Орелстрой
Свежий номер №37(1241) 18 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
А у нас во дворе

Когда совьют Дворянское гнездо?

23.11.2012

«Город О. мало изменился в течение этих лет; но дом Марьи Дмитриевны как будто помолодел: его недавно выкрашенные стены белели приветно, и стекла раскрытых окон румянились и блестели на заходившем солнце; весь дом, казалось, кипел жизнью и переливался весельем через край»… Как хорошо, что в эпилоге «Дворянского гнезда» домик Лизы Калитиной преобразился, и как жаль, что на самом деле в городе О. до сих пор не могут привести в порядок этот объект культурного наследия. Очередное заседание попечительского совета по возрождению Дворянского гнезда, которое состоялось 7 ноября, высветило два ключевых аспекта. Во-первых, до сих пор не ясно, как именно надо восстанавливать здание. Во-вторых, не исключено, что совсем скоро восстанавливать будет уже нечего.

Квартирный вопрос

Неделю назад члены попечительского совета собрались, чтобы обсудить, как будет выглядеть дом Калитиной изнутри. Напомню, не так давно было определено, что после реконструкции здесь должен открыться образовательно-культурный центр. Правда, до сих пор ни сам дом, ни новоявленный центр на баланс никто не взял, как никто не ответил и на вопрос, кто, кого и как здесь будет «образовывать» и «окультуривать». Видимо, проектировщики тоже толком не знали, что от них требуется. Во всяком случае, пытались сделать все, чтобы проект пришелся по вкусу и нашим, и вашим.

По словам Веры Ефремовой, директора музея И.С. Тургенева, одним из принципиальных был вопрос сохранения на втором этаже здания комнаты Лизы Калитиной, а также гостиной Марьи Дмитриевны в угловой комнате первого этажа. По проекту, они расположились рядом. Появится в доме новая, более широкая веранда, детская игровая комната, выставочный зал и даже буфетная. Причем изначально проектом предполагался и коммерческий буфет, но члены попечительского совета посчитали это излишним. Еще одним небесспорным пунктом плана стало наличие нескольких туалетов в этом небольшом, по сути, домике, первоначальная планировка которого, разумеется, уборных внутри помещения вовсе не предполагала. Как и наличия подъемников для инвалидов или лифта. Однако это еще одно требование современности, которое проектировщики не могли не учесть. В комнату Лизы Калитиной на второй этаж должен быть открыт доступ и для людей с ограниченными возможностями. Техническая сторона вопроса, правда, пока не решена, С-образная лестница несколько затрудняет задачу проектировщиков, тем не менее, что-то придумывать надо. Иначе проект вообще могут «завернуть».

Не все упирается в деньги

– Сегодня перед нами стоит задача оперативно, с учетом оптимального сохранения памятника и его функционального назначения определить его внутренний и внешний вид, – подчеркнул председатель попечительского совета Михаил Вдовин.

Но, к сожалению, не все так просто. Во-первых, несмотря на, казалось бы, активную деятельность, развернутую в последние пару лет вокруг домика Лизы, до сих пор не названа точная сумма, необходимая для его воссоздания. В 2011 году из городского бюджета было выделено три миллиона на проект реконструкции, но сегодня, к середине ноября 2012 года, злополучный дом так и стоит почти без кровли, наполовину разрушенный. Правда, недавно судьбой этого объекта культурного наследия озаботился глава региона. Несмотря на то, что Александр Козлов как-то раз во всеуслышание заявил, что не знает, «дворянское» ли это «гнездо», неделю назад он все же выказал деятельное участие в судьбе дома бедной Лизы. Пообещал выделить дополнительное финансирование из областного бюджета с тем, чтобы общие расходы на домик уложились в 30 млн рублей. Стоит отметить, что по проекту реставрации требуется ровно в три раза больше. Новая цифра, озвученная на заседании 7 ноября, – примерно 58 миллионов.

Впрочем, тот же Вдовин недвусмысленно дал понять, что деньги – не самая большая проблема. Мол, областная власть заверила, что средств будет выделено достаточно. Здесь самое время сказать «во-вторых». Дело в том, что кроме суммы, которая пойдет на реставрацию, неизвестно и то, что это должна быть за реставрация. А это очень сильно влияет на цену вопроса.

Ведь можно действовать по закону, когда памятник архитектуры должен быть восстановлен буквально по бревнышку, из оригинальных материалов и c использованием чуть ли не аутентичных деталей, в том числе и интерьера. А это огромные деньги.

Второй вариант, по которому все чаще идут чиновники, особенно в наших столицах, – реконструировать так, как требуется, только фасад, а все остальное «залепить» новоделом, современными и более дешевыми материалами.

Бревна отдельно, фасад – отдельно

К примеру, начальник городского УКСа Валерий Курман предлагает сделать именно так.

– Мы будем вынуждены огромные деньги потратить, чтобы некоторое количество бревен реставрировать, как будто это Кижи. При этом предмет охраны до сих пор не определен. Проектировщик предлагает считать таковым весь комплекс полностью. Но надо считать предметом охраны те элементы конструкции, которые были положены в основу здания при его строительстве. А значит, нужно исходить из принципа сохранения памяти для потомков, а также целесообразности и экономности.

Такой конструктивный подход приходится по душе далеко не всем членам попечительского совета.

 – Предмет охраны предполагает, что у здания выделены ценные с архитектурной точки зрения черты (а домик Лизы Калитиной включен в перечень памятников архитектуры, а не истории. – Прим. ред.). Речь идет об архитектурных деталях, а не элементах конструкции. И хотя само по себе введение этого понятия многими искусствоведами осуждается, приходится опираться именно на эту норму закона об охране памятников, особенно при проведении реставрационных работ, – пояснил руководитель Всероссийского общества охраны памятников Виктор Ливцов. – Бревна как таковые архитектурными деталями могут называться, мягко говоря, с трудом. Поэтому перенос «центра тяжести» реставрации с особенностей фасада на бревна – это выход из области проблемы сохранения культурного наследия  в хозяйственно-техническую плоскость.

По информации представителя проектной организации, в эти дни идет экспертная работа по выявлению предмета охраны. Пока, к сожалению, этот вопрос тоже до конца не прояснен.

Мы теряем легенду…

В общем, ясно то, что ничего не ясно. Ни сумма, ни предмет охраны, ни специфика работ. А между тем эти три составляющие крепко завязаны друг на друга. И пока чиновники, проектировщики и общественность решают, как сложить воедино все желания и возможности, дом Калитиных стоит, открытый всем ветрам. И дождям. Такими темпами к весне 2013 года, потенциальному сроку ремонта, восстанавливать там уже точно будет нечего. Ведь чиновники до сих пор не изыскали возможности просто укрыть объект культурного наследия рубероидом, и только на ноябрьском заседании попечительского совета была протокольно зафиксирована необходимость такой «консервации» объекта.

Странно получается. Разговоров – много, планов – громадье, а коснись мало-мальских подробностей – концов не сыщешь. Стоит себе дом. Он же памятник. Он же развалюха. Он же лицо города. Вернее, мог бы им стать. И при грамотном подходе приносить не меньше денег, чем если бы эту землю все-таки продать под застройку. Не меньше и – дольше. Потому что память, история, культура – все-таки не пустые звуки.

Елена Майорова

Справка «ОВ»

В окончательном варианте проект реконструкции дома Лизы Калитиной, включая фасад и внешний вид в целом, будет представлен в декабре этого года. И только в 2013 году объект выставят на аукцион для поиска подрядной организации, которая возьмется его реставрировать. В областном бюджете на 2013 год и плановый период, по информации пресс-службы губернатора, заложена сумма на финансирование этих работ. Жаль, не сказано, какая именно.

Крыладзе, смотрящий по области:

Ну сколько можно, господа, тревожить даму?

Сто тысяч раз юлою вертится в гробу!

Но доброхоты от властей – народ упрямый,

Всё норовят отладить Лизаньке избу.

Уж проектировали гнездышко стократно,

Переведя центнер бумаги в кипу смет.

Вот наконец-то хоть и мелочь, а приятно:

«Добро» получено, хоть денег так и нет.

Снежинки кружатся, летая, и не тают,

Ложась сквозь дыры в крыше на негодный пол...

В восторге граждане: ишь, простота святая!

На обещаниях и держится Орел.

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям