Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Московские и орловские дворяне Собакины

23.12.2016
Об установке в Орле 14 октября 2016 года первого в России памятника царю Ивану Грозному услышали не только в нашей стране, но и за рубежом. В общем, как гласит русская народная пословица и как писал знаменитый русский поэт Сергей Есенин, теперь об этом «знает каждая собака». Но наверняка никто из читателей не подозревает, что эта самая «Собака» (с большой буквы) имеет к царю и Орловщине самое непосредственное отношение.
 
Иван Васильевич меняет жену
Дело в том, что третью жену Ивана Васильевича Грозного звали Марфа Собакина, и была она из рода тверского боярина Даниила Григорьевича, по прозвищу Собака, от которого пошли известные московские бояре и окольничие, состоявшие на службе у великих князей и царей. Марфа Васильевна – праправнучка Даниила Собаки.
Когда после смерти второй жены Ивана Грозного, Марии Темрюковны, два года спустя, решено было провести конкурс царских невест, все дворяне и знатные люди представили на смотрины своих незамужних дочерей. Процесс оказался довольно долгим, поскольку Ивану Грозному пришлось выбирать из более чем 1500 невест, свезенных в Москву отовсюду. Отбор проходил по группам, постепенно число претенденток сокращалось, и на последнем этапе Иван Васильевич остановил свой выбор на Марфе Васильевне Собакиной, очень красивой молодой брюнетке. Отца ее к этому времени в живых не было, но зато всем ее родственникам – дяде и братьям, даже двоюродным, – царь пожаловал высокие посты при дворе.
К горькому сожалению Ивана Грозного, Марфа Собакина за две недели до назначенной даты свадьбы (28 октября 1571 года) заболела и уже не оправилась, скончавшись 13 ноября того же года (на саркофаге дата – 14 ноября). Ее похоронили в Вознесенском соборе Кремля, рядом со второй женой царя – Марией Темрюковной. При дворе ходили упорные слухи, да и сам Грозный был в этом убежден, что красавицу отравили ее недоброжелатели.
Несмотря на такой короткий период близости к Ивану Грозному (а возможно, как раз по этой причине), Марфа Собакина оставила заметный след в русском искусстве. В 1849 году драматург Лев Мей сочинил пьесу «Царская невеста», по которой спустя 50 лет композитор Николай Римский-Корсаков написал собственный сценарий и музыку замечательнейшей оперы. В 1965 году сочинение Римского-Корсакова воплотилось в фильм (одну из ролей в нем, кстати, играл недавно ушедший в мир иной Владимир Зельдин, а в Ивана Грозного перевоплотился Петр Глебов).
Экранный образ Марфы Васильевны представлен также в комедии Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», а реальный скульптурный портрет третьей жены Ивана Грозного появился в 2003 году благодаря работе Сергея Никитина, крупного специалиста в области судебной медицины и скульптурной реконструкции внешнего облика человека по его костным останкам (саркофаг Марфы Собакиной в Вознесенском соборе Кремля был вскрыт для исследования учеными в 1929 году, а останки царицы описаны, исследованы и изучены).
Род Собакиных, к которому принадлежала и Марфа Васильевна, был внесен в Дворянскую родословную книгу Московской губернии. Однако Собакиным принадлежали вотчины и в других губерниях Российской империи.
«Погорел» на чуме
К примеру, согласно ревизским сказкам помещичьих крестьян и дворовых людей Орловского уезда за 1782 год (ГАОО, ф.760, оп.1, ед.хр.700), в селе Архангельском и деревне Рыбнице этого уезда на момент третьей ревизии 1763 года имелись вотчины «государственной иностранных дел канцелярии советника Михайлы Григорьева Собакина (Сабакина)», в которых насчитывалось общей сложностью 418 крепостных душ обоего пола.
О Михаиле Григорьевиче Собакине, московском и орловском помещике, стоит обязательно сказать несколько слов, поскольку он оставил заметный след в российской истории как чиновник довольно высокого ранга и придворный поэт.
Родился Михаил Собакин в 1720 году, обучался вначале на дому, а потом – в сухопутном шляхетском корпусе (так называемой рыцарской академии), где начал понемногу заниматься литературной деятельностью: участвовал в написании коллективных хвалебных од на дни рождения императрицы. После завершения учебы три года Михаил Григорьевич отдал военной службе, выполняя ответственные поручения генерала Бисмарка и графа Ласси. С 1741 года началась гражданская служба Собакина, на которой, благодаря своему уму и знанию иностранных языков, он сделал хорошую карьеру, завершив ее тайным советником и сенатором. Продолжал писать оды, некоторые из них увидели свет. Вот, к примеру, две строчки из хвалебного стиха Собакина в честь императрицы Елизаветы Петровны:
Ныне русская земля в полном стала цвете
Для того, что дух Петров жив в Елисавете!
Его карьера (да и жизнь вскоре) прервалась в самом начале 1770-х годов, когда в Москве вспыхнула эпидемия чумы. Михаил Григорьевич был назначен помощником П.Д. Еропкина, руководителя борьбы с эпидемией, но не снискал лавров на этом поприще. Наоборот, императрица Екатерина II именно Собакина обвинила в том, что он не предпринял никаких мер для ликвидации чумы, а спрятался от нее, закрывшись в собственном доме, в результате чего в Москве вспыхнул бунт, и разъяренными москвичами был убит архиепископ Амвросий.
Царица 1 января 1772 года отстранила Михаила Григорьевича от службы и предала опале. Собакин захандрил, пошатнулось его и так некрепкое здоровье, и 6 февраля 1773 года он скоропостижно скончался. Всю жизнь Михаил Григорьевич оставался холостым (хотя одна из исследовательниц утверждает наличие у него в первой половине жизни супруги – Татьяны Васильевны Гагариной) и наследников не имел.
Увековеченный Карлом Брюлловым
Поэтому орловские вотчины Михаила Собакина – село Архангельское (Собакино тож) и деревня Рыбница – достались родному племяннику, на тот момент подпоручику лейб-гвардии Измайловского полка Петру Александровичу Собакину.
В 1774 году он пытался продать полученное наследство, разместив объявление в прибавлении к «Санкт-Петербургским новостям»: «… продается недвижимое имение в Орловском уезде, в Тачуковском стану, село Архангельское и деревня Рыбница, в них мужеска полу 164 души… желающим купить спросить о цене в Санкт-Петербурге в доме госпожи адмиральши Прасковьи Яковлевны Митяевой… а в Москве – в доме его, Собакина, стоящем в Белом городе, подле Пушечного двора, у служителя Дмитрия Евреинова…».
Из этого любопытного объявления нам стал известен московский адрес Петра Собакина, который впоследствии дослужился до чина премьер-майора, а продажа орловских его вотчин так и не состоялась: сначала не нашлось покупателей, а потом владелец передумал расставаться с наследством, посетив однажды свои владения. Ему на берегах Рыбницы очень понравилось. И, в отличие от своего высокопоставленного дяди, который ни разу не посетил орловские деревни, майор бывал и живал здесь теперь регулярно, благо имелся тут господский дом с садом.
Женат Петр Александрович Собакин был на княжне Марфе Петровне Голицыной, которая, выйдя замуж, стала тезкой третьей жены Ивана Грозного. Эта Марфа Собакина, кстати, тоже рано, в 30 лет, скончалась.
В браке у Петра Александровича и Марфы Петровны родилось двое детей: сын Александр и дочь Елизавета. Камергер Александр Петрович Собакин был женат на иностранке, представительнице древнего французского аристократического рода, виконтессе Елизавете де Полиньяк. Известен портрет Александра Собакина работы выдающегося русского художника Карла Брюллова (1825 года), а его жену нарисовал французский художник и график Анри-Пьер Данлу.
Брак супругов был счастливым, но бездетным, и после смерти Александра Петровича Собакина в 1837 году его имения в Архангельском и Рыбнице перешли к Елизавете Петровне Собакиной – его родной и незамужней сестре. Когда и она скончалась к середине 40-х годов, эта ветвь старинного дворянского рода Собакиных пресеклась. А их владения в Орловском уезде перешли к родственникам – князьям Сибирским. Впрочем, о них – отдельная история.
Но в заключение нужно несколько слов сказать о судьбе бывших владений Собакиных в наших краях. Что касается села Архангельского (Собакино тож), при советской власти оно превратилось вначале в деревню Собакино, которую в 1961 году переименовали в деревню Володарскую (в честь революционера). Находится она в настоящее время в составе Медведевского сельского поселения Глазуновского района. Старинная церковь Михаила Архангела, которую не раз посещали помещики Собакины и в которой крестили будущего известного русского писателя Николая Лескова (он родился  в деревне Горохово, входившей в приход этого села), давно разрушена. Не осталось ни следа и от усадебного дома Собакиных.
Чуть лучше обстоит дело с деревней Рыбницей, которая к 1963 году превратилась в Красную Рыбницу. В ней в настоящее время проживает более 300 человек, и это самый большой населенный пункт Кошелевского сельского поселения Свердловского района из 15, входящих в его состав.
 Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям