Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Закулисье

Людям – о человеческом

29.11.2012

Третья премьера нового сезона в театре «Свободное пространство» прошла весело, с огоньком, и заставила зрителей не только посмеяться, но и задуматься о том, почему в нашей жизни так не хватает простых, но необходимых вещей: искренности, сочувствия, любви. Итак, знакомьтесь: «Продавец дождя», режиссер Владимир Ветрогонов (Санкт-Петербург), художник Ольга Кулагина (Москва).

Бродвей в Орле

Пьеса Ричарда Нэша «Продавец дождя» была написана для Бродвея, поэтому в ней есть все черты, присущие бродвейским пьесам: любовь, юмор, ситуации, характерные для комедии положений и, безусловно, хеппи-энд. Как передать эту своеобразную атмосферу, но в то же время остаться понятным нашему зрителю? Режиссер спектакля Владимир Ветрогонов успешно со своей задачей справляется. Светлые костюмы героев, яркое горячее солнце, высохшее дерево передают на сцене обстановку невыносимой жары. Небольшой фермерский домик, где проживает семейство Карри, и полицейский участок – вот места, где разворачивается действие.

С самого начала спектакля становится очевидной расстановка сил. Отец семейства Карри (Владимир Крашенинников) – человек мечтательный, интересный, но, как выясняется, совершенно не приспособленный к жизни простого фермера, с необходимостью вести хозяйство, принимать трудные решения, заполнять тетради с «дебетами-кредитами». Своеобразным противовесом ему становится старший сын Ной (Сергей Козлов), который видит беспомощность отца и пытается научить жизни сестру Лиззи (Мария Козлова) и безалаберного младшего братца (Андрей Григорьев). Налицо противопоставление мечтательности и расчетливости, двух крайностей, которые равно ограничивают людей.

Геометрия отношений

Наметившееся с самого начала четкое геометрическое решение спектакля (линейные диалоги; повторяющиеся ситуации у двери, которые словно закручивают в спираль героев, обостряя конфликт; окружность, которую составляют фигуры трех мужчин Карри то вокруг Лиззи, то вокруг помощника шерифа Файла (Михаил Артемьев), и ускоренная, ни на секунду не замирающая подача реплик по кругу) становится еще более ярким с появлением заглавного персонажа – продавца дождя Билла Старбака (заслуженный артист России Валерий Лагоша). Билл – самый интересный и неординарный персонаж спектакля. Игра Валерия Лагоши показывает его с разных сторон. Он и обаятельный нахал, ворвавшийся в жизнь простого, ничуть не примечательного семейства, готовый изменить разом все (как будто древнегреческий бог из машины), и вместе с тем горький романтик, главная способность которого не вызывать дождь, но видеть во всем красоту, доброту, искренность и человечность. С появлением Старбака конфликт, изначально вышедший за рамки внутрисемейного, обостряется. Билл занимает центральную позицию между отцом, к которому присоединяется Джим, и старшим сыном (его начинает поддерживать разуверившаяся едва ли не во всем Лиззи).

Зеркальность, проявляемая в положениях и жестах героев, не только оттеняет сложившуюся обстановку, но и углубляет, расширяет впечатление. На примере Лиззи мы видим: ничто не делает человека более холодным, усталым и недоверчивым, чем разочарование в мечте. Перед нами – некрасивая девушка из фермерской семьи, которая уже много лет посвятила отцу и братьям. Она стеснительна, слишком серьезна, как говорит Джим, походка ее по-мужски тяжела, голос грубоват. Одиночество и неудачная попытка завоевать Файла приводит ее к потере веры в себя, а заодно – и во все человечество. Именно она, а вовсе не Ной, называет Старбака мошенником.

Ни члены семьи Карри, ни Файл, который, кажется, вырублен из какой-то огромной глыбы, на самом деле не являются цельными людьми. Карри говорит Файлу, что тот нуждается в починке. Между тем в починке нуждаются они все. И Карри, который делает вид, будто не понимает выпадов Ноя, а на самом деле остро ощущает свою вину перед дочерью (иначе почему бы в сложной ситуации, когда гибнут посевы, умирает от жары скот, его гораздо больше волнует замужество дочери?). И Ной, уставший от груза семейных проблем, никак не способный понять, что строить отношения с людьми нужно как-то по-иному, нежели подшивая счета. И Джим, который вроде бы хочет жить своей жизнью, а между тем не решается позвонить понравившейся девушке без благословения родных. И, конечно, Лиззи, разучившаяся верить даже в то, что она женщина.

«Лучше одну спасти…»

Может ли один человек спасти мир, если он не герой голливудского боевика? Может. Нужно только не забывать о том, что каждая душа – это мир, в котором частенько случаются катастрофы. Именно таким спасением мира и занимается Билл Старбак. Появившись в доме Карри, он начинает настойчиво вмешиваться во все происходящее. Не потому, что хочет втереться в доверие и получить свои сорок шесть долларов, а потому, что не может иначе. Его действия, его слова производят неизгладимое впечатление, и вот Джим решается на самостоятельный поступок, Ной, связывая мулу задние ноги, впервые в жизни поступает нерационально, отец наконец-то говорит старшему сыну слова, которые давно хотел сказать. А Лиззи, поверившая Старбаку, становится по-настоящему красивой. Изменяет ее не прическа, не новое платье, а именно эта вера, которая заставляет девушку по-другому ходить, открывает в ее голосе неслышимые прежде женственные интонации. Даже Файл решается сделать Лиззи предложение благодаря провокации Билла. Это ли не спасение мира? Неприкаянным остается только сам Старбак, вынужденный уехать из города. Кто он такой? Мошенник, романтик или в самом деле герой, воплощающий самое лучшее, что есть в каждом из нас? На этот вопрос нет ответа. Ясно то, что он увозит с собой любовь и тепло людей, которым помогает.

Теплом этим пронизан весь спектакль, работа каждого из актеров. Даже эпизодический персонаж – шериф Томас (Станислав Иванов) запоминается именно этой искренностью, забавностью и добротой.

Прожить жизнь

Сложившаяся на сцене ситуация глубоко взволновала зрителей. С замиранием дыхания следили они за развитием этой, на первый взгляд, простой, даже слишком простой и обыкновенной семейной истории. И это неудивительно. Вот как объясняет неподдельный интерес к спектаклю режиссер Владимир Ветрогонов: «На телевидении и в кино сейчас сложилась такая ситуация, когда главными действующими лицами становятся бандиты, и вас просто засыпают криминалом. Все человеческое отходит на второй план. Но наступает момент, когда человек хочет вспомнить о вечных ценностях. Он должен подумать о том, как живет, кто его окружает, о семье, детях. Уникальность этой работы – предложение зрителю прожить вместе с людьми их жизнь»

Зритель вместе с актерами действительно проживает жизнь членов семейства Карри, сочувствует им, радуется за них. А долгожданный дождь, который все-таки прошел, вызывает ощущение соучастия. Старбак ведь сказал, что дождь непременно пойдет, если этого очень захотеть. Так сбывается желание героев и зрителей – и по залу будто на самом деле разносится свежесть. Спектакль внушает надежду (не беспомощную мечту) на то, что если хочешь кому-то добра, то оно непременно придет. Как оживляющий дождь. Как Билл Старбак.

Зоя Дякина

Владимир Ветрогонов, режиссер

На самом деле я не романтик. Меня даже жена спрашивает: «Как Ной может делать спектакль про Старбака?» Нужно вживаться в персонажей, в автора, в его идею. А самое главное – нельзя только мечтать и верить. Надо верить и что-то делать для того, чтобы это сбылось.

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям