ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №15(1264) 16 мая 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Резонанс

Кто защитит права животных?

19.02.2018

В конце прошлого года «ОВ» рассказал читателям о голодовке зоозащитников, требующих принять эффективный закон о защите братьев наших меньших. Несколько человек, сознательно отказавшихся от пищи, больше десяти дней провели на морозе около стен Государственной Думы РФ. Поддержали зоозащитников сотни россиян, в том числе и орловцы. В рамках акции «Живая линия» жители разных городов нашей страны передали обращения в приемную Президента РФ с просьбой принять закон об ответственном обращении с животными. Федеральные чиновники и депутаты в ответ на многочисленные обращения подкорректировали статью 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными». Но есть ли эффект от данного шага?

 

Живодер должен быть наказан

В кратце расскажу вам о различиях новой и старой редакции этой статьи Уголовного кодекса. Главный плюс – за жестокое обращение с животными увеличена уголовная ответственность. Максимальный срок лишения свободы для обидчиков братьев наших меньших – пять лет. Например, такой срок можно получить за преступление, совершенное в присутствии детей или группой садистов по предварительному сговору. За убийство нескольких животных и публичную трансляцию живодерства в Сети или демонстрацию в СМИ, согласно новой редакции Уголовного кодекса, также можно получить до пяти лет лишения свободы.

До недавнего времени максимальное наказание по статье о жестоком обращении с животными составляло два года тюрьмы. Однако в последние годы случилось несколько резонансных преступлений, когда живодеры не просто издевались над животными, а выкладывали свои «подвиги» в Интернет и чувствовали себя безнаказанными. Тогда больше полутора миллионов россиян подписали петицию за ужесточение наказания в отношении людей, издевающихся над животными. Там были и простые граждане, и все ведущие общественные организации, защищающие права животных, уточняет «Российская газета».

Повторюсь, глас народный был отчасти услышан. Но стала ли реальнее возможность привлечения живодеров к ответственности?

Пытка как неподсудный эксперимент

Увы, нет. Живодеры и их юристы нашли отличную лазейку в законе. Новая редакция предполагает, что наказания заслуживают только те, кто совершает преступление из хулиганских и корыстных целей. Доказать этот факт крайне сложно. И Орел тому печальный пример.

В декабре прошлого года в редакцию «ОВ» позвонила Ирина Захарова. Женщина сообщила, что в одном из домов микрорайона областного центра мужчина на глазах соседей (в том числе несовершеннолетнего ребенка) жесткого избил кошку палкой. Животное, которое смогли отбить неравнодушные свидетели, убежало в укрытие, но больше его никто не видел. Скорее всего, кошка умерла от полученных травм. Ирина написала заявление в полицию, но получила в ответ отказ в возбуждении уголовного дела.

Возмущение жителей Орла вызвала и произошедшая на днях расправа над собаками, которые зашли погреться в здание одного из банков, о чем активно писали в соцсетях.

В январе в Новочеркасске живодер несколько раз бросал кошку на эскалатор в торговом центре, чтобы посмотреть, как она выберется. В итоге животное застряло между движущейся лентой и опорой, на которой держатся поручни. Кошку спасли сотрудники ТЦ, у нее множественные переломы, сообщает новостной портал «Мэш». Так вот, под новую редакцию статьи 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными» эти действия, как ни странно, не попадают. Ибо данный вид издевательств над живым существом не имеет квалифицирующих признаков состава преступления. Здесь нет ни цели причинить боль и страдания, ни хулиганских или корыстных побуждений. Согласно букве закона это был «эксперимент»…

Отвлекающий маневр

Представители центра защиты прав животных «Вита» открыто называют новую редакцию статьи 245 УК РФ «инвалидной» и «отвлекающим маневром». Документ не сможет заменить полноценный закон, который вот уже почти 20 лет ждет общественность. «Инвалидность» статьи состоит в том, что она узко трактует понятие жестокости (гибель, увечья). С этим высказыванием согласны и многие общественники. Своим мнением с РИА «Воронеж» поделились активисты, выступающие за права животных. Да-да, у наших соседей по ЦФО из Воронежа и Белгорода очень развита зоозащитная сеть.

Так, например, комментируя изменения, юрист Елена Соломатина отмечает: «Сейчас законодатели создали такую конструкцию этой статьи, что привлечение к уголовной ответственности возможно, во-первых, при наступлении последствий в виде гибели или увечья животного, и, во-вторых, при определенной мотивации: это хулиганские, корыстные побуждения или получение удовольствия от мучений животного. По закону получается, если здоровое животное отвели за угол и просто убили – за это наказания не будет. Хулиганских и корыстных побуждений нет. Удовольствие от убийства – попробуй докажи. Остается только «присутствие несовершеннолетних».

Роман Хабаров, правозащитник, бывший участковый полиции, акцентирует внимание на следующем: «Проблема ведь не в степени тяжести, а в осознании, что это преступление представляет общественную опасность, и в доказывании этого. А у нас этого делать не умеют и не хотят. Чтобы статья начала работать, одного законодательства недостаточно. Нужна гражданская кампания с участием государства».

Вывод один: только лишь закона недостаточно, нужно добиться, чтобы компетентные органы реагировали на заявления, а люди не боялись и не ленились проявлять инициативу.

А пока чиновники бездействуют, на помощь животным приходят люди с большим сердцем.

Счастливым достоин быть каждый

Семейная пара Настя и Игорь – заводчики с 20-летним стажем, владельцы питомника собак «Черный сад». В настоящее время в питомнике содержатся собаки пород кавказская овчарка, аляскинский маламут, американская акита, карликовый (померанский) шпиц, чихуахуа, сибирский хаски.

Вопреки распространенному стереотипу о том, что заводчики ценят только «породу», Настя и Игорь много лет спасают и лечат «бездомышей». В их питомнике, помимо породистых собак, живут восемь подобранных «шариков», два кота и четыре кошки. А помимо этого приютили, отогрели, вылечили и пристроили сотни хвостатых бомжей. Точное количество никто уже и не вспомнит.

Первым «подобрышем» в этой большой семье стала кошка Буська. Умирающую истощенную кошку весом не больше полкило в мороз нашла Настя. Выходила. На память о бродячей жизни у Буси осталось полтора уха. Было бы два, да половину отмороженного ушка пришлось ампутировать. В благодарность за спасение Буся ловит крыс.

Второй в дом вошла рыжая собака Лиза. Специально для нее построили будку. Правда, пользовалась Лиза ей недолго, всего два дня. Хозяева решили, что не место Лизе на улице, и забрали жить в дом. Сейчас любимое место собаки – хозяйское кресло на кухне.

С таким количеством питомцев Настя и Игорь не замечают, как пролетают дни.

«Утро. Приехала в питомник, поставила варить огромные кастрюли еды. В полдень выпустила погулять маленьких собак, убрала у них. Запустила, покормила. Выпустила крупных собак, убрала у них. Запустила, покормила. Покормила и убралась у самых маленьких месячных щенков. Потом кошки, лотки. На часах пять дня. Настало время вечерней трапезы и уборки. И снова кастрюли, уборки, прогулки. В девять вечера присела отдохнуть и посмотреть телевизор. Вот и день прошел», – рассказывает Настя, которая, к слову, еще и работает на очень серьезной должности в крупной компании.

А когда на лечении находятся больные животные, времени не остается на вечернюю программу новостей. Так было, когда Настя и Игорь выхаживали псов Дружка (наследство от нерадивого соседа) и Тараса с пулей в позвоночнике.

Первые месяцы пострадавший от рук нелюдей Тарас лежал буквально пластом, без движения. В заботливых руках пес постепенно стал поднимать голову, затем приподнялся на передних лапках. А перед Новым годом Тарас встал и сделал пару неуверенных шагов. «Когда он пошел, я заплакал. Это наша с ним выстраданная победа», – вспоминает Игорь.

Был бы действующий на практике зоозащитный закон, стрелявших в Тараса, конечно бы, наказали. Впрочем, добрый пес наверняка уже простил своих обидчиков. Сегодня, ухоженный и обласканный, он любящими глазами смотрит на своих хозяев.

Справка «ОВ»

Прежде чем принять поправки к статье 245 УК РФ, депутаты Госдумы уточнили статистические данные. Тогда и выяснилось, что за последние пять лет по этой статье возбудили не более пяти уголовных дел, из которых еще и не все дошли до суда. Хотя фактов издевательств и убийств братьев наших меньших в стране в разы больше. К слову сказать, осужденные за жестокое обращение с животными не имеют права занимать посты на госслужбе и работать с детьми. Только кто же посадит виновного? Ведь даже вопреки видеофиксации факта того, как сотрудница одной из районных администраций (не в Орловской области) привязала веревкой к бамперу «некорректно облаявшую» ее собаку и протащила несколько километров, чиновница все еще занимает свой пост…

Виталия Румянцева

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям