ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №18(1267) 6 июня 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Константин Хабенский: «Собибор» – кино для людей, умеющих чувствовать»

05.06.2018
Константина Хабенского мы знаем как прекрасного актера. Теперь же он проявил себя в новом амплуа – еще и как кинорежиссер. Фильм «Собибор», недавно прошедший в российском прокате, стал дебютным. Хабенский изначально присоединился к проекту в качестве исполнителя главной роли – советского офицера Александра Печерского, попавшего в плен, а потом в концлагерь, и возглавившего там восстание. Но продюсеры поняли, что никто не сможет снять этот фильм лучше него, и смогли убедить в этом самого Константина. Поэтому артисту пришлось совмещать фактически две самые важные должности. Нам удалось расспросить Константина Хабенского о фильме, о том, как ему удалось совмещать работу актера и режиссера. И, конечно же, о его отношении к Великой Отечественной войне, одним из ярких эпизодов которой стало поднятое Александром Печерским восстание в лагере смерти «Собибор».
«Чем тяжелее – тем интереснее»
– Константин, каково вам было находиться в двух ипостасях: быть и актером, который играет главную роль, и режиссером, который это снимает? Удавалось справляться, решая две эти задачи одновременно?
– Наверное, на этот вопрос лучше всего ответят мои коллеги. Они со стороны наблюдали, как я работал. Я же скажу так: наверное, с некоторых пор наступил такой период в жизни, когда чем тяжелее, тем интереснее.
– Как технически были организованы съемки?
– Очень просто: был человек примерно ростом с меня, одетый в ту же самую форму, у него была рация, и он командовал, когда я был в кадре. Перед этим мы все тщательно репетировали. Я не говорил: «Начали!», «Мотор!», как это бывает на съемочных площадках, я только говорил: «Стоп!», когда считал, что надо закончить кадр.
– Не было такого момента, когда вам хотелось все бросить?
– Где-то между 22-м и 31-м вариантом монтажной версии фильма я понял, что хочу любой ценой довести его до логического конца – сделать таким, каким я хочу его увидеть.
– Вам понравилось быть режиссером?
– История вхождения в работу в качестве режиссера – это самое сложное. Я действительно не собирался им быть – я себя достаточно комфортно чувствовал в роли актера. Но так сошлись звезды. Видимо, те знания, которые я приобрел, общаясь с теми режиссерами, которые по праву могут именоваться режиссерами, с блестящими операторами, талантливыми художниками, дали мне возможность снять свое кино. Тот невольный процесс обучения у них, видимо, стал для меня каким-то базовым, некой точкой опоры. И я решился сам войти в эту воду и попробовать свои силы. Но это не значит, что я завтра приступаю к съемкам своего нового фильма. Нет. Но максимум чувств, мыслей, понимания, какие сегодня у меня есть, – все это я вложил в «Собибор». И сделать лучше, чем это получилось, я на сегодня не могу.

Деликатная тема
– Вы не боялись в качестве режиссера браться за такую сложную тему? Ведь Печерский – это не вымышленный герой, это реальный человек, личность, вошедшая в историю. К тому же это рассказ про концлагерь, где грань между жизнью и смертью предельно тонкая...
– Любая тема, которая касается людей, не просто сложная, она очень деликатная. Но мне кажется, что именно на грани жизни и смерти, с возможностью через пять секунд уже не жить, как это и было в «Собиборе», человек раскрывается максимально как личность. Эта история дает возможность для того, чтобы попытаться, может, местами парадоксально, но показать людей именно такими, какие они есть в своей основе, показать их сердца.
Кино на такую тему должно как минимум не оставлять человека равнодушным. Это очень важно. И тут нужна предельная искренность и обнаженность чувств и переживаний. Нельзя подобные фильмы рассказывать менторским тоном. Нельзя читать лекции о страданиях людей, надо максимально стараться вовлечь зрительный зал в сопереживание. Чтобы зрители хоть на секунду почувствовали, каково им там, этим героям…
– Вы как режиссер как определите, на кого ориентирован этот фильм?
– На людей, которые умеют чувствовать. Не боятся сопереживать. И такого зрителя, скажу я вам, в нашей стране довольно много. Ну и еще я отталкиваюсь от себя: если меня эта история волнует – значит она может взволновать и других людей.
– Возрастной рейтинг картины 12+. Но некоторые сцены, как мне кажется, предназначены для людей с более устоявшейся психикой…
– Мы сознательно пошли на этот рейтинг, понимая, в какие игры подростки играют и что они видят. Наш фильм – это, наверное, довольно легкий вариант по сравнению с компьютерными играми, которыми пользуются ребята в этом возрасте…

Историческая правда
– Насколько достоверно показаны в фильме исторические детали?
– Декорации концлагеря, само место, где происходила большая часть съемок – это все было воспроизведено по тем чертежам, которые сохранились. Но надо иметь в виду, что из-за победоносного восстания лагерь впоследствии по приказу немецкого командования был полностью уничтожен, и архивных данных о нем практически нет. Нам предоставили в распоряжение воспоминания участников восстания и последующего побега. У нас были хорошие консультанты из Фонда Александра Печерского – люди, досконально знающие эту историю. Они разъясняли какие-то трудные моменты.
Конечно, не могу сказать, что стал в ходе этих съемок специалистом по истории «Собибора», но думаю, что в тему погрузился вполне основательно. Тут есть и другая сторона: важно не переборщить с погоней за правдоподобием. Про что-то мы знаем точно, как это было, про что-то – приблизительно, как могло быть. А дальше уже включается наша фантазия, наше творчество, без которого не может быть художественного фильма.
Да, мы старались предельно бережно обходиться с исторической правдой – но это, разумеется, не значит, что все реплики в фильме имели строго документальную основу. Печерский, его товарищи и противники не были в точности такими, какими они показаны в фильме, но они могли бы быть такими, исходя из логики их характеров и из логики исторических обстоятельств. Это даже важнее, чем внешнее правдоподобие.
 
Голливудская звезда
– Начальника концлагеря сыграл Кристофер Ламберт. Он показан еще тем злодеем. Не боитесь, что большинство поклонников актера не воспримут его в этой роли?
– Актерам свойственно играть разные роли и ломать стереотипы. Пригласить Кристофера в нашу историю – это была идея продюсера. Это связано не только с тем, что он замечательный актер, но и с европейским прокатом. Нам нужна была величина, которая помогала бы с продвижением этого фильма. И я ни на секунду не пожалел, что он вошел в нашу историю.
– Вы с ним до фильма не были знакомы?
– Нет, с Кристофером я познакомился на съемочной площадке.
– Он сразу согласился на съемки?
– Я так понимаю, что да. А чего бы ему не согласиться? Только дурак откажется от такой работы. Что-то мы придумали, дофантазировали в судьбе человека, которого он играет. Но как бы мы его ни оправдывали в художественном плане, как бы мы ни придумывали ему трудную судьбу, наш зритель никогда не оправдает его героя. Никогда!
– Как вам работалось с ним на одной площадке?
– Это очень интересное ощущение: когда ты играешь с актером, на фильмах которого выросло несколько поколений, который сыграл свои самые известные роли в то время, когда ты еще ходил в среднюю школу…
 
«Радость со слезами на глазах»
– Фильм вышел в канун Дня Победы. Что для вас значит этот праздник?
– День Победы – это светлый, но очень тяжелый праздник. Мы его отмечаем не для того, чтобы съесть бутерброд и выпить рюмку водки, а для того, чтобы вспомнить о том, какую страшную цену пришлось за него заплатить. Какую тяжелейшую войну пережил наш народ, сколько горя и страданий она принесла. И какую надо было иметь силу, и в первую очередь силу духа, чтобы победить такого сильного и жестокого врага и освободить от него покоренную им Европу. Нам всем надо понимать, какую цену пришлось заплатить за Победу. Чувствовать все это где-то там, в сердце, и передавать эти чувства и знания нашим детям и внукам, бережно хранить их в памяти народной. Это праздник нашей боли и одновременно нашей радости и гордости. Как поется в самой любимой нашим народом песне, «это радость со слезами на глазах».
Справка «ОВ»
В лагере смерти «Собибор», который был создан фашистами на юго-востоке Польши, 14 октября 1943 года вспыхнуло восстание. 300 заключенных смогли прорвать заграждения и скрыться в лесу. Из них к концу войны в живых остались около пятидесяти, включая руководителя восстания лейтенанта Александра Печерского. Вся послевоенная жизнь Печерского была посвящена преследованию нацистских преступников, служивших в лагере, поиску участников восстания и побега, которые к тому времени разъехались по всему свету, сбору и распространению информации о трагедии и подвиге узников «Собибора». Александр Печерский скончался в 1990 году. В феврале 2016-го указом Президента РФ он был посмертно награжден орденом Мужества. Герои «Собибора» получили наконец-то официальное признание: они награждены орденами нескольких государств, их именами названы поезда и улицы, в том числе в российской столице, информация о восстании включена в школьные учебники истории.
Валерия Хващевская, фото из архива съемочной группы

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям