Орелстрой
Свежий номер №19(1223) 7 июня 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

На память потомкам

06.09.2016
На фоне вновь разгоревшегося скандала с установкой в Орле памятника Ивану Грозному мы задались вопросом: раз уж так хочется увековечить чью-то память в бронзе, может быть, найдутся другие имена, менее спорные и более орловские? С просьбой выражать свои мнения мы обратились в №28 «ОВ» к читателям. А сегодня решили поговорить на эту тему с известным краеведом, кандидатом филологических наук, постоянным и любимым автором экскурсий по Орлу для «прогульщиков» Еленой Ашихминой.
 
Доктор Турбин и другие
– Елена Николаевна, наш Орел – город классиков великой литературы, город выдающихся ученых, священников, путешественников, докторов, артистов и военных – теоретически мог бы иметь на своих улицах десятки памятников. Но поскольку это нереально, кому бы, на ваш взгляд, необходимо было поставить памятник в первую очередь?
– В этой «первой очереди» стоят десятки достойных людей России, прославивших Орел своим трудом, творчеством, подвигами во славу Родины. Назовем лишь несколько имен.
Одно из самых дорогих сердцу орловцев – доктор Владимир Иванович Турбин. Хочется назвать его орловским ангелом-хранителем. Десятки лет этот врач от Бога, честный и бескорыстный, спасал жителей Орла от болезней, спеша к ним в любую непогоду, днем и ночью. Один его приход вселял в больного надежду на выздоровление. В годы оккупации на него уповали не только горожане. В русской больнице у Турбина и его коллег нашли спасение раненые красноармейцы. И там находили способы переправлять выздоравливающих к партизанам. При русской больнице Турбин организовал медицинскую школу, спасая таким образом молодежь от угона в Германию. В школе было несколько отделений. Это сделали специально, чтобы учащихся было больше.
Человек высочайшей нравственности, Владимир Иванович был схимонахом с 1931 года. Когда после войны началась новая антирелигиозная кампания, к Турбину обратились орловские священники с просьбой присутствовать на вскрытии мощей Тихона Задонского. Доктор подписал тогда акт, в котором указывалось, что мощи – не горстка костей неизвестного происхождения, но человек. Эта честная подпись вызвала тогда настоящую травлю доктора городскими властями. Но Турбин продолжал свое дело.
Памятник Турбину означал бы нашу признательность этому выдающемуся во всех отношениях человеку. Этот памятник всегда призывал бы нас помнить, что истинные ценности человека – это порядочность, доброта, профессионализм, чувство долга и честность. Олицетворением этих качеств и был доктор Турбин.
Достойным лицом, намеренно вычеркнутым из памяти поколений, является Семен Константинович Живописцев. Еще в молодости он поставил себе цель: обеспечить население вакциной от оспы. В Орле он создал передовую оспенную лабораторию. Его вакцина расходилась по всей стране и направлялась за границу. В Первую мировую войну лаборатория Живописцева бесплатно отправила в армию пять миллионов прививок.
После революции лаборатория, включая сотрудников, была переведена в Москву. «Всю замечательную аппаратуру С.К. Живописцева я унаследовал в качестве директора Государственного оспенного института», – писал директору Орловского краеведческого музея А.В. Гольцовой М.А. Морозов, ставший Героем Социалистического Труда и лауреатом Сталинской премии. Сам же Живописцев был изгнан из своей лаборатории, и мы даже не знаем, как и когда он умер, где был похоронен. Одно время Живописцев был орловским городским головой, отличным, между прочим, хозяином города, настоящим его отцом!
Столь же уважаемым городским головой был в дореволюционном Орле и Д.С. Волков. Дмитрий Семенович стал инициатором создания знаменитого вольного пожарного общества Орла. За ним еще стоит переустройство водопровода, открытие телеграфной станции, народные чтения, резкое увеличение числа учебных заведений, облагораживание улиц, укрепление берегов рек путем посадки ракит, окультуривание Ильинки и появление сквера у Петропавловского собора. Город собирался поставить Волкову памятник еще до революции!
 
Из глубины веков
– А если вспомнить героев летописных времен?
– Тогда было бы чудесно поставить памятник князю Дмитрию Пожарскому, который вместе с Кузьмой Мининым освобождал Москву от поляков. В 1615 году в месте Царев Брод Пожарский разбил трехтысячный отряд польского полковника Александра Лисовского, считавшегося непобедимым. Воинов Пожарского было в пять раз меньше, но сражение было выиграно. Своим воеводам, призывавшим отходить к Болхову, он сказал: «Всем нам умереть на сем месте». И разбил Лисовского блистательно! Ныне горсткой энтузиастов на месте битвы поставлен маленький памятный знак, но лучше бы там стоял «сам Пожарский».
А как интересно смотрелся бы в городе памятник двум первым орловским воеводам, да с надписью: «На Орле воевода князь Василей Ростовский да Володимер Безобразов». Люди руководили обороной крепости на границе. Ну и что, что у нас нет их портретов: пусть бы стояли два воеводы плечом к плечу – такого памятника ни у одного города нет!
 
Забытые герои войны
– А кому еще из героев Великой Отечественной войны в Орле нужно, на ваш взгляд, поставить памятник?
– Маркиану Михайловичу Попову, командующему Брянским фронтом, освобождавшему Орел. Отлично, что есть памятники и бюсты его подчиненным, все они – бесспорные герои. Но М.М. Попову в городе нет ничего – ни улицы с его именем, ни памятной доски, ни бюста; его портрет никогда не увидишь на улицах, украшенных к 5 Августа или 9 Мая – и совершенно непонятно, почему. Между тем, это был великолепный стратег, смелый воин. Кстати, Попов – герой не только Орловской битвы, но и Сталинградского сражения – был заместителем командующего Сталинградским фронтом. Его уважали Г.К. Жуков и А.М. Василевский. Маршал авиации А.Е. Голованов писал: «Самородок, он имел блестящие способности в военном деле. В Курской битве его войска сыграли одну из главных ролей». По случаю освобождения Орла и Белгорода фамилия Попова стоит первой в приказе Верховного главнокомандующего. Так была подчеркнута роль лично генерала армии его фронта в победе на Орловско-Курской дуге. В 50-х годах Маркиан Михайлович был начальником Главного штаба Вооруженных Сил СССР и первым заместителем главнокомандующего сухопутными войсками. И что? Не заслужил он благодарной памяти в Орле?
А еще, конечно, должна бы «встать» для памяти народной группа орловских подпольщиков – молодых ребят Володи Сечкина, Нины Алексеевой, Евгения Цыганкова и их товарищей. Пусть бы на этом, общем памятнике были и директор 26-й школы Комаров-Жорес, погибший в застенках, и подпольщица Мария Земская, зверски убитая фашистами со своей девятимесячной девочкой – пусть бы им всем была в Орле вечная память – зримая, осязаемая, навсегда. Люди жизни свои отдали, приближая победу над врагом, и умерли так страшно.
 
На кого равняться
– Кто еще, по вашему мнению, достоин монумента?
– Было бы прекрасно, если бы в Орле появился памятник Мардарию Милюкову, участнику Трафальгарской битвы, капитану российского флота, учителю адмирала П.С. Нахимова и В.И. Даля, почетному попечителю Орловской гимназии и одному из основателей первой нашей библиотеки, герою рассказа Н.С. Лескова «Умершее сословие». Декабрист Д.И. Завалишин, тоже ученик Милюкова, говорил, что на флоте того считали круче даже открывателя Антарктиды Лазарева!
Обязательно нужен памятник В.Ф. Зеленину – знаменитые капли Зеленина десятки лет пили сердечники всей страны. Зеленин окончил Орловскую гимназию с золотой медалью, затем стал блестящим медиком, организатором и первым директором института терапии АМН СССР. Он первый придумал отечественный электрокардиограф – и начали в стране кардиограммы снимать.
Другие доктора, основатели научных школ и направлений тоже достойны нашей памяти: В.К. Рот, например, крупнейший невропатолог, первым создавший санатории для нервных больных, П.И. Якоби – новатор в области психиатрии; хирург П.И. Дьяконов – все они достойны памятников. Дьяконов, между прочим, делал абсолютно уникальные операции, для которых сам придумывал хирургические инструменты. Он первым стал делать косметические операции. Правда, не для красоты, а для жизни. В Орле работал в губернской больнице.
Актрисе Гликерии Федотовой мог бы стоять дивный памятник на берегу Оки, где был ее дом.
И! Монументы не должны быть истуканно-одинаковыми. Увы, в Орле, слепленные одной рукой, разные люди бывают похожи, как братья. Памятники должны быть оригинальными, «живыми», как, например, памятник Н.Н. Поликарпову с самолетиком.
Самое главное
– Если бы была возможность украсить город образами литературных героев, кто бы это мог быть?
– Бергамот и Гараська – дивная пара, описанная Л. Андреевым, стояла бы на углу 2-ой Пушкарной. Делать селфи с ними народ не прекращал бы. Хорош был бы лесковский герой Антон-астроном – сидел бы со своим самодельным телескопом в соседстве с каким-нибудь котом «на крыше» – уникальная была бы композиция. Лесковской «Воительнице» памятник тоже мог бы быть очень ярким. И, кстати, куряне «забрали» к себе Илью Муромца, а ведь он наш, орловский. Село Девять Дубов, речка Смородинка, Калиновка, Черная Грязь, разбойники-«соловьи», подстерегавшие путников на деревьях, – все свое, орловское. Было бы чудесно увидеть это в памятнике. А герой сказки Тургенева Степовик украсил бы собой Детский парк.
Главное, чтобы памятник способствовал росту гордости за Орел, за родину, за Россию; чтобы памятник не разъединял, не разделял людей, а, напротив, соединял бы их в едином стремлении уважать и любить родную землю.
Подготовила Ольга Шевлякова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям