Орелстрой
Свежий номер №37(1241) 18 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Рецензия

«Не хочу быть девочкой!»

13.05.2013

Так говорит Бьянка, юная героиня пьесы «Непорочная свадьба», которую в 1973 году написал ныне живущий и здравствующий (ему почти 92) классик польской литературы Тадеуш Ружевич. Пьеса ставилась в театрах многих стран мира. Но свое сценическое воплощение на российской сцене впервые получила 20 апреля в Орле, в театре «Свободное пространство». Режиссер-постановщик – Гжегож Мрувчиньский (Польша). Сценография Карины Автандиловой (Москва). Балетмейстер – Светлана Щекотихина. На премьерный показ приехала из Москвы известный российский литератор и переводчик Ксения Старосельская.

Брак без интима

Вот что это такое – «белый марьяж»: девушка выходит за юношу замуж, и, согласно договоренности, прикоснуться к ней нельзя! 

Действие пьесы происходит в начале XX века, когда подобные альянсы вошли в моду. Наша Бьянка (артистка Валерия Жилина) – «феминистка» поневоле. Просто ее отец, мечтавший о сыне, а получивший двух дочерей (заслуженный артист России Валерий Лагоша), воспитал дочь как мальчика. Да и насмотрелась она дома кошмарных для нее сцен с участием похотливых папаши и дедули. Жалеет маму за то, что отец ее не любит. Тут еще и очаровательная сестренка Паулина (студентка третьего курса ОГИИК Олеся Балабанова) «достает» своими откровенно брутальными разговорами, замашками, «подковерными» интригами.

Непросто жить Бьянке. Как противостоять чуждому семейному укладу? Как сохранить свое человеческое достоинство, попираемое «сильным полом»? Об этом и думалось, слушая сложный и многозначный текст пьесы, насыщенный «физиологической лексикой». Приемлема ли она на театральной сцене? Если в режиссерской интерпретации пьесы присутствуют (заложенные драматургом) ирония и юмор, то да.

Сценографические находки

Большой вместительный комод – «центр мироздания». Зрителей расположили тремя рядами на стульях здесь же, на сцене, почти вплотную к нему. Лелеемый семейством Бьянки комод – символ обывательско-материального благополучия – весьма ироничный. Он также (это реалии абсурдистской постановки) поочередно служит в спектакле кроватью-альковом, церковной исповедальней (купол с крестом и тюлевой занавеской спускается с высоты на сцену), залом приема гостей, свадебно-церемониальным холлом и т.д. Глядя на него, тут же вспоминается пьеса другого польского классика – Г. Запольской – «Мораль пани Дульской», которую, кстати, Т. Ружевич спародировал в «Непорочном браке».  

Сцена оформлена также большими холстинами на переднем плане с весьма ироническими изображениями обнаженных мужчины и женщины, а позади другие холсты, изображающие их профили. Большой зрительный зал – это сначала «церковное помещение» с едва различимыми в полутьме «скульптурами» католических святых, потом «лесная поляна», где растут большие «грибы», которые «собирают» участники пикника – семейство Бьянки. Дискуссия вокруг одного из таких нетривиальных «грибов» вызывает своим содержанием и смех, и грусть.

Костюмы персонажей, пошитые по моде начала XX века, тоже будто бы «впитали» в себя авторскую и режиссерскую иронию. Так что все условия для того, чтобы играть гротесковую, насыщенную юмором и иронией комедию, соблюдены.

Танцы на комоде

Не будь всего этого – со сцены полезла бы вербальная пошлятина. Но сценографическое решение (вкупе со стилизованными под иронию мизансценами) позволило одну за другой раскрывать содержание сюжетных и смысловых «шкатулочек». 

Да, Бьянка (Валерия Жилина) и ее сестричка Паулина (замечательный дебют харизматичной Олеси Балабановой) в своей девичьей кроватке читают в книге о физиологии людей и животных «непристойные» тексты. Но как чисты их лица, как смешны и трогательны подростковые попытки девчушек проникнуть в тайны интимной жизни взрослых.

Любвеобильный Дедушка (артист Владимир Крашенинников) мог бы вызвать омерзение, но по-детски восторженное лицо, обворожительная откровенность интонации актера, с которой его персонаж исповедуется в своих плотских прегрешениях, способны ли спровоцировать суровое осуждение зрителей?

А милейшая Тетушка (артистка Мария Козлова) – упрекнешь ли ее в вульгарности, когда она, не самая счастливая в личной жизни, в «кафешантанном» костюме, лихо, с мощным комедийным зарядом «эротично» танцует на комоде перед ошеломленным бьянкиным женихом Беньямином?

Папенька, с бычьей страстью, гоняющийся за Кухаркой (студентка ОГИИК Ольга Чибисова) и Дояркой (артистка Эльвира Узянбаева), – и смешон, и зловещ одновременно.

Забавен и романтичный жених Беньямин, читающий замечательные лирические стихи с пафосом, абсолютно неуместным в ситуациях его взаимоотношений с мещанскими родителями Бьянки. Его жаль. А уж возникающую в невинном воображении Бьянки «грязную» картину (на секунду-другую проектор демонстрирует еще одну обнаженную мужскую фигуру) только изобразительная ирония спасает от обвинений в непристойности.

Жанровый «коктейль»

Избранный постановщиком жанр – комедия гротеска. Но все, что происходит на сцене, серьезнее и глубже, драматичнее «смехопанорамы». Каждый из действующих лиц по-своему несчастен. Страдает в долголетнем браке с нелюбимым человеком Мать (заслуженная артистка России Маргарита Рыжикова). Ее исповеди и размышления полны настоящего трагизма. Причем в стиле заданного режиссером гротескового «рисунка» роли. Свою драму переживает у Валерия Лагоши и Отец. Ему физическая и душевная холодность законной супруги испортила жизнь. Откровенная исповедь этого напыщенного самца наполнена такой тщательно скрываемой от окружающих (но не от зрителей) душевной болью, что временами становится страшно. 

Болит сердце и за Паулину с Беньямином. Героиня Олеси Балабановой начинает влюбляться в Беньямина, затевает интригу. Сцена с репетицией пьесы из жизни мифологических персонажей тоже смешна. Но… потаенная горечь чувствуется в каждом выразительном взгляде и жесте героини. И Беньямин у Андрея Григорьева не просто смешон и наивен в своей влюбленности в Бьянку. Он страдает, и чувства его выдают краснеющие щеки.

На мой взгляд, самая сложная роль у Валерии Жилиной. Угловатая «девочка-мальчик» оказывается перед труднейшим для нее выбором: выйдя замуж за Беньямина, пойти по «тропинке» несчастливых родителей или избрать для себя иное жизненное кредо? Все перипетии комедийных переживаний, а также душевные смятения Бьянки режиссер и артистка выстраивают психологически точно и эмоционально убедительно. Опять-таки с иронией и юмором. Бьянка решается на отчаянный шаг, перерождается на наших глазах… в кого? Не хочется здесь раскрывать интригу сюжета и говорить о финальной мизансцене с заключительной фразой «новой», перерождающейся Бьянки.

Они с Беньямином под «церковным куполом» (в сопровождении высокой музыки Малера) пытаются выбраться из накрывшей их тюлевой «паутины». Сумеет ли вступившая в «непорочный брак», бунтующая против обывательских предрассудков девушка подняться над своей средой? Или эта среда проглотит ее, и перерожденная Бьянка станет такой же властной, эгоистичной, как отец, а быть может, еще хуже? Жанровый и смысловой «коктейль» драматургии и режиссуры (тут «в одном флаконе» еще и абсурд, бытовые повествования, философские размышлении, поэзия) ставит перед зрителями немало вопросов, на которые нет однозначных ответов.

Но пафос пьесы и спектакля в том, что и в интимной жизни человек тоже имеет полное право на свободу и независимость, чтобы не ощущать себя рабом. Любовь и семья под игом морально-психологического рабства – это смерть души.

 

Виктор Евграфов, фото Николая Рожкова

Ксения Старосельская, литератор, переводчик

 Спектакль удался. У меня было ощущение, что я проигрываю вместе с артистами все роли. Смешно и страшно. Живо и трогательно. Могу сказать: браво! 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям