Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Эхо войны

Легко ли беженцам на Орловщине?

22.12.2014

Любо-дорого посмотреть на отчеты чиновников о жизни украинских переселенцев в Орловской области. И с проживанием беженцам у нас помогут, и с трудоустройством, и с лечением. А с питанием вообще нет проблем: хочешь халву ешь, хочешь пряники. В рапортах черным по белому так и написано, мол, власти в регионе делают «все возможное для обеспечения комфортного пребывания людей». Но так ли комфортно живется в пунктах временного размещения, как уверяют слуги народа? На днях «ОВ» посетил одно из мест проживания, чтобы своими глазами увидеть, сладка ли жизнь вынужденных переселенцев.

 

Очередь в душ

Один из пунктов временного размещения (ПВР) вынужденных переселенцев находится в самом центре Орла – на улице Тургенева, 28. Это одноэтажное здание бывшей вечерней школы приютило 48 беженцев, в том числе 14 детей. На фоне пестрящих гирляндами и праздничным убранством соседних зданий домик выглядит уныло. Новогоднее настроение внутри ПВР создают только бумажные снежинки, вырезанные маленькими постояльцами. Ни мишуры, ни других праздничных атрибутов, символизирующих наступающий Новый год. Но жильцы сохраняют оптимизм. Главное, к чести городских и областных властей, в помещении топят, «не жалея угля»: в коридорах и комнатах жарко.

Небольшую экскурсию по ПВР мне устраивают Анастасия Малец и Татьяна Заикина. В нашей стране они оказались, спасая себя и свои семьи из самого центра боевых действий – поселка Горловка Донецкой области (ныне ДНР).

– В самом начале коридора расположена ванная комната. На всех проживающих положен всего один душ и стиральная машина, – начинает экскурсию Татьяна. – Попасть в душевую очень трудно. Днем очередь, не всегда есть горячая вода. Мы неделю ребенку уже голову не мыли.

С моим экскурсоводом согласна и ее соседка по комнате, пенсионерка Людмила Афанасьевна. Искупаться женщине удается только в три часа ночи.

– Приняла душ, вышла, а за дверью уже очередь, – сетует моя собеседница.

Ради журналистского эксперимента открываю воду: из холодного крана течет холодная, из горячего – тоже холодная. Не успела нагреться, поясняют мне.

«Про нас забыли»

Впрочем, перебои с горячей водой – не основная проблема. Порой беженцам просто-напросто нечем вымыть голову. Шампуни, бытовая химия, средства личной гигиены отсутствуют.

– В ПВР мы с сентября. Сначала выдавали мыло, туалетную бумагу, порошок – все необходимое, а сейчас уже больше месяца ничего... – удивляется Людмила Афанасьевна. – Наверное, «подприелись», забыли про нас.

– Когда мы въехали, нам предоставили по одному комплекту белья, который не можем постирать, так как нет другого на смену. Предметы личной гигиены, бытовую химию… Сказали, все покупать самим. И это притом что мы не получаем на руки никаких пособий, – добавляет Анастасия Малец.

Дальше – больше. Жильцам, которые самостоятельно убирают свой временный дом, для поддержания санитарного состояния не выделили ни половой тряпки, ни веника. Метлу для уборки дворовой территории, по словам переселенцев, и ту купила комендант за свои деньги.

«Меняю завтраки на фрукты детям»

Наш разговор услышала Юлия, мать двоих детей 1,3 года и 9 лет:

– Поблагодарите через газету волонтеров. Здесь ничего не было, когда нас заселили. Орловцы шторы принесли, предметы обстановки. Один дедушка регулярно помогает нам детским порошком и мылом. Ему отдельное спасибо. Да вот на днях прокуроры привезли подарки.

Завожу разговор с Юлей о детском питании. С сентября мать двоих детей получила только шесть пачек каши. О подгузниках речи даже не идет. Справедливости ради отметим, что другая молодая мамочка Ирина получает на своего полуторагодовалого сына одну пачку из 11 подгузников в месяц.

– Не совсем все так плохо в части питания, – делится мнением Татьяна Заикина. – В столовой при мэрии нас хорошо кормили. Детям (а у меня шестилетняя дочка) давали фрукты: то яблоко, то бананчик. Позже мы приноровились менять завтраки на фрукты для детей. Правда, потом эту программу «свернули». А с воскресенья нас кормят в другом месте.

Рады были бы родители купить своим детям и фрукты, и шоколад. Да не за что.

– Мой муж пошел работать в строительство, пропадает на работе сутками, – рассказывает Юлия. – Зарплата? За два месяца задолжали больше 30 тысяч рублей. Выдают иногда то тысячу, то две.

Трудоустроиться мечтает и Татьяна Заикина. Но у нее на руках только справка о временном пребывании в России, да и та просроченная. Сложная бюрократическая процедура и банальная нехватка денег откладывают возможность официального получения статуса в долгий ящик. Под вопросом пока остаются и необходимые Таниной дочке занятия с логопедом-дефектологом. После перенесенной психологической травмы шестилетняя Юля заикается.

Уроки с психологом и логопедом важны и для четырехлетней Даши, дочери Анастасии Малец. У девочки детский аутизм и эпилепсия. Но если без занятий худо-бедно ребенок может обойтись, то без жизненно необходимых препаратов девочка не протянет и дня.

Кто поможет Даше?

– Спасаясь от войны на Украине, в России мы оказались в стадии войны за здоровье ребенка, – рассказывает Анастасия Малец. – В Донецке Дашеньке поставили диагноз «аутизм». Благодаря лечению, помощи врачей, регулярным занятиям дочка стала одним из немногих детей с ее заболеваниями, которые говорят. Пусть с дефектом, но она разговаривает. Сегодня мы отброшены на шаг назад. Я должна доказывать инвалидность ребенка, чтобы продолжить лечение.

Запасов жизненно важного для Дарьи препарата «Кеппра» осталось до 23 января. Каждая таблетка на счету.

– Хорошо еще, что с лекарствами нам помогли глава Залегощенского района и сенатор от Орловской области Владимир Круглый. Вот только что делать, когда и эти запасы подойдут к концу? – беспокоится Анастасия. – Меня волнует, что никто нами не занимается. Хотя власти были информированы, что в Орел переводят ребенка-инвалида. Я в чужой стране, в чужом городе не знаю, в какую поликлинику пойти, к кому обратиться за помощью.

В отличие от Орла, в читинском пункте временного проживания (откуда пришлось уехать по состоянию здоровья) ребенка сразу навестил педиатр, выписал рецепт, объяснил, когда и куда приходить за медицинской помощью.

– А здесь… Приходила медсестра, переписала детей, взяла анализы и все. Неизвестно, где регулярно брать лекарства ребенку… Нет системы и четкой организации, – продолжает Анастасия Малец.

Кроме жизненно важного препарата «Кеппра», в аптечке первой помощи у Даши должны быть противовирусные, жаропонижающие, антибиотики. Из-за слабого иммунитета девочка часто болеет.

Пенсия Анастасии Малец в нашей стране не положена, никаких выплат нет. А ее дочке очень нужно постоянное лечение. Уважаемые читатели, не пройдите мимо горя этой семьи!

Нужна помощь

Ниже мы приводим перечень вещей, необходимых вынужденным переселенцам с Украины.

Продукты питания: консервы, печенье, сахар, соль, чай, кофе, конфеты, фрукты, пюре, каши для детей и т.д.

Предметы быта: постельное белье, полотенца, моющие средства, шампуни, мыло, салфетки, зубные щетки и паста, тазики, ведра, веники, совки, наборы для бритья, предметы личной гигиены, подгузники и т.д.

Медикаменты: жаропонижающие, болеутоляющие, успокоительные, бинты, пластыри и т.д.

Полный список необходимых предметов уточняйте в Едином городском штабе помощи вынужденным переселенцам.

Тем временем

Как сообщила «ОВ» замглавы администрации Орла по вопросам социальной политики Екатерина Данилевская, содержание лиц, находящихся в ПВР-3 (ул. Тургенева, 28), должно производиться за счет средств федерального бюджета. На мероприятия по временному обустройству людей средства расходуются из расчета не более 800 рублей в сутки на человека и включают в себя: временное размещение, питание, транспортные расходы. Деньги на содержание переселенцев в орловских ПВР (800 тысяч рублей) были перечислены из региональной казны на счет администрации города в минувший понедельник. Эти средства перевели по факту компенсации расходов на 1 сентября. Это оплата содержания лиц ПВР-1 и ПВР-2 (гостиничный комплекс «Орел-отель»). «Компенсацию расходов по содержанию переселенцев в ПВР-3 мы пока не получили. В то же время мы потратили 2,5 млн рублей муниципальных средств, которые проходили через резервный фонд, на открытие этого пункта временного содержания и обеспечение людей», – комментирует Екатерина Данилевская.

Виталия Плахова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям