Орелстрой
Свежий номер №17(1221) 24 мая 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Из первых рук

Красота требует

19.04.2015

 С детства нам известно выражение «бесплатный сыр только в мышеловке». Но, несмотря на это, мы верим, что дареный уксус слаще меда. О чем это я? Поясню: наверняка и вам поступали звонки с предложением пройти в орловском центре красоты бесплатную спа-процедуру. Не знаю, как вы, а я согласилась. Что из этого вышло, читайте в материале «ОВ».

«Только сегодня, только для вас»
Мне 30 лет. Воспитываю полуторагодовалого ребенка. Особых проблем с внешностью не испытываю. Однако, получив приглашение на дармовую диагностику кожи, ее очистку и увлажнение, не смогла отказаться. Тем более, на том конце провода мне пообещали райское блаженство абсолютно бесплатно, эксклюзивное предложение только для меня. Мол, мой телефон дала подруга, которая не первый месяц числится в салоне постоянной клиенткой. Ну как тут не поддаться? Главное условие, предупредил медовый голос на том конце провода, взять с собой паспорт. Дескать, салон работает только с женщинами от 27 лет.
Настал час икс. Захожу в салон. Внутри красиво и опрятно. Меня встречает молодая девушка. Уточнив, что я на бесплатную процедуру, предлагает подождать, пока за мной придут. Удивительно, но паспорт никто не спрашивает. Впрочем, как и не трудятся уточнить мое имя и на какое время я записана. На диванчике в ожидании томятся еще несколько женщин от 30 до 60 лет. Налет эксклюзивности быстро слетает.
Минут через 20 за мной приходит консультант-косметолог Лера. Почти юный возраст специалиста большого доверия не вызывает. Удивило и то, что стены кабинета не украшали дипломы об образовании и пройденных курсах. На просьбу показать мне сертификаты, подтверждающие навыки работы, мне просто ответили: «Они есть». Пришлось поверить на слово. 
Начинаем общение с косметологом. Наконец спросили мое имя и возраст. Паспорт, без демонстрации которого якобы не проводится ни одна процедура, снова остался за кадром. Зато попросили написать телефоны друзей. Отказываюсь, ссылаясь на закон о персональных данных: мол, без согласия знакомых дать их номера не могу. Лера продолжает настаивать, заверяя, что без предоставленных контактов наше дальнейшее общение вряд ли будет возможно. Выхода нет, выдумываю некую комбинацию цифр. Лера снова мило улыбается и заводит разговор о пользе их косметики. Мол, в отличие от магазинной, она не содержит гормонов, не имеет противопоказаний и борется с различными проблемами. Но при этом на руку мне наносят три мазка крема – аллерготест. В руки дают баночку с тем же кремом родом из Израиля. Прочитать состав невозможно: ни слова по-русски.
– Подойдите к зеркалу и скажите мне, какие проблемы вы видите, – интересуется косметолог.
Честно отвечаю, что кроме недосыпа жаловаться мне не на что. Лера скептически сжимает губы. Предлагает смыть тональный крем и еще раз критически оценить свое изображение. Без «тоналки» на свет божий выглянул тщательно замазанный прыщик. Специалист салона, радостно ткнув в него пальцем, сделала вывод: кожа у меня жирная. И начала щебетать:
– Мы работаем по трем направлениям: волосы, кожа лица и тело. Мы готовы предложить вам трехгодовое обслуживание, в которое входит набор косметики, два ультразвуковых аппарата и сертификат на 80 посещений салона. Цена вопроса – около 180 тысяч рублей. Или всего 6,5 тысячи рублей в месяц. Вы у нас в первый раз, поэтому только сегодня сертификат и два аппарата мы дарим. Таким образом, вы платите только за набор косметики. Паспорт для оформления рассрочки у вас с собой?
Обескуражено заявляю, что таких денег я, молодая мама, на себя тратить не готова. Поступает встречное предложение – двухлетнее обслуживание с ежемесячной выплатой три тысячи рублей. Опять отказываюсь. Лера проявляет чудеса стойкости, замечая, что я изменю свое мнение после аппаратной диагностики кожи.
 
Кот в мешке
Кабинет диагностики разделен ширмами на несколько зон. Меня проводят к самой дальней. Лера шепчет специалисту, что клиент я несговорчивый. Увы, сговорчивее меня не сделало и заявление диагноста.
– Итак, вы уже третий раз бесплатно проходите у нас тесты. Тратите наше время, не покупая потом косметику.
В ответ я замечаю, что в первый и уж точно в последний раз в этом салоне. Меня грубо перебивают, заявляя, что моим словам верить не обязаны, а вот в базе данных мои визиты отмечены. В доказательство прошу предоставить карточку с результатами диагностики. Увы, такой нет. Но при этом специалист уверяет меня, что с моих прошлых визитов носогубные складки у меня стали глубже, веки нависли над глазами. Раздраженно интересуюсь: где у меня на лице видны морщины?
– Вот тут, видите, одна под глазом. Да, маленькая, но зато глубокая. Вот, смотрите на экран. Эта борозда и есть морщина, – тыча странным аппаратом мне в лицо, делает вывод диагност. При многократном увеличении кожа на мониторе выглядит непривлекательно. Сомнения, что эта картинка единственная и заранее подготовленная, возникают, когда у меня находят «купероз второй степени». И обещают, что через три года я буду выглядеть «как алкоголичка с красным носом». Но с помощью их косметики (которую я еще даже не протестировала) все следы старения уйдут после трехлетнего курса. В очередной раз отказываюсь, ссылаясь, что за три года со мной может случиться многое – от переезда до, не приведи Господи, кирпича на голову.
– Да что там переезд! К нам из Нового Уренгоя ездят. Покупайте, – давит диагност. 
От кота в мешке снова отказываюсь. Но диагност пускается в последнюю атаку:
– Вот, посмотрите на меня, моя кожа в отличном состоянии, волосы красивые. Я регулярно пользуюсь нашей косметикой. Как вы меня оцениваете?
Честно отвечаю, что, на мой вкус, она несколько полновата. Чаша терпения женщины, похоже, переполнилась. С криком: «Лерааааа, обработай ей пол-лица!» меня выставляют из кабинета.
 
«А 50 тысяч найдете?»
Возвращаемся в кабинет косметолога. Лера начинает чистить, массировать, наносить скраб ровно на половину лица. Во время нанесения скраба и маски кожу немного пощипывает.
– Вы молодая, вам ребенка растить. Вот придете в школу, а мамы юные все, красивые. А вы с куперозом. Лечить его будете? Неужели так дорого отдать за здоровье всего-то три или шесть тысяч рублей в месяц? Или придете, когда вас муж бросит?
– Слишком дорого, – бормочу я.
– Красота не имеет цены. Сравните, как выглядит обработанная половина лица.
Действительно, упомянутая половина смотрелась порозовевшей, немного более подтянутой. Но это и неудивительно после всех манипуляций с кожей.
– Будет только лучше, эффект пойдет по нарастающей. Не отказывайте себе в покупке, – заливается соловьем Лера. Наткнувшись на очередной отказ, вторую половину лица мне обрабатывают уже менее тщательно.
В этот момент заходит диагност и предлагает эксклюзивный вариант:
– Мы вошли в ваше положение: молодая мама, денег только на ребенка хватает. Поэтому мы предлагаем вам курс на полгода по цене 50 тысяч рублей.
Отрицательно качаю головой. Ссылаюсь на то, что мне надо подумать, оценить состояние кожи через день.
– Наше предложение действует только сейчас. Да или нет?
И снова отказываюсь. Мне подают вещи, грозят развивающимся куперозом, морщинами и прочими несовершенствами, ожидающими меня в «очень скором времени», и проводят к выходу. На ресепшене прошу визитку с адресом сайта салона и контактными данными. Увы, ни сайта, ни телефона в центре красоты не оказалось.
– Если вам так надо нас увидеть, придете. У нас закрытое заведение, телефонами не раскидываемся, – грубо отвечает еще час назад бывшая вежливой со мной девушка на входе.
 
Как под гипнозом
Выйдя из салона, замечаю стоящую рядом пожилую женщину, теребящую чемоданчик с названием косметики.
– Деточка, не покупай ты у них ничего. Лохотрон это, – жалуется пенсионерка. – Два месяца хочу вернуть косметику, а меня выгоняют чуть ли не пинками.
А развели бабулечку очень легко. Взяли паспорт якобы для внесения в базу данных, а затем дали бумаги на подпись. Дескать, этим вы подтверждаете согласие на проведение процедур.
– А я, дура старая, очки дома забыла, разомлела, черканула, не глядя. Домой пришла, а на меня кредит оформлен, – плачет женщина. – А чемоданчик не в подарок мне дали для тестирования косметики, а продали за 180 тысяч. Шарлатаны, гипнотизеры. Подумать не дают, давят психологически.
P.S. Мы не называем в статье салон и марку косметики, но готовы озвучить их правоохранительным органам и Роспотребнадзору. Отметим, что во многих городах нашей страны сплошь и рядом заводят уголовные дела на торговцев косметическими средствами этой фирмы. Уважаемые читатели, помните: бесплатный сыр бывает только в мышеловке.
 
Виктория Боженова
 
Крыладзе, смотрящий по области:
 
В пшеничной водке не было пшеницы,
Как мяса нет в дешевой колбасе…
На цены «Не Шали» не стоит злиться –
Обманывают нынче почти все.
 
Вот как не верить в тридцать два улыбке,
Заученным, ласкающим словам?
Всего-то тысяч сто – цена ошибки!
Ну, не впервой же ошибаться нам!
 
Беспечно жить и слепо верить людям
Мы все мечтаем в снах и наяву…
А вот лохами ни за что не будем,
Пока с улыбкой нас не позовут.
 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям