Орелстрой
Свежий номер №9(1109) 22 марта 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

«Надо себя слушать»

16.06.2015

Кого из современных авторов стоит читать, что такое литературная столица и почему Интернет убивает чтение, рассказал читателям и журналистам Даниэль Орлов, побывавший на прошлой неделе в нашем городе.

 

Об Орле и литературной столице

– В Орле я бываю регулярно. Здесь живут родители моей жены. Поэтому я здесь по достаточно приятному поводу. Наверное, это уже пятнадцатый мой приезд. Мне кажется, Орел – это уютный город с очень хорошими людьми. Совершенно замечательными людьми.

Литературная столица – это такой, в моем понимании, несколько туристический термин. Как родина Деда Мороза. Тут великая литературная история. И Бунин, и Фет, и Лесков…Кого тут только не было – друг к другу приезжавших в гости. Несомненно, это мощнейшая литературная история.

Что сейчас происходит в орловской литературе, я, к сожалению, не знаю. Как-то так получилось, что, приезжая по семейным делам, с коллегами я не общаюсь. Насколько я хорошо знаю иркутскую или пермскую компанию писателей, настолько я не знаю орловскую. Но я уверен: если в городе есть трамваи – обязательно должна быть какая-то литературная жизнь, потому что Орел – большой город.

 

О Годе литературы

– О литературе принято так или иначе говорить, особенно в Год литературы. Я считаю, что все эти помпезные мероприятия писателям совершенно не нужны. Мало того, у меня есть подозрение, что и читателям это не сильно нужно. Если вы хотите сделать что-то полезное для читателей – введите безусловный налог на прибыль для книготоргующих организаций и отправляйте его в Литературный фонд. И больше не делайте ничего. Уже большое спасибо за это.

 

Интернет убивает

– Интернет убивает чтение. Это совершенно точно. Интернет – это фрагментарность, это верхоглядство, это деление информации. Потому что литература (если это литература, а не просто текст под обложкой) оперирует очень сложными нравственными понятиями, и она сталкивает эти нравственные понятия. Интернет нравственные понятия не сталкивает. Интернет сталкивает людей, которые в какой-то момент вдруг понимают: то, о чем они раньше говорили у себя на кухне, теперь вдруг могут услышать везде. От Находки до Нью-Йорка. Это жуткое искушение – выйти и начать кричать о чем-то. И, в принципе, все это и делают. Это шум, а литература шум не принимает. Посты в Интернете выдаются за литературу. Их собирают и издают под одной обложкой и называют это «сетература». Это не литература, это очень далеко от нее.

Литература как таковая занимает сейчас очень далекое место… очень неуютное место в квартире человека… Но что будет дальше – мы не знаем. Все зависит по большому счету от того, привык человек читать или не привык. Если привык – он будет читать.

 

О себе – писателе

– Как я начал писать? Я все время что-то пописывал и сам себя считал писателем, хотя, конечно, был абсолютнейшим графоманом. Я и теперь себя писателем не считаю, я избегаю этого слова и называю себя всякими эвфемизмами: прозаик, литератор… Могу сказать: член Союза писателей… Писателем себя называть как-то, по-моему, еще рановато.

Сейчас я очень мало пишу стихов. Я деградировал как поэт… И раньше-то был поэтом не очень хорошим, а теперь стал просто чудовищным. У меня получаются два-три стихотворения в год. Вообще, после сорока лет мужчине писать стихи уже как-то неловко. Надо закончить где-то в тридцать – и хватит.

Как я пишу? У меня с этим делом тяжело, потому что трудно себя раскачать. Но надо действительно делать так, чтобы «ни дня без строчки». Потому что нужно себя правильным образом ритмизовать. Надо этой книжкой все время жить. Во мне персонажи как-то поселяются – непонятно, откуда они возникают. Я не кривляюсь – они живут собственной жизнью. Моя задача – услышать все, что с ними происходит, и не испортить. Мне остается только записывать.

Когда я заканчивал первый роман «Долгая нота», у меня было ощущение полной шизофрении. Я просыпался и не знал, кто я: Татьяна, Валентин, Леха. Это все во мне жило.

У меня всегда много сюжетных линий. Рано или поздно у меня появляется план: когда кто родился, женился, что в этом году было… Я должен знать, что происходит с моими персонажами за гранью книги. Я знаю про них все. Если в книге описан какой-то кусочек жизни, я знаю всю жизнь этого персонажа. Когда я заканчиваю книгу, я их отпускаю. Я не знаю, что с ними происходит.

Для литератора очень важны две вещи: наличие жизненного опыта и возможность побыть наедине с самим собой. Надо себя слушать.

 

Кого стоит читать

– В Москве с прозаиками хорошо, они съехались туда со всей страны, как в свое время рок-н-ролльщики в Ленинград. В Москве они расцвели, кто-то даже издается.

Необходимо читать Германа Садулаева. Это очень сильный и современный прозаик. Владимир Шпаков живет в Петербурге – его пьесы идут по всей стране. Есть замечательный московский поэт и с недавнего времени прозаик Михаил Квадратов. В той же серии, что и «Саша слышит самолеты», вышел его прекрасный роман «Яма». Обязательно надо читать Водолазкина – его роман «Лавр» получил все на свете премии. Юрия Буйду надо читать: у него года два-три назад вышел прекрасный роман «Голубая кровь». Из петербуржцев я могу назвать Игоря Голубенцева, Игоря Шнуренко, Алексея Смирнова, Павла Алексеева – это мастер короткого фантасмагорического рассказа.

О последней книге и читателях

– Моя последняя книга «Саша слышит самолеты» – это история девочки и ее папы, у которого две семьи, и она во всем этом живет с раннего детства. Потом она взрослеет, но все время разговаривает с собственным детством. Это книга о любви к самым близким людям.

Общение с читателями происходит в последнее время чаще, чем хотелось бы. Я каждый раз понимаю, что я ужасный литератор, у меня кошмарные тексты. Меня перед людьми, которые пришли это слушать, извиняет только то, что они не заплатили за это деньги. И мне всегда хочется сбежать. Может быть, я потом к этому привыкну.

 

Слово автору

«Нет никакого детства с плюшевыми медведями и розовыми бантами. Это детство возникает уже потом, спустя годы, химерой сознания, утренней ложью перед зеркалом, вечерними слезами одиночества. Это сознание, осипнув и переболев настоящим, создает себе в помощь гомункулуса, умеющего лишь улыбаться, шуршать конфетными обертками, качать розовыми бантами и на все вопросы «так что же там было на самом деле?» отвечать заливистым смехом. Вранье от начала и до конца. От того момента, когда соседка по лестничной клетке, твоя ровесница, рассказала подружкам, где зарыт твой секретик, собранный в блестящую жестянку из-под монпансье, в котором несколько бусинок чешского стекла, ракушка, привезенная мамой с Черного моря, фантики от заграничной жвачки Wrigley (это уже отец), вкладыши с Леликом и Болеком, куколка, скатанная из ваты, с косой из маминого синего мохера, в платьице из кусочка тюля, который ты сама аккуратно и, кажется, незаметно отрезала от занавески. Да, все это твое».

 

Биография

Даниэль Всеволодович Орлов – писатель.

Родился

18 июля 1969 года в Ленинграде.

Образование

Окончил геологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета.

Карьера

До середины 1990-х работал в геофизических партиях. С 2005-го по 2008 год издавал в Санкт-Петербурге журнал о культурной жизни города «ТНЕ!» («Ты Настоящий Европеец!»). Как прозаик дебютировал в 2005 году рассказом «Крестоносец» в журнале «Вечерний гондольер». Президент фонда содействия авторам и издателям литературных произведений «Русский текст», председатель оргкомитета Большого фестиваля малой прозы.

Награды

Лауреат Международной премии Гоголя-2015 в номинации «Шинель» (лучшее прозаическое произведение) за роман «Саша слышит самолеты».

Денис Яковлев

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям