Орелстрой
Свежий номер №8(1108) 15 марта 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Твоя Родина, сынок

Молочный коллапс

28.09.2015

Российская молочная отрасль переживает нелегкие времена. Мы испытываем острый дефицит в «молочке». Так, за последние 20 лет уровень потребления молока и продукции из него снизился в стране до 240 килограммов при минимальной рекомендованной медицинской норме в 330 килограммов на человека в год. Сегодня ситуация стала еще хуже. Отказавшись от западного продовольствия, чиновники поставили перед собой нелегкую задачу напоить население отечественным молоком. А где его взять, если поголовье КРС стремительно редеет: только на Орловщине (по данным Минсельхоза) за два года количество молочных коров сократилось более чем на шесть тысяч голов. Следовательно, мелеют и отечественные молочные реки. В чем причина молочного коллапса и когда наше молоко сможет полностью удовлетворить потребности жителей России, выяснял «ОВ».

 

«А у вас молоко убежало»

Текущий период должен был стать дорогой в светлое будущее. Четыре года назад, представляя проект программы «Развитие молочного скотоводства и увеличение производства молока в Орловской области на 2012–2016 годы», чиновники от сельского хозяйства обещали, что в 2016 году в регионе произведут 500 тысяч тонн молока, а к 2020 году этот показатель достигнет миллиона тонн.

Но вместо этого под влиянием различных факторов производство социально значимого продукта падает рекордными темпами. Ситуацию в животноводческой сфере региона на федеральном уровне называют откровенно критической. Так, два года назад министр сельского хозяйства, приезжавший к нам с рабочим визитом, отозвался о местном молочном производстве не самым лестным образом. Посети федеральные чиновники Орловщину сегодня, региональным управленцам пришлось бы краснеть в разы сильнее. Почему, поясним на наглядном примере.

В 2010 году орловские молочники произвели 236 тысяч тонн молока, в прошлом году показатель оказался ниже в два раза (115,3 тысячи тонн). В первом полугодии 2015-го производство молока сократилось еще на восемь процентов.

Крупных производителей нынче можно пересчитать по пальцам. Особого результата, исходя из отчетов, не принес пока и старт программы по развитию семейных животноводческих ферм и поддержке начинающих фермеров. С чем связано такое стремительное падение этой отрасли?

Нерентабельные буренки

Серьезный удар по молочному животноводству нанесло вступление России в ВТО. Тогда мы были вынуждены снизить ввозные пошлины. Да, сегодня введено продуктовое эмбарго. Но резкого подъема молочного производства ждать не стоит. По словам председателя правления Национального союза производителей молока «Союзмолоко» Андрея Даниленко, быстрое восстановление этой отрасли невозможно из-за более низкой, чем в других сельскохозяйственных зонах, инвестиционной привлекательности производства.

– Молоко по своей сути социальный продукт, его нельзя сделать слишком дорогим в отличие от того же мяса, следовательно, и окупаемость не будет быстрой. К тому же эта отрасль получала в последнее время меньше инвестиций, чем другие, – рассказал Андрей Даниленко «Газете.ру».

С тем, что производство молока нынче нерентабельно, согласно и большинство орловских производителей. Судите сами. Вначале аграриям требуется построить ферму, найти квалифицированные кадры (а они нынче в большом дефиците), закупить коров, подготовить кормовую базу. Затем животных надо вырастить, проводя мероприятия по профилактике лейкоза (основная причина падения КРС), осеменить и ждать родов. Только после этого буренка даст первое молоко. Увеличивать поголовье тоже процесс длительный и затратный. В год корова дает всего одного теленка. Вот и получается, что технологический цикл по молоку составляет пять-шесть лет. А полная окупаемость процесса – 10–15 лет. Добавьте к этому увеличение нагрузки на бизнес, в частности экосборы, постоянные правки в техрегламенты и внедрение системы электронной ветеринарной сертификации.

– В таких условиях для выживания молочное животноводство нуждается в долгосрочных правилах субсидирования, которые были бы неизменны в течение всего срока окупаемости проектов – упомянутых 10–15 лет. Таких программ в нашей стране пока нет. Поэтому некоторые орловские (да и не только) фермеры, так и не дождавшись больших надоев, пускают буренок под нож. А как иначе, если нужно рассчитаться за взятые дорогостоящие кредиты и платить коммунальные платежи, – поделился в приватной беседе с «ОВ» руководитель одной из молочных ферм.

Однако у региональной администрации на развитие молочного производства свой взгляд. Мол, почему бы не увеличивать показатели, когда производителей и переработчиков регулярно субсидируют из бюджета?

Госсубсидии в помощь?

Как было отмечено в июне на совещании в региональной администрации, на поддержку племенного животноводства с января по май было выделено 78,24 млн рублей из федеральной и областной казны. Выплаты на содержание племенного поголовья превысили 42 млн рублей, в том числе 27,8 млн – на молочное скотоводство. 35,9 млн рублей предусмотрено на закупку племенного поголовья КРС. Мы приводим данные за пять месяцев, потому что к моменту выхода материала не получили ответ на отправленный в пресс-службу губернатора запрос.

Но вернемся к нашим коровам. Упомянутую чиновниками помощь аграрии в приватной беседе называют смехотворной. Мол, у наших соседей в Брянской, Тульской, Курской областях уровень дотаций производителям молока выше, следовательно, цена на производимую продукцию ниже. И им выгодно заниматься молоком. А закупочные цены на наших перерабатывающих заводах едва покрывают расходы на содержание буренок. Тем более, в условиях падения рубля произошел рост себестоимости продукции на 30–40 процентов. В частности из-за того, что некоторые добавки к кормам и оборудование в России не производятся и закупаются за валюту. Сказалось на себестоимости сырья увеличение процентных ставок по кредитам и длительные задержки в получении субсидий в 2014 году, отмечают в «Союзмолоке».

Усугубляет ситуацию на Орловщине и то, что и без того невысокие закупочные цены на заводах-переработчиках были снижены. По данным Орелстата, средние цены сельхозпроизводителей на молоко с января 2015 года по март составляли 22,39 рубля, в апреле – 22,27 рубля, в мае – 21,02 рубля. И это еще не все.

Жалуются местные средние и мелкие сельхозпроизводители и на высокие входные барьеры на рынки сбыта, большое количество посредников при прохождении продукции «от коровы до прилавка». Мол, увеличивать производство от аграриев требуют, а куда реализовывать товар, не уточняют. Если нашему молоку и удается попасть на полки магазинов, серьезную конкуренцию ему составляют более дешевое белорусское молоко, фальсификат и суррогаты с пальмовым маслом.

Хочешь молочка – купи корову

Действительно, наличие недорогих продуктов сомнительного качества и белорусского не попавшего под эмбарго молока наносит серьезный удар по отечественному производству этого социального товара. Из-за высоких дотаций от государства белорусские молочники даже с учетом транспортных расходов выглядят в глазах российских переработчиков и торговых сетей куда более привлекательными.

Для поддержки молочной отрасли необходимо решить также вопрос с импортом пальмового масла, которым некоторые производители заменяют молочные жиры и тем самым снижают издержки производства. Эксперты рынка отмечают, что сегодня объем суррогатов в магазинах зашкаливает, а импорт пальмового масла вырос на 30 процентов.

Но основной кризис еще впереди, уверены в ассоциации «Союзмолоко». Российские молочные производители не смогут остаться на плаву, если государство не повернется лицом к существующим у молочной отрасли проблемам. В частности, чтобы сбалансировать рыночно непривлекательную часть, нужно дать дополнительные преференции занимающимся молоком предприятиям, помочь в получении кредитов и субсидировании процентных ставок и открыть доступные каналы товаропродвижения. Кроме этого изменить ситуацию может создание интервенционного молочного фонда. Эта государственная структура должна будет скупать излишки в периоды падения цен и насыщать рынок в периоды дефицита.

Но даже при реализации в жизнь всех необходимых условий покрыть потребности в отечественном молоке в идеале мы сможем не раньше, чем через семь-десять лет. А если в ближайшее время власть не сделает шаги навстречу этой отрасли, испить натурального молочка смогут разве что граждане, купившие для личного пользования корову.

Виталия Плахова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям