Орелстрой
Свежий номер №14(1218) 26 апреля 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Судное дело

Квартира с душком

09.08.2016
Здесь круглогодично жильцы боятся открывать окна: в противном случае едкий удушливый запах в считанные секунды распространится по квартирам. Впрочем, наглухо замурованные форточки – не помеха неприятным ароматам. «Трупное» амбре проникает сквозь щели, через вентиляцию на кухне и в ванной. Летом здешним жителям приходится особенно тяжко. В соседской квартире десятки разлагающихся тел животных, поедаемые их же голодными собратьями, вместе с пластиковыми бутылками и прочим мусором толстым слоем устилают пол «двушки». Нет, это не фантазия Стивена Кинга и не фильм ужасов. Это реалии, с которыми простым орловцам, жителям хрущевки, приходится сталкиваться день за днем.
 
Замкнутый круг
Злополучная квартира расположена в самой обычной орловской пятиэтажке в районе «Трансмаша». Вот уже несколько лет соседи хозяек «двушки», старенькой матери и возрастной дочери (назовем их Марина Ивановна и Ольга, имена по понятным причинам изменены), «коллекционирующих» бездомных кошек в своем жилье, бьются за освобождение четырехлапых узников и право дышать свежим воздухом. Несколько лет две женщины собирают всех бродячих кошек, попадающихся на пути. Кормят найденными на местных помойках объедками.
После звонка соседей я отправилась по указанному адресу. Трудностей с поиском упомянутой квартиры не возникло. В подъезд, где проживают мать и дочь, невозможно войти: неприятный запах чувствуется за несколько метров. На лестнице вонь только усиливается. А возле самой квартиры в прямом смысле нечем дышать. Соседи-астматики вынуждены съезжать или снимать другое жилье.
– Дочь Ольга психически нездорова. Она находится на попечении своей престарелой матери, собственницы квартиры. Оля считает, что, собирая кошек с улиц, выполняет великую миссию по спасению животных, – рассказывает местная жительница Ксения.
Несколько дней я вместе с зоозащитниками из группы помощи животным «Кот и Пес» пыталась пообщаться с Мариной Ивановной и Ольгой. В итоге мне было разрешено зайти в квартиру. На полу плотным слоем лежит мусор. Здесь же под ногами трупы кошек, еще десятки изможденных животных смотрят голодными глазами. Принесенный корм самые смелые мурки, отгоняя шипением своих собратьев, съедают в считанные секунды. Я предлагаю Марине Ивановне помощь в уборке квартиры и стерилизации кошек. Женщина не против, но…
– Вы поймите, деточка, я уже старая. Мне тяжело самой ухаживать за домом. А дочь, единственная отрада в жизни, собирает все новых и новых животных у нас. Ей так становится легче, – говорит Марина Ивановна.
Я тайком пытаюсь спрятать в большую сумку парочку подошедших кошек. Но в этот момент Ольга, заметив чужого человека, начинает проявлять агрессию. Меня выталкивают из квартиры…
Неделю за неделей мы снова и снова обивали пороги этой «двушки». Дверь, за которой умирают животные, нам так и не открыли…
– В ЖЭУ от нас открещиваются. Мол, это частная собственность, владелец может делать в своей квартире все, что захочет. Сама хозяйка вменяемая. В полиции нам тоже отвечают, что поводов для взлома двери нет. Ну выпустим мы этих котов на улицу, приюта же в Орле нет. А они потом новых принесут. Периодически Ольгу на месяц забирают на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Тогда Марина Ивановна выпускает часть животных. И хоть какое-то время мы можем свободно дышать. Так и живем… – в один голос говорят соседи.
«Собачница»
Схожая ситуация в поселке Зареченский Орловского района недавно взволновала общественность. В одной из квартир малоэтажки местная жительница, сама редко появляющаяся здесь, запирает несколько кошек и собак. Сутками остающиеся без еды и воды звери без перерыва воют, лают, скулят, мешая спать взрослым и детям. Это не считая страшного запаха, витающего в доме.
По словам Людмилы Волосатовой, соседки нерадивой заводчицы, в таких условиях они живут уже больше пяти лет.
– Собаки дохнут от голода, их потом выкидывают, заводят новых. Но и за ними никто не ухаживает, – вздыхает Людмила.
– На площадку, на балкон, да даже в ванную зайти спокойно нельзя, до такой степени воняет: запах по вентиляции поднимается. Как-то попыталась заглянуть на соседский балкон, а там дохлые кошки лежат, по ним уже опарыши ползают, – добавляет Ирина, жительница злополучного дома.
По словам соседей, они пытались выйти на контакт с хозяйкой этого домашнего зооконцлагеря, просили забрать собак по месту постоянного жительства, чтобы дети могли спокойно спать без неумолкающего лая. На что получили грубый ответ и совет вывести в лес своих детей.
Привлечь к ответственности нарушительницу спокойствия не удается. Местных жителей футболят от инстанции к инстанции.
– Мы позвонили в ЖЭУ, оттуда нас отправили в Роспотребнадзор. Здесь ответили, что эта проблема не в их компетенции. Переадресовали в санэпидемстанцию. Там объяснили, что надо собирать комиссию из участкового, представителей Роспотребнадзора, местной администрации. Вот только в последней от проблемы отмахнулись, заявив, что «нет такого закона», что «мы не имеем права указывать хозяину, кого туда водить», – делится другая соседка, Тамара Воробьева.
От лица жителей я пыталась записаться на прием к руководителю местной управляющей компании ООО «Жилсервис». Однако представители УК ответили мне, что директор никаких приемов не ведет, когда будет, неизвестно. И, вообще, о проблеме с собаками здесь и не слышали. Но подчеркнули, что эта квартира проблемная, за долги давно отключили свет. Получить компетентный совет, как бороться с псевдолюбительницей животных, в «Жилсервисе» не удалось. А в УМВД по Орловской области мне посоветовали написать запрос в пресс-службу. До участкового дозвониться мне и другим неравнодушным представителям СМИ не удалось.
– Периодически мы вызываем полицию. Они приедут, постоят под закрытой дверью и уходят. Мол, без судебного решения частную квартиру открывать нельзя. Стражи правопорядка заявляют, что и рады бы пообщаться с хозяйкой квартиры, да вот только не знают, где ее искать, – разводят руками соседи.
Вероятно, ситуацию можно было бы переломить, если бы за дело взялись все жильцы дома, а не только обитатели трех расположенных по соседству квартир. Но остальные зареченцы придерживаются позиции «моя хата с краю», мол, запахи до нас не доходят.
Вот и получается, что никому нет дела до маленьких проблем страдающих людей.
Совет юриста
Что делать, если животное закрыто в квартире или другом помещении? Как проинформировали «ОВ» в правовом центре юридической помощи владельцам домашних животных, ситуации, когда зверье оказывается замурованным на закрытых частных территориях (в квартирах, на дачах или гаражах) без воды и пищи, в нашей стране не редкость. Самая большая проблема – убедить правоохранительные органы в необходимости проникнуть на частную территорию для спасения животных. Посмотрим, как вопрос можно решить в правовом поле.
Как говорят юристы, статья 25 Конституции РФ провозглашает жилище неприкосновенным и запрещает кому бы то ни было проникать в него «против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».
Статья 3 ЖК РФ допускает проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях лиц только в целях спасения жизни граждан и их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности и т.д.
Согласно п. 1 ч. 3 статьи 15 Закона о полиции ее сотрудники вправе входить в жилые и иные помещения для спасения жизни граждан и (или) их имущества. На основании статьи 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе, следовательно, если имеется риск гибели или существенного повреждения здоровья зверья, сотрудники полиции вправе войти в жилые помещения для его спасения. Для этого необходимо наличие достаточных данных о том, что животное находится в угрожающем для жизни положении. Это могут быть достоверные свидетельские показания или звуки, свидетельствующие о нахождении животного на территории или в квартире (визг, мяуканье и т.д.).
Не определено только, что сотрудник полиции должен делать дальше со спасенным животным. Логично, что если в населенном пункте существует муниципальный приют, животное передается туда. А что делать, когда, как, например, в Орле и области, приютов нет? Кто тогда должен нести расходы по содержанию и лечению животного? Имеют ли право зоозащитные организации забрать кошек или собак? К сожалению, законодательно этот вопрос не урегулирован.
Вот и получается замкнутый круг. И по-прежнему остается неясным, как действовать в таких случаях жителям и зоозащитникам и куда обращаться за помощью. А пока мы ищем законные выходы, в злополучных квартирах мучительной смертью, без еды и воды погибают собаки и кошки…
Виталия Плахова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям