легче, чем первый; рецидивисту проще приспособиться к установленному режиму. Распорядок дня оставлял много времени для размышлений, а короткие разговоры с доктором настраивали на философский лад. Душа, отрешившись от житейской суеты, исподволь проникалась метафизической тревогой. Когда я буду смотреть в оба глаза, что я увижу в перспективе жизни?
Любая болезнь, задевая человека за живое, выводит работу высшей нервной системы из автоматического режима; выделенному из привычных обстоятельств человеку приходится пересматривать свое отношение к жизни. По ходу болезни два мира, материальный и метафизический, подходят настолько близко друг к другу, что в душе, теряющей привычные ориентиры, возникает чувство потерянности. Исцеление тела, как и спасение души, требует отречения (хотя бы временного) от привычного существования.
Больничная тишина, сгущающаяся ночью до напряженной немоты, способствует вслушиванию в молчание вселенной… Впрочем, в палате, заполненной страждущими людьми, тишина относительна. Из угла в угол шумовыми помехами ходят охи и вздохи, хрипы и храпы. Старые кровати, ревнители постельного режима, уставшие от непреходящей тяжести болящих, сопровождают каждое движение тела, ищущего и не находящего покоя, раздраженным скрежетом. Посреди бессонницы в растревоженном воображении рождаются образы, которые нельзя выразить иначе, чем через метафоры.
Стихи, написанные в больнице
Тишину ночную чутко слушая,
замыкая в сердце круг земной,
не держу обиды на минувшее –
принимаю все, что было мной.
Я забыл, что было до рождения.
То, что после, помню вразнобой.
Жизнь прошла, как будто наваждение.
Просто так прошла, сама собой.
Я не знаю, сколько мне отмерено,
как не знает колос о серпе,
только сердце бьется неуверенно…
словно сомневается в себе.
Жизнь моя, записанная начерно,
близится к концу… и что теперь?
Вспоминая все, что мной утрачено,
я осознаю масштаб потерь.
Что прошло, то не случится заново.
Как от века в мире повелось,
по земной стезе дойти до главного
никому еще не удалось.
Отстоялась глупость несусветная,
выдохлось влюбленное вино,
и зашла звезда моя заветная –
в сердце пусто, и в душе темно.
Этой пустоте и этой темени
меры нет… Но с некоторых пор
слабый свет в конце пустого времени
различает просветленный взор.
Замерла душа, и сердце ожило…
Будто по ту сторону беды
будет счастье, чистое, как озеро,
и простое, как глоток воды.
Главное само собою скажется;
разум озарит благая весть:
там, за тем, что грезится и кажется,
есть иное… Непреложно есть.
Разные точки зрения
В тихие часы между процедурами, чтобы как-то заполнить пустое время, я (одним глазом) читал трактат Макса Хоркхаймера и Теодора В. Адорно «Диалектика Просвещения». Читал поверхностно и отстраненно, пока не прочел вот что: Усиление своей власти люди оплачивают ценой отчуждения от всего, на что их власть распространяется. Наткнувшись на этот тезис, блуждающие мысли из теоретического пространства вернулись к конкретным обстоятельствам места и времени. А именно: отчуждению правящей элиты от социальных проблем.
Взять хотя бы ту же оптимизацию системы здравоохранения… Вероятно, взгляд на состояние отечественной медицины зависит от точки зрения; тот, кто занимает руководящее кресло в просторном кабинете, видит положение вещей иначе, чем тот, кто лежит на продавленной койке в коридоре переполненной больницы.
Наверное, операция по удалению катаракты сделала мой взгляд не только пристальным, но и пристрастным. Технология замены хрусталика называется факоэмульсификация. Операция проводится с использованием специального ультразвукового оборудования; оператор через тонкий самогерметизирующийся разрез удаляет катаракту и затем имплантирует искусственную линзу. Геннадий Савенков, офтальмолог высшей квалификации, не только досконально отработал эту технологию, но и во многом усовершенствовал ее, о чем свидетельствуют его патенты и статьи в специальной литературе. Как заведующий глазным отделением больницы имени Семашко, Геннадий Александрович добился того, что все современные разработки внедрены в конкретную работу. Притом что материальные ресурсы, ограниченные урезанными бюджетами, далеко не всегда соответствуют реальным потребностям лечебного процесса. Не хватает оборудования – и медицинского, и бытового. Были периоды, когда из-за недостатка расходных материалов не могли проводиться даже плановые операции, не говоря уже о расширении возможностей. Спрашивается, куда смотрят ответственные лица, если в упор не видят основных проблем в сфере своей деятельности? Может быть, как в сказке о Снежной Королеве, им в глаза, а паче того – в сердце, попали кусочки ледяного зеркала, и потому они взирают на окружающую действительность с холодным равнодушием? Если так, есть прямой резон провести госпитализацию отчужденных чиновников в больнице скорой помощи… притом на общих основаниях – в условиях, максимально приближенных к действительности.
В порядке оптимизации сферы управления, нуждающейся в преобразованиях гораздо в большей степени, чем остальные сферы нашей жизни, надо неотлагательно ввести ряд принципиальных изменений в Закон о государственной гражданской службе. В частности отменить обязательную сдачу норм ГТО как затею совершенно идиотскую. Не те начальники не пригодны к делу, что слабы телом, а те, что слабы умом. Вместо того чтобы принуждать чиновников пыхтеть по спортзалам, следует обязать их ежегодно ложиться на стандартный срок в общие палаты больниц по месту жительства – для профилактики сердечной недостаточности и нравственной слепоты. Жизненно необходимо, чтобы в формате обыкновенной жизни ответственным лицам пришлось пострадать вместе с теми, за кого они в ответе. Ибо, как писал Федор Достоевский, на чей неоспоримый авторитет любят опираться просвещенные патриоты, в страдании очищается душа от гордыни самообожествления, в страдании яснеет истина… («Записки из Мертвого дома»). Я думаю, если бы гордый спикер областного Совета Леонид Музалевский хотя бы пару ночей поворочался на той кровати, на которой приходится устраивать свое тело безответственному больному, то в его просветленном сознании койко-место из учетной единицы превратилось бы в одр болезни. И в смету расходов на здравоохранения на текущий год были бы внесены оперативные поправки. (Хотя его программное высказывание, адресованное оппозиции, – вот так, как вам хочется, ну, наверное, этого не будет – оставляет место для сомнений).
Подходя к выводу, я пытаюсь оптимизировать свой взгляд на порядок вещей и ход событий – и сквозь магический кристалл новообретенного хрусталика стараюсь увидеть в перспективе лучшее будущее. То есть в указанном направлении социальных реформ различить даль светлую, где все вопросы решаются не к удобству руководства, а к общему удовлетворению. И если нынешние руководители при этом окажутся не у дел (а некоторые по направлению следственных органов и решению суда определены на страдание в зоне особого режима), мне кажется, народ готов пойти на такую жертву.
Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям