Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Файлы памяти

Личностный акцент

06.03.2013

Встречи с интереснейшими людьми нынешнего времени – самое ценное в моей профессии, с которой не расстаюсь уже 53 года. Широко известные (и менее популярные) – каждый из них был и остается личностью, чьи поступки и «личностные акценты» незабываемы.

Ален Делон в Красноярске

В 1998 году мой родной город был взбудоражен беспрецедентной кампанией по выборам губернатора Красноярского края. На этот пост баллотировался (ныне покойный) генерал Александр Иванович Лебедь, и внимание мировой общественности к нашим выборам и Красноярску в целом оказалось огромным. Никто не удивлялся, когда на уличных афишах и листках появились объявления о приезде в Сибирь (для поддержки А.И. Лебедя) знаменитого французского артиста Алена Делона. И вот его личный самолет (им же самим управляемый) действительно в один из майских дней приземлился в аэропорту «Емельяново».

«Бонжур, мон женераль»

Первая встреча с актером прошла в большом зале филармонии. Не помню, чтобы центральный вход этого учреждения культуры подвергался когда-либо такому «штурмовому» натиску фанатов. Зал был переполнен.

Французский гость вышел на сцену, поклонился в сторону Александра Ивановича («Бонжур, мон женераль») и стал рассказывать о том, что в Париже познакомился с Лебедем, они подружились, и теперь он прилетел поддержать русского друга в его конкурентной борьбе. Сказал также, что в Сибири первый раз, Красноярск удивил его широкими проспектами. Он в Париже даже представить себе не мог, что здесь выросли такие большие города. Затем поговорил о фильме с его участием, который демонстрировали в тот вечер (забыл название). Помню, что фильм о летчике – кстати, по художественному уровню не шедевр, увы.

Тогда артисту было 63 года, но выглядел он моложе своих лет. Стройный, подтянутый, улыбчивый. Вот, пожалуй, и все впечатления. Другая встреча оказалась куда более интересной.

«Я одинокий волк»

На следующий день для артистов красноярских театров в Доме актера (зальчик на 130 мест) организовали вечер с Аленом Делоном – за столиками, с кофе и печеньем. Мне удалось туда попасть. Захватил магнитофон «Репортер», чтобы сделать запись для своей авторской радиопрограммы «Авансцена». Меня предупредили, что месье Делон категорически против интервью, встреча дружеская, не более. 

С небольшим опозданием наш гость появился. Вошел тихо. Извинился за задержку. Внешне скромный (но, видимо, недешевый) серый костюм, неброского цвета рубашка, галстук – как-то по-домашнему выглядел в тот день кумир миллионов кинозрителей. Начал встречу неожиданной репликой:

– Не удивляйтесь, что я здесь, с вами. Мое место в Сибири! Я одинокий волк!

Сказано было настолько искренне, что не поверить человеку было просто невозможно. Вот он, «личностный акцент», проявился в эмоциональном душевном порыве, свойственном и знаменитым, и малоизвестным людям, не умеющим лгать.

Весь вечер Ален Делон с удовольствием вспоминал по нашей просьбе о первых своих шагах в кино, когда в Каннах американский продюсер Гарри Уилсон обратил на него внимание и предложил контракт в Голливуде. Молодой человек отправился в Париж учить английский, а затем собирался уехать в США. Но один из друзей познакомил Алена с режиссером Ивом Аллегре. Тот уговорил юношу начать карьеру во Франции и сыграть небольшую роль в его фильме. Продюсеры не соглашались, но режиссер настоял на том, чтобы в картине «Когда вмешивается женщина» именно Ален снимался в партнерстве со знаменитой Эдвиж Фейер. Звезде экрана начинающий артист тоже понравился: она сказала, что от него исходят ненасытная сила, физическая мощь и обаяние, а это гораздо больше, чем просто красивая внешность. Так Ален Делон в 1957 году дебютировал на французском экране.

Затем последовали и другие фильмы. В 1961 году роль боксера Рокко в картине итальянского классика Лукино Висконти «Рокко и его братья» о нищей сицилийской семье, переехавшей в Милан, сделала Алена Делона по-настоящему знаменитым. Его полюбили зрители во многих странах мира.

Кино- и театральных академий Ален Делон не заканчивал. Профессию осваивал на практике. И, как показало время, успешно. Трудно забыть его киногероев – немногословных, мужественных, красивых людей, умеющих рисковать, не теряющих «личностного акцента», этого необходимого настоящему мужчине качества.

…В один из моментов встречи артист вдруг замолчал, бросив взгляд на мой магнитофон.

– У нас разве пресс-конференция? Мы о ней не договаривались!

Через переводчика убедили гостя, что я поэт и записываю эту встречу для архива Дома актера. Делон успокоился и продолжал непринужденный разговор с аудиторией.

А я все-таки не выдержал характер. Стал задавать чисто журналистские вопросы. На пару из них получил вежливые ответы. А на третий вопрос... Не дослушав, о чем хочу спросить, громким, хорошо поставленным голосом друг А.И. Лебедя выкрикнул по-русски: «Да!». И рассмеялся вместе со всеми нами.

После встречи, в фойе я подошел к Алену Делону, поблагодарил его за этот вечер, подарил ему свой сборник стихов «Обреченное сердце», получив в ответ «мерси». Потом именитый киноактер по-мужски взял меня левой рукой за локоть, а правую протянул для рукопожатия. Может, подобным образом извинялся за свое резкое «да»? С полминуты мы молча смотрели друг другу в глаза. Иногда знание языков и слова вовсе не нужны, чтобы люди выразили друг другу симпатию. Глаза у Алена Делона были грустными. Тайная душевная боль прорывалась сквозь внешнюю безмятежность взгляда. Может, это была боль одинокого волка, отбившегося от стаи?

Несостоявшееся интервью

1982 год. Ноябрь. Умер Леонид Ильич Брежнев. Как раз в эти дни мы принимали в Красноярске целый «десант» выдающихся советских киноартистов: Марина Ладынина, Николай Крючков, Владимир Дружников и еще 150 любимцев публики приехали на встречу со зрителями и для участия в большом концерте. А в стране неожиданный траур. Программу срочно «перекроили», сделали ее более «идеологичной», соответствующей моменту. 

Гала-концерт прошел все-таки на ура, и я попросил своего любимого артиста Глеба Александровича Стриженова дать мне интервью. Помнил его по ролям в фильмах: «Третий тайм» о «матче смерти» между немецкой командой и советскими военнопленными в Киеве в июне 1942 года (футболист Рязанцев), «Миссия в Кабуле» (русский белоэмигрант Гедеонов), «Красное и черное» (маркиз де Ля Моль) и других.

Человек с добрым лицом и манерами истинного аристократа пригласил меня на следующий день в гостиницу. Я пришел. Достал магнитофон. Включил.

– Витя, погодите минутку. Вы мне симпатичны, иначе бы я обрубил все контакты. Но, поймите, нас здесь много, а вы пришли для интервью ко мне. Что скажут мои коллеги? Если бы я приехал один, тогда, конечно, можно было бы и побеседовать для вашей радиопередачи. А так – удобно ли мне?

В широком окне на площади перед гостиницей «Красноярск» «нарисовалась» привезенная с помощью прицепа бочка пива.

– Вот! Давайте лучше за пивом сходим?! А в следующий приезд я обязательно дам вам любое интервью.

Что поделаешь, убрал магнитофон. Пошли с Глебом Александровичем за пивом. Посидели в номере гостиницы. О Красноярске ему рассказывал. Слушатель у меня был замечательный – внимательный и заинтересованный. Простились тепло.

Другого интервью со Стриженовым у меня не вышло. Через три года пришла горестная весть о его безвременной кончине. В 60 лет.

«Акцент скромности» по-стриженовски живет во мне и по сей день.

 Виктор Евграфов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям