ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №14(1263) 25 апреля 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Неформат

Некстати

31.12.2017
На пороге года Собаки. Чтобы наша жизнь не погрязла в житейских нуждах, сводящих предназначение человека к проживанию, в графике календаря будни должны перемежаться праздниками. Чтобы в урочные дни живая душа, озабоченная трудами и натруженная заботами, могла расслабиться, расправиться, развернуться… и возрадоваться тому, что она – живая!
 
В широком спектре светских ритуалов, от свадебного обряда до проводов на пенсию, нет лучшего повода для праздника, чем смена календаря. На пороге Нового года душу смущает сожаление о минувшем и будоражит ожидание будущего. В мире, вращающемся вокруг новогодней елки, все чуть-чуть иначе: меньше жлобства и больше волшебства. Праздничная атмосфера насквозь пронизана соблазном: искушением великодушия. Праздники нужны для того, чтобы человек мог убедиться, что он может быть лучше, чем стал.
Чтобы почувствовать себя лучше, нужно сделать что-то хорошее. Прежде всего, нужно настроить душевный лад на любовь к ближнему. В моменты душевного волнения, поддавшись ангельским наущениям, мы преисполняемся благими намерениями. Жаль только, что надолго нас не хватает. Ибо сердца людей ожесточены злобой дня, и наши добрые чувства к ним чаще всего остаются безответными. Оттого после праздника на душе бессодержательной обидой осаждается безадресная досада. Как будто тебя обманули, а ты так и не понял, как именно. Ничего, это скоро пройдет…
Быть добрым – непростое дело. Во все времена. Во всех странах. Хорошему человеку по жизни приходится хуже, чем плохому. А все-таки от добрых дел в сердце собирается радость, а от недобрых дел, какую бы выгоду они не давали, душа заполняется скверной. Счастливых сволочей не бывает по определению, как не бывает великодушных стяжателей или благородных грабителей. Те, у кого есть все, но им этого мало, ненавидят тех, у кого нет ничего лишнего, но им и так хорошо.
Праздник – терапевтическая проверка сердца на жизнерадостность; если в дни, отданные радости, человек не возвеселится сердцем и не воспарит духом – значит, с ним что-то не так. Чем хороши старинные праздники – в них нет места для ложного пафоса. К ритуалам встречи Нового года можно относиться иронически, не оскорбляя при этом ничьих религиозных чувств. И не задевая ничьих политических интересов. Насколько известно, синклит Санта-Клауса пока еще не вводил санкций против режима Деда Мороза.
 
Невзирая на то, что в большинстве своем россияне расписаны по основным мировым конфессиям (быть атеистом в наши дни в нашей стране немодно и невыгодно), наши люди, приверженные старым предрассудкам, подвержены и модным поветриям. Правда, восточный гороскоп трудно назвать новым методом расчетов на будущее. Загадывая наперед, китайцы полагаются на древние ритуалы уже не одно тысячелетие. И в нашей стране в последнее время стало принято исполнять обряды made in China. 2018 год по китайскому календарю принадлежит Желтой Земляной Собаке.
 
Смену лет контролирует мода
на восточные календари;
на пороге собачьего года
чуть помедли – и дверь отвори.
 
Открывая грядущему двери,
оставайся себе на уме
и, чутьем первобытного зверя,
угадай, что таится во тьме.
 
Злые звезды на небе мерцают;
злые ветры гуляют в степи…
Оробевшие хвост поджимают;
озверевшие рвутся с цепи.
 
Люди злобятся, паки и паки
друг на друга ощерив клыки,
и кидаются, словно собаки…
хорошо, поводки коротки!
 
Кто хочет, может полагаться на предсказания астрологов, которые поддерживают надежду на лучшее, но суждения аналитиков внушают обоснованную тревогу. Грядущий год не сулит легкой жизни. Степень взаимной озлобленности в мире опасно приближается к критической черте. На всех уровнях существования обостряются внутренние противоречия.
Дальняя перспектива общего будущего, наполняющая душу тревогами, обусловлена системным кризисом мирового порядка, развивающимся как болезнь западной цивилизации, чрезвычайно заразная и опасная. Развитые государства, страдающие от извращений либерализма, списывают убытки справедливости на счет тех стран, которые стремятся устроиться в мире по своему разумению. Во всех ракурсах тупиковых ситуаций все яснее просматривается непереходимый предел геополитического напряжения – Третья мировая война.
Ближняя перспектива нашего будущего, наполняющая разум сомнениями, связана с кризисом отечественной социально-политической системы, которая сложилась как синтез безобразий царского самодержавия и злоупотреблений советского режима. Правящая элита, паразитирующая на ресурсах страны, не имеет никакой другой стратегии, кроме превращения общественного труда в личный капитал, накапливающийся на зарубежных счетах – и тем самым субсидирующий западную экономику. Эти мертвые души не тревожатся о будущем –  того, что они украли у страны, им хватит на безбедную материальную жизнь после бесславной духовной смерти.
Еще тревожнее и сомнительнее окружающая действительность, являющаяся нашей повседневностью. Как, по слову Ивана Тургенева, не впасть в отчаяние при виде того, что совершается дома? Два предыдущих губернатора сделали все, чтобы не оставить орловцам надежды на следующего. И федеральные министерства, видимо, потеряли интерес к тому, что у нас делается (или не делается), потому что для серьезных злоупотреблений в регионе уже не осталось материальных возможностей.
А все же, зажатые со всех сторон неблагоприятными обстоятельствами, россияне не падают духом. Пока люди держатся друг за друга, они – народ.
 
Даже если приходится люто, –
что собачиться, черт побери! –
люди добрые! мы ж таки люди,
а не суки и не кобели.
 
Мы не свора, не стая, не стадо;
людям следует помнить одно:
нам так мало по совести надо,
нам так много по жизни дано.
 
Надо сдерживать темные страсти –
не рычать друг на друга, не врать;
надо вычистить нечисть из власти
и главу государства избрать.
 
Злобе дня надо зубы повыдрать,
и в душе своей вытравить злость…
А еще губернатора выбрать
так, чтоб снова жалеть не пришлось…
 
Как ни пройдешь по Ленинской улице, изуродованной усердием прежнего губернатора, на сердце осаживается сожаление об упущенных возможностях. Сколько было надежд на юбилейное обновление старого города! – все пошли псу под хвост…
Кстати, собакам улица нравится; громоздкие саркофаги как будто спроектированы под собачью почту – когда ни пройдешь мимо, какая-нибудь псина озабоченно обнюхивает углы, считывая чутким носом свежую информацию: последние новости о гражданской войне двух собачьих стай, ленинской группировки и тургеневской (по названию улиц, которые они контролируют. Линия разграничения проходит по Георгиевскому переулку. В ритуале собачьей перебранки много шума и ярости, но до драки дело не доходит. Облают друг друга – и расходятся, довольные собой. Точь-в-точь как участники ток-шоу на телевидении.
Сравнение с собаками почему-то оскорбляет людей, хотя в символическом плане собака олицетворяет храбрость и верность. Понятно, почему. Собака сама по себе бескорыстное и бесхитростное существо, но общение с людьми меняет ее природные свойства – как в лучшую, так и в худшую сторону. Люди разные, и собаки, глядя на них, разнятся между собой. С одной стороны, комнатные собачонки и уличные шавки, с другой – служебные собаки и цепные псы. Как говорится, почувствуйте разницу. Собачья популяция во всем ее разнообразии – гротескное отражение нашей цивилизации. Так что в этом отношении год Собаки как образ времени может быть каким угодно. Но хочется надеяться на лучшее.
 
Дай Бог, скоро из кризиса выйдем,
все поправим… умней будем впредь!
Вот за это по стопочке выпьем,
чтобы трезво на вещи смотреть.
 
Выпьем первую, следом вторую…
Россияне! что нам горевать?
Ничего, что так много воруют, –
значит, есть из чего воровать.
 
Ничего, что живем мы бедненько;
Есть бедней – Сомали, например…
Денег нет, но
                     (ведь счастье не в деньгах)
вы держитесь! – как шутит премьер.
 
Денег нет, но люди как-то устраиваются. Собаки тоже. Один сообразительный пес облюбовал лежбище под трубой теплоцентрали, где тепло и сухо. Желтый кружок в его поникшем ухе означает, что он последний в своем роду. Исходя из гуманных соображений, его отловили, охолостили и отпустили на все четыре стороны. Живи, но не размножайся. Пес посмотрел на меня с вялой неприязнью и открыл пасть… облаять? нет, зевнуть. Зевнул и отвернулся. У него ко мне настороженное равнодушие, у меня к нему платоническое сочувствие.
В этом году в Facebook’е прошла кампания по сбору подписей под требованием отменить закон о штрафах за кормление бездомных животных. Я подписал. С холодной яростью на ретивых администраторов, которые таким бездарным образом распоряжаются вверенной им властью. В данном случае издержки административного рвения может понести сердобольная старушка, подкармливающая преступную группировку кошек, базирующуюся в подвале соседнего дома. Число бездомных животных – индекс одичания общества. Они – братья наши меньшие, но братской любви в людях не хватает даже на кровных родственников. Поэтому у лишних людей собачья жизнь.
 
Погадать бы у старой цыганки,
что назначено мне самому –
то ли трудное счастье Каштанки,
то ли горькая участь Муму…
 
История Муму, рассказанная Иваном Тургеневым, в контексте года Собаки может быть прочитана как античная трагедия о неотвратимости судьбы; вот так живешь среди людей, честно исполняя свой долг, и вдруг ни с того ни с сего тот, кому ты вверил свою судьбу, возьмет тебя и утопит. И самое главное, так и не поймешь, за что?!
 
Дойдя до этого рассуждения, я понимаю, что новогодний текст у меня решительно не получился. Выражая надежды на будущее, нужно бы как-то оптимизировать общие обстоятельства. Хотя бы в общих словах. Хотя бы метафорически.
 
Пью шампанское – и не хмелею;
за душой ничего не тая,
я люблю тебя, жизнь, как умею:
хоть собачья, а все же – своя!
 
Пью за счастье, здоровье, удачу,
пью за прибыль, прибыток, успех,
за любовь – и за верность собачью…
дай нам Бог, чтоб хватило на всех.
 
Под единым для всех небосводом
(для элиты и для голытьбы)
наша жизнь день за днем, год за годом
протекает по руслу судьбы.
 
Счастлив в мире, кто следует долгу
и за верность не требует мзды.
Выхожу я один на дорогу
под эгидой собачьей звезды.
 
Что не так, завтра будет иначе;
что пропало, объявится вновь.
И беспечная радость щенячья
будоражит остывшую кровь…
 
Вот на этом мажорном аккорде можно завершить рассуждения на заданную тему. Как бы то ни было, впереди у нас завтрашний день…
Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям