Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Маска, я вас знаю?

19.11.2012

Вошедшее в обиход российских интернет-пользователей имя Анонимус давно стало нарицательным. Но что мы о нем в действительности знаем? Часть из нас понимает его как символ независимого сетевого общения. Ну и еще может процитировать известный слоган: «Мы — Анонимус. Имя нам — Легион. Мы не прощаем. Мы не забываем. Ждите нас». Дальше имитации «анонимусности» миллионы юзеров во всем мире вряд ли заходят. Ведь одно дело слыть, а другое – быть. Тем более что широко разрекламированное международное движение «Анонимус» в отсутствии лидеров, какой-либо внятной структуры и территориальной привязки как будто растворяется в потоках сообщений информагентств, освещающих ту или иную акцию или же периодические аресты его активистов. Другое дело, когда с этим явлением сталкиваешься буквально нос к носу – прямо на улице. Да не где-нибудь, а в Лондоне, у здания британского парламента, 5 ноября – в ночь Гая Фокса… Подробности необычного рандеву – в материале нашего корреспондента, побывавшего на прошлой неделе в столице Великобритании.

Анонимные Гаи Фоксы

В ночь, посвященную участнику «Порохового заговора», в центре Лондона ожидаешь всякое. Еще бы, именно здесь четыре сотни лет тому назад, 5 ноября 1605 года, группа католических заговорщиков пыталась организовать взрыв здания парламента во время его торжественного открытия в присутствии короля-протестанта Якова Первого. Заговорщиков казнили, а парламент принял специальный закон, предписывающий отмечать эту дату как «радостный день благодарения за спасение».

С тех пор «Гай Фокс» слывет самым шумным и непредсказуемым празднеством королевства, чем-то напоминая одновременно российские Новый год и Масленицу. Тонны петард взрываются в ночном небе, по всей стране полыхают костры, на которых раньше банально сжигали чучела самого Гая Фокса. Теперь же энергично «палят» носителей негативных общественных оценок, как то «любимца» этого года велогонщика Лэнса Армстронга, лишенного титулов за употребление допинга, или же того хуже – чучело Папы Римского…

Тем удивительнее, что ко времени, когда лондонское небо, по идее, должно было бы освещаться праздничными всполохами, я услышала лишь вполне обычные звуки вечернего города, ну или почти обычные. Необъяснимое напряжение волей-неволей ощущалось в воздухе. И не случайно. На площади, прилегающей к парламенту и одновременно проезжей части, в большом количестве скопились представители движения «Анонимус», съехавшиеся, как вскоре выяснилось, со всей Европы. Их было несколько сотен человек. Абсолютное большинство носило маски Гая Фокса, который является главным символом движения.

Чему завидует лондонская полиция

«Анонимусы» митинговали в присутствии довольно большого количества полицейских, не проявлявших видимой агрессии, но внимательно вглядывающихся в ряды митингующих. Сразу уточню, что для лондонской полиции проявление враждебных действий в отношении участников тех или иных акций не типично.

Тем не менее, предпочтя выйти за заграждение, я была остановлена стражем порядка, который указал на то, что мне следует идти в другом направлении, туда, где заграждение отсутствует. На мой резонный вопрос, почему я, не участник акции, не могу пройти, мне вежливо пояснили, что несмотря на то, что «Анонимусы» подали заявку на митинг, они перекрыли проезжую часть, нарушив, таким образом, правила проведения мероприятия. То есть ларчик явного напряжения, существовавшего между «протестантами» и полицией, открывался довольно просто: стражи порядка планомерно оттесняли «Анонимусов» на пешеходную территорию. Серьезность ситуации подтверждали сразу три полицейских вертолета, зависших в небе над местом проведения акции.

Вспомнив о российских новациях при проведении массовых мероприятий, подумалось, что каждого из участвующих в ней анонимусов, по нашим законам, могли бы оштрафовать на сумму порядка 10 тысяч долларов. Сообщила об этом моему собеседнику-полицейскому. Тот отреагировал весьма вовлеченно – репликой «нам бы так».

В «порочном круге»

В общем, волей-неволей попав, так сказать, в «порочный круг», решила извлечь из ситуации профессиональную пользу и принялась фотографировать участников. Те реагировали вполне спокойно и даже позировали, выкрикивая лозунги, среди которых, как ни странно, были антивоенные и даже социально направленные.

По словам одного из анонимусов, представившейся как Аннет, столь массовая группа собралась в тот день по трем причинам. Это протест против отправки солдат из Еврозоны в горячие точки планеты, а также против предполагаемого снижения расходов на социальную сферу. Третьим пунктом миссии «Анонимусов», естественно, значилось празднование ночи Гая Фокса в столь знаковом для митингующих месте. Аннет также пояснила, что многие участники акции перебрались в Лондон прямо из Брюсселя, где незадолго до того проводили похожую акцию у стен Европарламента.

Партия. Почему нет?

Такой ответ не мог не озадачить любого, кто хотя бы мало-мальски знаком с историей движения, ведь изначально оно позиционировалось как неполитическое. В своем исконном виде формат «Анонимус», зародившийся в США, предполагал наличие некоего «децентрализованного интернет-сообщества, которое действует анонимно и скоординировано, прежде всего, для достижения своих целей, как правило, ради развлечений, связанных с интернет-юмором и мемами». И только позже, начиная с 2008 года, движение стало ассоциироваться с таким понятием, как совместный и международный хактивизм (от англ.  хакер и деятельность. – Прим. ред.).

По словам исследовательницы жизни и быта «Анонимус» Марианн Менье,  с этого времени в Интернете начинает расти число кибератак на сайты под знаменем борьбы за свободу слова. Их жертвами становятся Ватикан, правительства и крупные предприятия по всему миру.

Один из представителей «Анонимус», назвавшийся именем Холоднокровный (англ. ColdBlood), однажды объяснил свою точку зрения и философию движения газете «Гардиан»: «Мы против корпораций и правительств, которые вмешиваются в Интернет. Мы считаем, что Интернет должен быть открытым и свободным для всех».

Сегодня некоторые аналитики восхваляют «Анонимус» как борцов за свободу Интернета или как цифрового Робина Гуда, в то время как другие осуждают их как «анархических кибер-партизан». Однако никто из них или почти никто пока не говорит о возможной политизации движения. А ведь сегодня уже вполне очевидно, что оно почти вплотную подошло к тому рубежу, за которым маячат вполне реальные политические требования и установки. Зачем это «Анонимусам», спросите вы. Ответ на этот вопрос, возможно, лежит в плоскости улучшения имиджа группы среди широкого круга обывателей. А может быть, движение уже просто переросло свои изначальные рамки и планомерно движется к созданию неиерархической общественно-политической структуры нового толка? Недаром же американский журнал Time в 2012 году уже включил «Анонимус» в список ста наиболее влиятельных людей (!) года…

Как в связи с этим заметил один из анонимусов, в любой игре всегда есть соперник и всегда есть жертва. Вся хитрость — вовремя осознать, что ты стал вторым, и сделаться первым.

Как это работает

Чтобы добиться той или иной поставленной цели, «Анонимусы» перегружают сайт огромным количеством одновременных запросов, которые в результате блокируют его работу. Такие DDоS-атаки обычно подготавливаются на форумах или имиджбордах. Другие действия активистов подразумевают проникновение на интернет-сайт.

Варвара Егорова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям