ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №18(1267) 6 июня 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Некстати

16.02.2018

Всякое и разное (1). Стоя на остановке… 1.Стоя на остановке в ожидании автобуса, думал о том, какое это тупое занятие – стоять на остановке в ожидании автобуса. В режиме активного ничегонеделания психическое напряжение переходит в нервное раздражение. Ожидание как модус существования – пустая трата времени. Сколько непрожитых часов из невосполнимых ресурсов жизненного срока потрачено на стояние в очередях или сидение на заседаниях, когда минутная стрелка личного хронометра еле-еле одолевает деления циферблата… Есть два способа коротать время, стоя на остановке – эскапизм и вуайеризм; можно погрузиться с головой в свои мысли, а можно исподволь подглядывать за окружающими. Интроверты предпочитают первый способ, а экстраверты второй. Я на свой счет не определился и поступаю то так, то этак…

2. Стоя на остановке, ищешь, чем занять сознание и заполнить зрение. Но думать как бы не о чем и смотреть вроде как не на что; в мыслях суетность, в людях обыденность. Все – то же! Меняется только погода. Ночью над городом прошел снегопад. Снег лег везде, где мог; вездесущая снежность радует взор, но затрудняет трафик – у всех городских служб с утра аврал. По обочине дороги на малой скорости проходит снегоуборочная машина, громадным косым скребком отваливая снег на тротуар. Потом на остановке появляются люди в оранжевых жилетах (два мужика и одна дама) и широкими лопатами сваливают снег обратно на проезжую часть, расчищая остановку. Подошедший автобус продавливает в сугробе глубокую колею…

3.Стоя на остановке, краем глаза присматриваешься к тем, кто стоит рядом. Вот, в двух шагах, озабоченная женщина держит за руку ребенка дошкольного возраста. Во временной очередности маршрутных такси ее номер все никак не выпадает. Женщина нервничает, ребенок скучает. Чтобы не тратить время зря, малыш учится мяукать. Не обращая внимания ни на кого вокруг, он варьирует основную тему, меняя интонации: сначала – мяяяу… потом – мааау… затем, с возрастающей тонкостью музыкальной выразительности – миауу… Если кому из серьезных людей, озабоченных ювенальными проблемами, этот забавный ребенок, воображающий себя котенком, покажется неадекватным – это от занудства. Лично я уверен, что у малыша хорошие задатки. Мяукать для себя куда как человечнее, чем гавкать на других.

4. Стоя на остановке, ты веришь, что рано или поздно твой автобус подойдет и твоя жизнь снова придет в движение. И ты попадешь туда, куда тебе надо. (Хотя надо ли тебе туда на самом деле – отдельный вопрос.) Если применить к складу людей определения античных философских учений, те, что неотступно стоят на остановке, ожидая попутный транспорт, – стоики. Что касаемо других экзистенциальных позиций… когда надо попасть из пункта А в пункт Б, скептики вызывают такси, а киники идут пешком.

5. Стоя на остановке, от нечего делать размышляешь об отвлеченных предметах, о которых в другое время помыслить недосуг. Иногда додумываешься черт знает до чего… Так однажды ненароком я открыл тайну мироздания. Во внезапном озарении мне явилось откровение: Вселенной не существует. Бог, если допустить Его существование в рамках классической метафизики, еще не приступал к сотворению мира. В божественном сознании, определяющем бытие, прорабатываются всевозможные варианты предустановленной гармонии – и ни один из них не удовлетворяет полностью критериям совершенства. Все требуют проверки на практике. И то, что мы воспринимаем как мироздание, на самом деле всего лишь действующая модель мироздания в натуральную величину. Поэтому в работе космического механизма на базовом уровне столько странных моментов, которые обнаруживает (но не объясняет) квантовая механика. Вот такая креативная теория возникла в моей голове. По-моему, грандиозная идея! – достаточно безумная, чтобы оказаться истинной. Однако разрабатывать ее вглубь и распространять вширь я не стал – подошел мой автобус.

6. Стоя на остановке, пребывая в состоянии вынужденного бездействия, я иногда достаю из кармана карточку для заметок и записываю какую-нибудь нечаянную мысль, ненадолго зашедшую в голову, – некую толику смысла, которую можно будет потом включить в текст, которому не хватает содержания. Примерную схему этого фрагмента я набросал на карточке, стоя на остановке.

Путь жизни

Человек, идущий за счастьем, в конце пути понимает, что выбрал путь без конца. Почему становится страшно, когда, обернувшись, видишь на свежем снегу свои следы? 1) – задается вопросом человек, идущий своим путем. Наверное, потому, что очарованного странника внезапно постигает прозрение: путь жизни, будь он торной дорогой или кривой дорожкой, незаметно и неизбежно поглощает идущего по нему человека. Via est vita. Дорога это жизнь. И наоборот. Vita est via. Жизнь это дорога. Дорога без возврата.

В поисках выхода

Все познается в сравнении. Чтобы лучше понять природу того или иного заблуждения, лучше всего найти аналогию, которую можно рассматривать как аллегорию. Все аналогии неверны, и вместе с тем вся наша логика строится на аналогиях. 2) Если двигаться в поле сравнения с разумной осторожностью, можно добраться до правды. Или хотя бы приблизиться к ней на расстояние видимости.

Писатель Анри де Монтерлан в своих «Дневниках» описывает один поразивший его эксперимент, показывающий власть инстинкта над природным существом: пчелы в бутылке, повернутой донышком к свету, собираются у донышка и гибнут, истощив силы в напрасных попытках выйти на свет, – хотя горлышко бутылки открыто. Неразумное упорство насекомых Монтерлан сравнивает с иррациональным упрямством женщин. Это он зря. Зачем сужать аллегорическое пространство, если в этой коллизии можно увидеть выразительную метафору всех коллективных заблуждений. Особенно идейных и социальных. Это про нас всех. Сколько раз мы видели свет в конце тоннеля, дружно устремлялись на волю – и всем скопом оказывались в тупике…

Для более полного символического представления странности и сложности нашей жизни подходит визуальный образ, измышленный математиками, изучающими теорию пространства, – так называемая бутылка Клейна. Под этим названием в топологическом словаре фигурирует стереометрическая форма односторонней поверхности. Представьте себе прозрачную бутылку, длинное горлышко которой вытянуто и выгнуто петлей, затем через калиброванное отверстие в стенке сосуда введено внутрь и сквозь дыру в донышке снова выведено наружу. Если все сделано правильно, у полученного артефакта обнаруживаются странные свойства.

Место, занимаемое данным предметом в физическом пространстве, обретает особые топологические характеристики. Разница между внутри и снаружи, в обычной бутылке разделенными толщиной стекла, исчезает из восприятия: объем сосуда является замкнутым и открытым одновременно. Представьте себе муравья, ползающего по поверхности бутылки, пребывающей в пустоте и темноте; несчастное насекомое может бесконечно блуждать в поисках выхода из этой парадоксальной ситуации, у которой нет ни начала, ни конца, никогда не зная, где он находится – внутри или снаружи этой дьявольской загогулины.

Бутылка Клейна – замечательный тренажер воображения. Представим себе перманентный процесс обращения внешнего во внутреннее и возвращения обратно как семиотический механизм непрерывного действия, и мы получим ментальную структуру человеческой сущности, в которой меж сознанием и бытием – незримая преграда: неощутимая и неодолимая. Если перенаправить сравнение из онтологической сферы в феноменологическую, можно допустить, что именно так соотносятся в человеческой участи свобода воли и предопределение. И так – нераздельно и неслиянно – сосуществуют в нас разум и душа.

Бутылка Клейна – идеальная модель современного социума, где государство составляет внешнее пространство, а общество – внутреннее, но при этом они взаимодействуют таким образом, что никогда нельзя установить определенно и несомненно, где кончается одно и начинается другое. Если посмотреть шире, мировая цивилизация в ее нынешнем виде – виртуальная бутылка Клейна: человечество, одержимое наваждением совершенства, ищет выход из тупика, порожденного иррациональным стремлением разума выйти за свои пределы.

О неожиданных выходах

Совокупность качеств личности и совокупность обстоятельств времени в каждой человеческой биографии соотносятся особым образом, представляющим в перспективе жизни судьбу человека. Превратности судьбы, если рассматривать их в философском ракурсе, дают достаточно оснований для того, чтобы существование каждого имело свое оправдание.

Недавно в издательстве АСТ был опубликован дневник Варвары Малахиевой-Мирович (1869–1954) – достойной представительницы благородного сословия русской интеллигенции, в годы советской власти подвергшегося идеологическому геноциду. В своей многотрудной жизни эта незаурядная женщина до последней возможности следовала велениям долга (как она видела его в свете своего разумения), а во всем остальном полагалась на промысл Божий; вера в невероятное поддерживала ее надеждой на невозможное. Невидимый исход именно тогда и назревает, когда нет видимых дверей. 3) В самые трагические времена эта незаурядная женщина, научившаяся смотреть на свои обстоятельства не со стороны житейского опыта, а с высоты жизненного смысла, целенаправленным напряжением душевных сил вытаскивала себя из засасывающей трясины духовной нищеты на твердую почву нравственного долга. Так и жила. Жизнь, отложившаяся в дневнике, читается как житие. Не стоит село без праведника; не устоит страна без добрых людей.

Когда становится очевидно, что стратегический курс правительства представляет собой не вектор развития, а замкнутый круг – порочный круг корыстных интересов правящей элиты, причем политическая оппозиция не может или не хочет предложить альтернативу создавшемуся положению, смутная надежда на неожиданный выход приобретает эсхатологический характер. Смиренная надежда на власть предержащую, потеряв опору в житейском опыте, уступает место отчаянной надежде на высшую справедливость. Как говорил безвременно ушедший от нас губернатор, Бог не фрайер. Если по ходу времени не делается то, на что направлены общие ожидания, рано или поздно случится то, чего никто не ждал. И мало никому не покажется…

1) Абрам Терц «Мысли врасплох».

2) Сэмюэль Батлер «Из записных книжек».

3) Варвара Малахиева-Мирович «Маятник жизни моей…».

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям