Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Критическая точка информационной безопасности

10.10.2012

Новый закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», вступивший в силу 1 сентября, вызвал бурную общественную реакцию.  Обсудили уже и «осужденного» чиновниками курящего Волка из «Ну, погоди!», и неясные формулировки документа, предусматривающие ряд ограничений для публикации материалов в СМИ. Однако ведь, по словам самих авторов законопроекта, цель его исключительно благая – сделать так, чтобы у органов государственной власти и институтов гражданского общества появились рычаги реагирования на любые попытки нравственно-психологического растления детей через средства массовой информации. О том, почему именно сейчас назрела острая необходимость в принятии подобного документа и как сделать так, чтобы реализация закона на местах не вызывала нареканий со стороны общественности и журналистов, – в интервью уполномоченного по защите прав ребенка по Орловской области Владимира Полякова.

Ответ на вызовы

– Владимир Викторович, закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» сразу стал одним из самых обсуждаемых. Мнения относительно отдельных его положений высказываются различные, много вопросов пока возникает у медиасообщества… А каково ваше отношение к закону в целом?

– Принятие закона высшим законодательным органом и подписание его президентом  отражает точку зрения государства на эту проблему. Это признак того, что высшие органы власти признают ее наличие и ею обеспокоены. А проблема действительно существует. Наряду со всеми вызовами, связанными с обеспечением безопасности жизни ребенка, защитой от посягательств на его здоровье, теперь появились новые, доселе нам незнакомые, в немалой мере влияющие на психологическое состояние ребенка, формирующие его характер и поступки.

Приведу пример. Помните события на Манежной площади? Казалось бы, простая ссора, возникшая между футбольными фанатами и группой других людей, повлекла за собой массовые выступления, прежде всего, молодежи, причем выступления жесткие и агрессивные. Как они собирались? Через Интернет. Как они узнавали необходимую информацию? Из СМИ. В информационных потоках, которые льются с экранов телевизоров, взрослые люди на что-то не обратили бы внимания, потому что в большинстве своем имеют собственную сложившуюся точку зрения на происходящее. Подсознательно мы как бы пропускаем мимо себя ту проблему, которая подрастающим поколением воспринимается остро. На примере с Манежной взрослый человек понимает, что такие проблемы, к сожалению, имеют место быть, но должны носить локальный характер. А молодежь понеслась строить баррикады.

Иными словами, в какой-то момент в смысле информационной безопасности была достигнута критическая точка, переход через которую требовал немедленной реакции. В этой связи я лично поддерживаю принятие закона. И, подчеркну, больше всего мне импонирует то, что, наконец, само государство определилось с теми мерами, которые нужно предпринять. Сейчас очень легко сенсационными сообщениями взбудоражить людей. И очень трудно потом привести все к изначально стабильному состоянию. Говоря о будущем ребенка, мы понимаем, что информация, которую он потребляет, должна быть в какой-то мере контролируемой.

«Не цензурный» закон 

– Но ведь новый закон, по сути, не ограничивает вхождение в медиапространство этих самых «сенсаций», о которых вы говорите. Он лишь вводит некую градацию, деление контента «по возрастам». Ответственность же за то, что смотреть ребенку, в общем, все также лежит на родителях.

 – Не исключаю, что законодательство в этой сфере будет ужесточаться. Но постепенно. Кстати, 27 сентября вышло постановление правительства о порядке регулирования информации, которая размещена, в том числе, в сети Интернет. Вышло оно как механизм реализации обсуждаемого нами закона. В нем сказано, что в случае, если тот или иной сайт является экстремистским или содержит иную информацию, оказывающую пагубное влияние на людей, деятельность его может быть приостановлена и назначена немедленная проверка. Ну, и дальше все будет зависеть от того, какими окажутся ее результаты.

– Ряд экспертов и журналистов, кстати, усматривают в последних законодательных инициативах федерального центра попытку власти окольными путями вновь вернуться к цензуре…

– Иногда вполне здоровые стремления ограничить некую пагубную тенденцию, действительно, приводят к последствиям из разряда  «за что боролись, на то и напоролись». Мы живем в демократическом государстве и, безусловно, каждому гражданину дано право свободно выражать свои мысли. Тонкость закона и заключается в том, чтобы, с одной стороны, не нарушить это право, с другой – отсеять вредное и ненужное, то, что может стать причиной возникновения острых конфликтов и негативно повлиять, в первую очередь, на детей. От людей не столько закрывают некую информацию, сколько предупреждают о ее потенциальной опасности.

Проблема, на самом деле, гораздо глубже. Ведь, если говорить о представляющих потенциальную опасность для детей и подростков интернет-сайтах, мы можем закрыть один, второй, третий. Можем даже постараться «повесить» над Россией «колпак», защищая самих себя от проникновения вредоносной информации извне. Но вряд ли это станет панацеей. Нужно в корне пересмотреть работу, которая раньше называлась воспитательной: с родителями, педагогами, с самими детьми. С ребенком нужно перестать разговаривать языком прямолинейных разрешений-запретов. Нужно научиться объяснять, что  «это можно, но надо, чтобы это не вредило тебе». Нужно научить его ориентироваться в том потоке информации, который на него обрушивается.

К сожалению, тенденция последних лет – падение родительского авторитета в семье. И успех реализации закона «О защите детей от информации» во многом будет зависеть от того, как мы будем работать с родителями. Подготовить их – первоочередная задача.

Работа для всех

– А кто должен заниматься этой подготовкой?

– Думаю, в первую очередь школы (есть такая форма, как родительские собрания), местные органы опеки, социальной защиты, контролирующие структуры. Хочется поддержки, в том числе, и от средств массовой информации.  В совокупности, думаю, мы сможем получить необходимый эффект.

Совсем недавно мы проводили круглый стол с участием всех заинтересованных структур, от правоохранительных органов до общественных организаций, связанный с безопасностью детей. И тема медиабезопасности там тоже звучала. Тогда все мы пришли к выводу, что работу по обеспечению этой безопасности поодиночке не выполнишь. Нужно действовать сообща.

– Документ разрабатывался при участии специалистов аппарата уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова. Павел Алексеевич как-то прокомментировал то, что получилось в итоге? Доволен ли он результатом?

– Изначально, с созданием института уполномоченного, вопрос о необходимости появления в России подобного законодательства уже звучал. Хотя бы потому, что сегодня насилие над детьми переходит все критические рамки. Порой происходят совершенно дикие случаи. Павел Алексеевич всегда говорил о том, что нужно найти какие-то механизмы, которые позволяли бы хоть отчасти влиять на этот процесс. Говорю «отчасти», потому что каждый из нас понимает, что сегодня сделать это в полной мере мы не можем. Насчет того, доволен ли он результатом… Совсем скоро будут подводиться первые итоги. И нужно всем вместе собираться, обсуждать их и делать выводы. Ведь закон – не догма. Его можно усовершенствовать в случае необходимости. И если станет понятно, что где-то перегнули палку или до чего-то не добрались, найти эти недочеты и их устранить – наша главная задача.

Беседовала Ольга Захарова

Справка «ОВ»

В соответствии со ст. 3 закона №252 ФЗ от 21 июля 2011 года в КоАП были внесены дополнения, касающиеся ответственности за нарушение закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Нарушение установленных требований, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на должностных лиц - от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - от пяти тысяч до десяти тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения и (или) административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц - от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения и (или) административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям