Орелстрой
Свежий номер №9(1109) 22 марта 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

На пределе любви и боли

25.12.2015

Орловский театр «Свободное пространство» показал премьерный спектакль «Художник и любовь» по одноименной пьесе Евгения Балакина. В основе ее – произведения Николая Семеновича Лескова. Режиссер постановки – заслуженный деятель искусств России Александр Михайлов. Художник – Мария Михайлова.

«И душам их дано бродить в цветах…»

«Артист должен знать все о любви и научиться жить без нее», – эти слова принадлежат Анне Павловой, балерине от Бога, одной из ярчайших звезд русского искусства, «фее лебединой стаи», трагичной и от того еще более прекрасной. Великая Павлова имела основания судить столь сурово, но все-таки отступила от своих слов.

Не нужно быть пророком в своем отечестве, чтобы заметить вечный разлад между идеальным – тем, что составляет сущность искусства, питает возвышенные чувства, умиротворяет, живой водой любви окропляет ищущие души; и вульгарно скроенным материальным – бесстрастной логикой костных устоев, кабалой финансовой, сословной и прочих зависимостей. Не вызревает на русской почве плод, компромиссно сочетающий оба начала, поэтому затхлый мирок среды, регламентирующий каждый вдох и выдох своего сопричастника, неминуемо и насмерть сталкивается с вольной, как птица, живущей своим умом и согласно собственным чувствам вселенной художника. Вопрос, кто кого, в этой неравной схватке не стоит – ответ очевиден, и, тем не менее, идеалисты и мечтатели, влюбленные и питомцы муз вновь и вновь вступают в бой за любовь, за личную свободу и свободу творчества: «Но вспять безумцев не поворотить, они уже согласны заплатить…»

К числу таких смельчаков относятся крепостной «тупейный художник», то есть парикмахер и гример, Аркадий (Максим Громов) и крепостная актриса театра графа Каменского Любаша (Валерия Жилина). Глубокая, светлая любовь, художественная одаренность, жажда свободы роковым образом сошлись в судьбах героев. Но не блестящее будущее уготовила им судьба, а противостояние лютому беззаконию, жесточайшей тирании в лице графа Сергея Каменского (заслуженный артист России Валерий Лагоша).

«Но многих, захлебнувшихся любовью, не докричишься...»

Сюжетная канва спектакля в общих чертах соответствует сюжету рассказа «Тупейный художник» – это история о любви двух крепостных и о зверстве их помещика. Но драматург Евгений Балакин внес ряд изменений в повествование, в частности, вывел в пьесе в качестве главного персонажа дворецкого графа – Фрола Степановича (Сергей Козлов). Этот человек – удачливый карьерист и хитрый деляга, ставящий перед собой реальные цели и достигающий их, не брезгует никакими средствами. До поры до времени Фрола не смущает зависимое положение, его, по сути, рабская роль мальчика на побегушках при графе. Все меняется, когда случается то, чего менее всего ожидает этот циничный прагматик: он влюбляется. Да так страстно, так мучительно безвыходно, что готов не только пожертвовать всем ради любви, не только пойти против собственных принципов и выгод, но и взбунтоваться против барской воли.

Когда Любаше грозит смертельная опасность, Фрол, не задумываясь, вступается на ее защиту. Сильное чувство обращает барского холопа в свободного, гордого человека. Но странности любви таковы, что, вдохновляя и придавая сил тем, чьи чувства взаимны, она изысканно, утонченно жестока к тем, чья страсть не нашла ответа. Фролу, отвергнутому Любашей, не суждено обрести покой: «Голова у меня кругом от тебя, Любушка. Господи, как же я люблю тебя! Ночами сижу без сна, о тебе об одной думаю. Днем тебя ищу, как безумный, увижу, сердце замирает. Что же это за власть такая беспощадная в любви в этой? Словно в наказание… Думал раньше, выдумки все это, что не может человек настолько забыть себя, чтобы кто-то другой стал вдруг себя дороже, а теперь вижу, правда все это. А еще вижу, что любовь злой бывает, такой злой, что умереть, кажется, легче, чем вот так вот любить».

«… если не любил – значит, и не жил…»

Любаша становится заложницей не только страсти Фрола, но и интереса к ней сластолюбивого графа, привыкшего удовлетворять все свои прихоти без исключения. В своих чувствах он не меньший крепостник, чем в управлении хозяйством. Юная талантливая актриса для него – лишь желанная игрушка, единственное предназначение которой – удовлетворение его причуд и амбиций. Граф впадает в бешенство, узнав, что молодые люди посмели любить и даже попытались вырваться из проклятой усадьбы, где пыточные соседствуют с грим-уборными. В ответ на его угрозы Любаша в отчаянии восклицает: «Разве ж сердцу можно приказать? Разве ж можно солнцу велеть не светить, не греть, траве велеть не расти, ветер удержать, в клетке запереть? Нету такой силы, и не будет никогда! За что же так любовь наказывать?»

На это мучителю ответить нечего. Поскольку рабство духовно уродует не только раба, но и его хозяина, то сама натура Сергея Каменского претерпела такие фундаментальные, сущностные деформации, что ни разобраться в самом себе, ни тем более ответить на основополагающие вопросы бытия, на личностные вызовы он уже не в состоянии. Преступная, деспотичная власть проросла в нем, навсегда исказив чувства, дав мыслям определенное направление. В образе графа отразились черты таких тиранов, как, например, Нерон, Иван Грозный: тут и самолюбование, и страсть к лицедейству, и почитание своей воли за божественную. Английский историк и политик Джон Дальберг-Актон писал: «Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно».

«Им счет ведут молва и пустословье…»

Однако образ графа решен не в одной краске: он сложен, многомерен. Ему нельзя отказать в уме, он способен к рефлексии, не лишен воображения. Более того, Лесков приводит трагическую деталь биографии графа, которая, разумеется, не оправдывает его зверства, но все же делает его облик чуть более человечным. Он сообщает, что за исключительную жестокость отец графа был убит собственными крепостными. Так что презрение к людям более низкого сословия, приступы ярости отчасти были мотивированы явным или подспудным желанием сына отомстить за смерть отца, отсюда и стремление подражать ему в образе мыслей и поведении.

Самого Лескова приведенный им фрагмент биографии графа не мог не тронуть особо, ведь в его судьбе случился похожий ужасный инцидент: во время учебы в духовной семинарии в драке был убит брат его отца. Семейная история произвела на писателя огромное впечатление, вот почему темы нравов духовенства, отношений внутри этого сословия, их быт навсегда остались важнейшими для его творчества, своеобразными болевыми точками. Мы не знаем другого такого же крупного писателя, которому настолько были бы близки эти темы, который написал столько произведений, их затрагивающих. Образ священника-негодяя появляется и в рассказе «Тупейный художник».

Трусливый, жадный, денно и нощно пекущийся о преумножении содержимого своих погребов отец Пафнутий (Станислав Иванов) и погрязшая в трудах по дому попадья Евдокия (заслуженная артистка России Маргарита Рыжикова) на деле маловеры и приспособленцы – им не под силу помочь ближнему, они не способны на поступок. Если только на подлость, ради сохранения своего благоденствия.

«Я люблю – и, значит, я живу!»

Истинно лесковская драма разворачивается непосредственно перед зрителем на расстоянии вытянутой руки. Эта близость дает ни с чем не сравнимое чувство сопричастности происходящему, сильнейшую эмоциональную вовлеченность. Современные костюмы помогают понять логику персонажей, мысленно встать на их место. А лейтмотив спектакля ясно и гордо пробивается сквозь все поры повествования: душа жива, пока любит, пока творит и пока она отстаивает свое право любить и творить.

Инга Радова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям