Орелстрой
Свежий номер №37(1241) 18 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Магия искусства

Личное дело Катерины Измайловой

30.01.2013

2012-й в культурно-историческом отношении был знаковым. На этот год выпали две памятные даты, связанные единой темой народности, народного духа: двухсотлетие Отечественной войны 1812 года и четырехсотлетие ополчения Минина и Пожарского. Общественные деятели не раз задавались вопросом: как лучше их отметить, какие культурные коды подобрать, чтобы актуализировать для современного восприятия события минувшей эпохи. Непростая задача. Впрочем, заинтересовать соотечественников классическим русским литературным наследием, которое несет в себе и живое чувство истории, и ключи к пониманию национальной идентичности, еще сложнее. Тем не менее, орловскому ТЮЗу с блеском удается отвечать на вызовы времени, в чем я вновь убедилась, побывав на одном из премьерных спектаклей этого сезона «Леди Макбет Мценского уезда» по повести Н.С. Лескова.

Счастливый билетЛеди Макбет по духу, а в миру Катерина Львовна Измайлова, неистовая в страстях, своевольная и преступная, бунтующая и безжалостная, с изломом за край логики, стала в ряд самых известных женских образов русской литературы. Знаменита она не только в России, но и за рубежом. Собственно, благодаря этой небольшой повести или очерку, как определял жанр вещи сам Лесков, он и известен за границей.

И раз речь зашла о юбилеях, не могу не поделиться с читателями тем, что в этом году исполнится ровно 150 лет с момента написания произведения. Накануне крупного литературного события хочется поговорить о том, как произведение нашего земляка стало фактом мировой культурной реальности.

Поразительно, но факт: выход повести в свет в 1864 году никак не был отмечен русской критикой. Ни одного отклика, ни единой публикации. Гробовое молчание в течение шестидесяти трех лет. И это притом что Лесков был уже известным писателем – автором вызвавшего скандальную шумиху романа «Некуда», а печаталась повесть в журнале Ф.М. Достоевского «Эпоха». Видимо, прозорливость гениального писателя была попросту не ко времени.

Рубежным становится 1930 год, когда ленинградский Госиздат выпускает том произведений Лескова с иллюстрациями Б.М. Кустодиева, включающий в себя и «Леди Макбет…». По совету Б.В. Асафьева Д.Д. Шостакович прочитывает повесть, вышедшую в ленинградском издательстве, и решает писать оперу. Оперу, впоследствии составившую славу не только ее сочинителю, но и Лескову, сотворившему небывалый для русской литературы женский характер.

Операпо-русскиШостакович, которого называли новатором за его музыку, резко отличавшуюся от всего, что звучало прежде, был человеком широчайшего ума и независимых суждений. Он предложил свою трактовку образа Катерины Львовны, поэтому в либретто отсутствуют эпизоды детоубийства и беременности. В новой интерпретации Измайлова – положительная героиня, которую убогое окружение и чрезвычайно далекое от совершенства социальное устройство вынуждают пойти на преступление, хотя по природе своей, по складу внутреннего мира эта женщина не преступна. Напротив, перед нами нестандартная личность, стойкая духом, эмоциональная, непокорная. На мой взгляд, лучше всего ее бы охарактеризовало понятие, которое является одним из ключевых во фламенко – дуэндэ. Дуэндэ – это и горечь, и гордость, и дух фламенко, это сокровенное невыразимое испанской культуры. Лучшей выразительницей чаяний композитора и поныне остается царица оперной сцены – Г.П. Вишневская, сыгравшая главную роль в экранизации оперы Шостаковича. Фильм был снят в 1966 году режиссером М. Шапиро и вышел под названием «Катерина Измайлова». Позже певица выступила в этой же партии на первой полной записи оперы.

Через тернии – к слушателюСудьба оперы оказалась не менее драматичной. Премьера состоялась в 1934 году. Два года ее сопровождал неизменный успех, как на родине, так и заграницей. Даже критика к ней благоволила. Впрочем, недолго: после посещения оперы руководством партии она была подвергнута жесточайшему порицанию в статье «Сумбур вместо музыки». Шостаковича обвинили в «формализме», «натурализме», в «пренебрежительном отношении к народному творчеству», а сама опера была изъята из репертуара советских театров.

Постановки возобновились лишь в 1962 году. С тех пор Милан и Лондон, Амстердам и Париж, Нью-Йорк и Лейпциг постигают непредсказуемость и морок загадочной русской души по трагедийно-сатирическому музыкальному полотну, писанному гениальным композитором с повести нашего земляка.

Жертва обстоятельств или…Театральные постановки, первая из которых относится к 1935 году, идейно перекликались с оперой в стремлении оправдать героиню: А.Д. Дикий ставит спектакль о простодушной, безгрешной, бесхитростной по натуре девушке, которая ожесточается под влиянием проклятого окружения и убивает, чтобы порвать ненавистные путы, связавшие ее по рукам и ногам.

С середины 60-х «Леди Макбет Мценского уезда» становится одним из постоянных спектаклей русской сцены. География его ширится год от года от Калининграда до Сызрани, от Пензы до Кривого Рога. Наконец, спустя десятилетие она охватывает и столицу: на сцене Московского театра им. Маяковского эту вещь ставит Андрей Гончаров. В главной роли – Наталья Гундарева. Эта роль считается лучшей работой актрисы на театральной сцене. Очевидцы отмечают, как точно удалось уловить режиссеру лесковскую интонацию отчаянной безысходности, когда стены давят, когда нет надежды и нет просвета, когда человек сам становится злом в попытке поквитаться со злым наваждением, вытягивающим из него жизненные соки. Гончаров констатирует: «На алтарь Катерина Измайлова ради любви приносит в жертву все – вплоть до собственной жизни…»

…все же преступница?Но не все сценические трактовки реабилитируют героиню. В 1962 году польский режиссер Анджей Вайда снимает фильм «Сибирская леди Макбет», где главная героиня, почти демоническая, инфернальная красавица со статью королевы, воплощает собой абсолютный порок. Если в русских постановках главным злодеем, по сути, был Сергей – любовник Катерины, ловко манипулировавший ею, то в фильме Вайды инициатива принадлежит исключительно Катерине. Без тени сожаления она расчетливо планирует свои преступления. Чего стоит знаменитый кадр, когда Катерина Львовна, убив мужа ударом подсвечника, спокойно слизывает с руки его кровь. Любопытно, что фильм успеха не имел и был раскритикован за отсутствие снисхождения к героине.

Потемки душиВот такие страсти кипели вокруг повести, которая, хотел того автор или нет, стала своеобразным гимном сумасшедшей, сверх сил человеческих страсти, что может охватить даже варварские сердца и вознести их к свету и чистоте, а может повергнуть в самый кромешный ад, за последний мыслимый предел страданий. Мы никогда до конца не узнаем, что творилось в голове и сердце Катерины Измайловой, потому что чувство, владевшее ею, есть тайна, но она и интересна. Тем более не оставляет безучастным то, что чувство это, как описано в повести, гнездится в русской душе. Знаете, есть такая полушутка-полуприсказка: «Русский человек страшен своей непредсказуемостью». Рецепт от этой напасти один: читаем классику – познаем самих себя.

Инга Радова

КстатиНеподалеку от здания ТЮЗа среди скульптурных групп мемориала, посвященного творчеству Лескова, есть и фигура Катерины. В грубой арестантской робе, проклятая и покинутая всем миром, она все же не внушает к себе отвращения. Скорее испытываешь нечто близкое к священному ужасу перед бесконечной загадкой природы человеческой, ее немыслимой красотой и порой невыразимым безобразием.

 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям