Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Некстати

30.10.2017

Что взять с дурака…

– Пух, – сказал Кролик ласково, –

ты просто идиот.

– Я знаю, – говорит Пух скромно.

Алан А. Милн «Винни-Пух»

Среди откровений об устройстве человеческого общества, внушающих сомнения в его будущем, особое место занимает теория о перманентной некомпетентности власти, разработанная канадским социологом Лоренсом Питером. В краткой форме основной постулат теории выглядит следующим образом:

Принцип Питера

В административной иерархии каждый служащий поднимается в карьере до уровня своей некомпетентности.

Попробуем разобраться, что подразумевает это утверждение. Согласно номенклатурному регламенту, старательный администратор повышается в должности до тех пор, пока оправдывает доверие руководства. Это значит, что каждый служащий, у которого достаточно способностей для успешного продвижения по служебной лестнице, рано или поздно достигает предела своих возможностей. Иначе говоря, чиновник перспективен до тех пор, пока не займет должность, которая ему не по уму: на этом месте он застревает наглухо. Уволить его трудно, поскольку у него отличный послужной список, но и продвигать дальше нет резона. В административном лабиринте возникает кадровый тупик. Опытный бюрократ, ветеран сизифова труда, может до пенсии просидеть в своем кресле как собака на сене – сам ничего не решает и другому не дает.

Таким образом, согласно кадровому регламенту, в номенклатуре власти все ключевые позиции со временем заполняются ответственными лицами, не соответствующими занимаемой должности. В системе наступает застой, переходящий в кризис. Умные чиновники, которым приходится решать проблемы, в сути которых они не разбираются, могут на равных соревноваться с опытными дураками. Наверное, именно это печальное следствие принципа Питера имел в виду президент, когда на просьбу прокомментировать работу ведомства, озадачившего общественность скандальными действиями, отозвался короткой репликой: да дураки… А с дурака что взять… Отставок, кстати, не последовало.

Политологи и социологи, занимающие ответственные посты в системе власти, работают на оправдание существующего порядка, – но как бы ни были авторитетны их аргументы, общее мнение о некомпетентности властей подтверждается житейским опытом; принцип Питера живет и убеждает. И постоянно прирастает новыми аксиомами. Вот два дополнительных правила, вытекающих из базового постулата.

Принцип Проктера

Не считайте людей дураками, но никогда не забывайте, что они могут ими быть.

Бритва Хэнлона

Не усматривайте злого умысла в том, что вполне объяснимо глупостью.

Если своевременно вспоминать эти наставления в сомнительных жизненных ситуациях, жить не то чтобы легче, но как-то проще.

Вероятность застоя в иерархической системе заложена изначально. В бюрократическом аппарате основным критерием профессиональной пригодности является не компетентность, а исполнительность. Властная иерархия в административной практике руководствуется простым и понятным правилом: прав тот, у кого больше прав. Непонятливым объясняют и того проще: ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак. Усвоил? Служи дальше. Опытный начальник похлопывает по плечу не по уму усердного подчиненного: – Из тебя толк выйдет! И добавляет про себя: – А дурь останется… В этой незамысловатой шутке народная интуиция предугадывает принцип Питера.

Не тот чиновник успешен по службе, что умеет ладить дела, а тот, что умеет ладить с руководством. По тем же критериям, увы, формируется наша общественность. Особо нагляден в этом плане дурной пример, прославивший наш город на всю страну. Когда губернатор, перешагнув порог своей компетентности, решил поставить памятник одиозному царю Ивану Грозному, все подведомственные умники, штатные аналитики и доверенные эксперты дружно поддержали вздорную идею. Странно было смотреть, как вроде бы образованные люди с усердием идиотов выкраивают из истории покров для самодурства. Поначалу, наверное, разыгрывать дурака стыдно перед людьми, но скоро привыкается. Тем более что пафосная глупость, в отличие от честной учености, хорошо вознаграждается.

Недостаток ума в человеке часто определяется как глупость; слово, конечно, очень емкое, но по сути неясное. В словаре есть множество специальных терминов, легализующих дефекты умственного развития в отдельных индивидах человеческого рода: идиотизм, деменция, олигофрения, имбецильность, дебильность – вплоть до кретинизма. В бытовом обиходе для обозначения глупости хватает слов попроще: слабоумие, малоумие, скудоумие, тугоумие, худоумие – в общем смысле – дурость.

В отличие от кретинизма, дурость является не врожденным свойством, а недостатком умственного развития. Образованному дураку, как говорилось в старину, в учении не доложили ума. Зато переложили по части самоуверенности. Молодые люди, натасканные на сдачу баллов ЕГЭ и норм ГТО, завтра обнаружат, что эти навыки по жизни им почти что ни к чему. Тем, кто захочет стать человеком в полном смысле снова, придется образовывать себя заново.

На эту тему короткая притча Станислава Ежи Леца: Принес к мастеру глупость: – Хватит ли, чтобы сделать из этого мудрость? – Еще останется, – ответил мастер. Именно так. При извлечении житейской мудрости из жизненного опыта в остатке окажутся излишки патриотического воспитания, которым административная система покрывает провалы в структуре образования. Так сказать, неликвиды идеологической пропаганды. Пропаганда – целенаправленная работа по блокированию критического разума идейными догматами. Проще говоря, целенаправленное задуривание. С дурака взять нечего, но управлять им легко. Чем ближе система к кризису, тем активнее она подменяет стратегию идеологией.

Когда человек, войдя в разум, берется за ум, перед ним встает основной вопрос социального существования: остаться в дураках или выйти в люди? Данная дилемма стала ведущей темой иронической песенки Булата Окуджавы, особо популярной в интеллигентной среде:

Дураком быть выгодно,

                                           да очень не хочется,

умным – очень хочется,

                                      да кончится битьем...

У природы на устах

                                    коварные пророчества.

Но, может быть, когда-нибудь

                                          к среднему придем. 1)

О, это заветное понятие, наследие античной мудрости – золотая середина! Как известно из опыта, истина обыкновенно располагается посредине крайностей. Среднее значение экзистенциальных показателей ближе всего к правильному ответу жизненной задачи. Однако в нашей действительности линия жизни суживается до условной черты; человек обыденного ума идет своим путем по линии компромисса меж двумя крайностями: бедностью и подлостью. Умение избегать крайностей именуется благоразумием. Качество похвальное… но для хорошей жизни недостаточное.

Если, не рассчитывая на милости фортуны, благосклонной к дуракам, стараешься жить своим умом, главное – не перестараться. Особый случай хронической дурости – горе от ума. Грибоедов написал об этом несчастье классическую пьесу. В народе на этот случай достало поговорки: ум за разум зашел, да и затмился. Поскольку дураков у нас жалеют, а умников не жалуют, бывалый человек, если он от роду не дурак, по жизни привыкает придуриваться. А если уж совсем прижмет, прикидываться идиотом.

 

Придуриваться, согласно словарям, – прикидываться незнающим, непонимающим, неумным. И тем самым приобретать преимущества, связанные с уклонением от ответственности. На зоне придурками зовут тех, кто сумел приноровиться к режиму – пристроиться к хлебной должности или прокантоваться на легкой работе. Придуривание – это поведение, для которого нужен ум. А истинный дурак стесняется дурацкого колпака, он обожает тогу и котурны, фимиам, треножник и панегирики. 2) Придурок – мастер заваривать кашу из топора… в расчете на приварок.

Придурок умеет обратить в свою пользу ментальную неопределенность, составляющую разность между дуростью и мудростью. Философы, занятые познанием человека, действуют так же. Недаром в пьесе Бернарда Шоу один из персонажей высказывается на этот счет весьма нелицеприятно: – Глядя на него, нетрудно догадаться, что он философ, то есть человек с придурью. 3) Философия вообще занятие странное. И хотя идеализм и идиотизм по своей психической основе разные вещи, в реальных проявлениях они зачастую сходны. Вот как стремление к истине выражено в гениальных стихах Николая Заболоцкого:

Загадки страшные природы

Повсюду в воздухе висят.

Бывало, их, того гляди, поймаешь,

Весь напружинишься,

                                  глаза нальются кровью,

Шерсть дыбом станет,

                                              напрягутся жилы,

Но миг пройдет – и снова как дурак. 4)

Да уж… когда внимаешь нашим публичным авторитетам, не можешь избавиться от подозрения, что момент истины у них остался далеко позади. Если принцип Питера применить к академической системе, возникает подозрение, что последовательный мыслитель на вершине своих рассуждений достигает предела некомпетентности. Возможно, так оно и есть.

Рассудительный читатель может задаться вопросом: если принцип Питера верен вообще и в частности и руководящие должности в системах управления занимают некомпетентные руководители, то почему же порядок вещей все-таки худо-бедно держится? Растерявшийся автор, немного подумав, отвечает так: надо полагать, что все хорошее в нашем мире совершается людьми, не достигшими предела своих возможностей. Теми, кто не растратил креативный ресурс на карьерный рост. Будем надеяться, что у нашего нового губернатора, кроме благих намерений относительно руководства нами, есть благородное устремление к высшей государственной деятельности. В таком случае он постарается показать себя на данной должности с лучшей стороны. Значит, в отличие от предыдущего губернатора, будет работать не на понт, а на авторитет.

Однако вернемся к нашим баранам… Если бы мне потребовалось дать определение дурака, я бы сформулировал свое мнение примерно так: дурак – муж, упорный в своих заблуждениях. Из этого следует, что дурость – некомпетентность, уверенная в себе. А если так, верно и обратное: мудрость – знание, рожденное сомнением. Тот, кто трезво судит о недостаточности своего ума, умнее того, кто обольщается на свой счет.

Перечитывая свои рассуждения о природе дурости, я убеждаюсь, что в очередной раз мне недостало умения прописать то, что не хватило ума продумать. Как автор данного недостаточного текста я осознаю и признаю ограниченность своего умственного потенциала. Как Винни-Пух в эпиграфе. Но особо не заморачиваюсь на этот счет. В отличие от признанных публичных авторитетов, достигших степеней известных и на этом основании формирующих общественное мнение, у меня никакой степени нет. Это значит, что я еще не достиг потолка своей некомпетентности. Так что, полагаясь на принцип Питера, могу рассчитывать на повышение статуса…

В любом публичном деле главное не смысл, а пафос. Как сказал философ, восхищенный уверенностью политиков в своем праве говорить все, что взбредет им в голову, – Как убежденно дураки порют чушь! 5) По степени уверенности в своей правоте у нас нет равных Владимиру Жириновскому. На посту лидера парламентской оппозиции он достиг вершины своей карьеры, но на должность президента не пройдет ни при каких обстоятельствах. Случай Жириновского – наглядный пример торжества принципа Питера в российской политике.

Последнее утверждение, конечно же, может быть запросто оспорено политическими активистами, имеющими в системной оппозиции свой профит. Однако опыт подсказывает, что это высказывание не вызовет возражений. Когда все без всякого резона утверждают что угодно, никто никого всерьез не воспринимает. А если, паче чаяния, недоразумения все же возникнут, я легко соглашусь с тем, что мое мнение не вполне релевантно. И если дойдет до претензий к газете, охотно признаю свою политическую несостоятельность. Тем самым снимая с себя ответственность. Если уж власть предержащая, в порядке совершенствования административной системы достигающая предела некомпетентности, не несет ответственности за свои неоднозначные дела, что взять с литератора, не нашедшего подходящих слов для выражения своего отношения к системе власти?

Владимир Ермаков

1) Булат Окуджава «Антон Палыч Чехов…».

2) Игорь Губерман «Пожилые записки».

3) Бернард Шоу «В золотые дни доброго короля Карла».

4) Николай Заболоцкий «Безумный волк».

5) Хуан Рамон Хименес «Этика эстетики».

 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям